Кёнигсберг: провинция у моря

11.04.2011

В России есть один регион, будущее которого четко определено. Здесь Европа буквально стучится в окна гнилых советских хрущоб. Это единственная российская губерния, в которой долгое время существовали партии русских сепаратистов, а на митинг против Путина и губернатора-ставленника Москвы спокойно выходит 10 тысяч человек.

После Второй мировой войны, в которой гениальный Сталин угробил почти три десятка миллионов человек, Россия получила до обидного мало. Если не брать в расчет тешащие подкорку мозга патриотов словеса о «второй сверхдержаве» и месте в СБ ООН, то приобретения страны были ничтожными. Одним из них оказался кусочек Восточной Пруссии — места с древнейшими европейскими традициями. Две трети Пруссии, заметим, отдали Польше (заодно с немецкой Силезией и восточной Померанией).

После принудительного выселения немцев советская часть Пруссии была заселена выходцами из деревень из центральной России. Это, а также советско-российский способ жизни повлекли за собой неизбежные перемены. Налаженное хозяйство городской цивилизации Европы моментально пришло в упадок: разрушались и грабились уцелевшие после боев дома, выламывалась «вечная» немецкая брусчатка (сейчас на ее месте положен асфальт, который, как не сложно догадаться — не «держит»), грохнулись системы искусственной мелиорации, водопровода, канализации (их вообще не ремонтировали всерьез с момента победы). Некоторые уютные немецкие городки, бывшие курортами, превратились в настоящий рай для сталкеров.

Климат, небо и земля остались теми же, однако вопреки «научной» теории ученого-кегебиста Андрея Паршева, после исчезновения немцев урожаи зерновых в Калининградской области почему-то упали в 2-3 раза, а большинство садов было вырублено или одичало. Это, кстати, продолжается и до сих пор: на соседних землях бывшей Восточной Пруссии поляки выращивают промышленным способом клубнику, замораживают ее и отправляют на экспорт в Россию. В Калининградской области, как уже понятно, ничего подобного не растет и уж тем более не производится.

Основным занятием советских людей на территории бывшей Пруссии была борьба с ее прошлым. Даже сейчас по Кёнигсбергу заметно, что победители старались всеми силами уничтожить память об истории края. Улицы городов переименовывались по именам видных советских «полководцев», композиторов, ударников труда, в общем, лишь бы побыстрее. В конце 60-х годов советские вандалы уничтожили королевский замок. Чуть раньше в центре Кёнигсберга был поставлен памятник в виде колхозной тетки — это мудрое советское правительство дарует статус области РСФСР:

Несколько лет назад в Калининграде государственный официоз разрывался между двумя знаменательными датами: 60-летием основания области и 750-летием основания Калининграда. И то, и другое — рецидив дегенеративного советского сознания. Большая часть потомков русских и белорусских крестьян, переехавших в Пруссию, предпочитает называть Калининград Кёнигом.

Область, бывшую в советские времена самым милитаризированным участком территории СССР, за последние 20 лет Москва по согласованию с НАТО и ЕС практически полностью «разоружила» — здесь не осталось ни одного боеспособного подразделения армии, а местных призывников направляют служить в различные тыловые подразделения Балтийского флота и ПВО. Визг третьего президента РФ осенью 2008 года по поводу размещения американских противоракет в Польше был лишь пустым сотрясением воздуха.

Еще 10 лет назад в Калининградской области располагалась почти тридцатитысячная группировка сухопутных войск России и ВВС. Этих сил было в принципе достаточно, чтобы прикрыть ракетные комплексы от противодействия войск НАТО как на суше, так и в воздухе. Но сейчас, в связи с реформой вооруженных сил, на территории полуэксклава (так правильно называется Калининградская область) останутся лишь сухопутные подразделения Балтфлота:

— 152-я гвардейская ракетная бригада береговых войск ;
— 244-я артиллерийская бригада КБФ:
— 183-й гвардейский зенитно-ракетный полк КБФ;
— 214-й отдельный полк РЭБ.

Более того, Москва не может даже перебросить дополнительные подразделения из-за деградации военно-транспортной авиации. Затруднительно подавлять народные бунты и с помощью иногороднего ОМОНа (как это было во Владивостоке) — не факт, что Евросоюз пропустит кремлевских карателей.

Впрочем, лупить людей дубинками Москва тут опасается. Более того, под давлением Европы Кремль уже давно взял курс на будущую «независимость» Кенигсберга. Помимо демилитаризации области, Россия впервые с окончания Второй мировой войны начала серьезно вкладываться (или делать вид) в инфраструктуру региона (строительство дорог, реконструкция аэропорта, энергетика, нефтедобыча и т.п.). Знаковым событием для будущего области также стало отсутствие договоренностей по транзиту с Литвой — всем стало понятно, что Москве не удается удержать связь с Кенигсбергом. Поэтому сейчас более 85 процентов жителей области младше 20 лет практически ни разу не бывали на территории «материковой» России. Но и зачем это нужно, когда Польша и Литва буквально на расстоянии часа езды?

Так что менталитет «калининградцев» медленно, но верно меняется. Они ощущают себя не столько представителями «форпоста России на Балтике», сколько жителями небольшой территории (140-150 километров с запада на восток и 70-80 километров с юга на север) внутри Европы. Достаточно сказать, что еще 10 лет назад Кёнигсберг был единственным городом в России, где водители частенько пропускали пешеходов. В «материковой» РФ, где пешеход воспринимался тогда как помеха для автомобиля, такое представить было сложным.

Изюминкой политической жизни «провинции у моря» было наличие пусть и карикатурных, но все же всамделишных сепаратистских партий, к примеру, Балтийской республиканской партии (БРП), просуществовавшей с 1993 до 2004 годы. Ее лидеры — Сергей Пасько и выходец из Сибири Витаутас Лопата, владелец кафе «Солянка» в Калининграде, предлагали повышение статуса области до уровня республики и постепенное включение ее в структуры Евросоюза.

Несмотря на запрет БРП, лидеры «сепаратистов» до сих пор прекрасно себя чувствуют и входят в разнообразные оппозиционные партии (в том числе в Народно-демократический союз бывшего премьер-министра Михаила Касьянова). Самый колоритный «сепаратист» — Витаутас Лопата, с 2006 года является депутатом областной думы.

Вопрос реальной независимости Кенигсберга — это вопрос лишь времени. Удерживать вечно регион Москва не сможет, а Евросоюз рано или поздно «подгребет» под себя кусочек бывшей Восточной Пруссии — при, разумеется, молчаливом согласии местного населения. Оно, правда, боится Германии и немцев, которые могут предъявить права на свое имущество, поэтому в частных разговорах калининградцы более ориентируются на Польшу. Примечательно, что близость к Европе сказалась и на внутренней свободе в области — например, по рейтингу Слон.ру, Калининград занимает в России второе место после Москвы (из 75 городов) по уровню независимости местной прессы.

Для самостоятельной жизни у Кенигсберга есть уже практически все: регион с населением в 940 тысяч человек обеспечивает полностью себя топливом (собственная добыча нефти около 1,3 миллионов тонн, плюс, по данным американского правительственного агентства EIA, на территории области сосредоточены огромные запасы сланцевого газа), по большей части электроэнергией, теоретически — продовольствием. Продажа янтаря, перевалка грузов в портах (терминал в Светлом позволяет переваливать ежегодно до 6 миллионов тонн нефтепродуктов), развитие сельского хозяйства, малого бизнеса, а также туризма (Кёнигсберг мог бы спокойно принимать ежегодно до 1 миллиона немецких туристов) позволит области жить не хуже, а в чем-то и лучше соседней Литвы и даже Польши. Хотя, конечно, русского Кувейта из области, в отличие от Сахалина, вряд ли получится.

Вопрос о качестве управления в регионе, думается, будет снят благодаря введению Евросоюзом прямого управления осколком бывшей Восточной Пруссии.

Российская элита уже давно готовится к будущему «евростатусу» бывшего Кёнигсберга. Московские чиновники, средней руки олигархи, силовики и кегебисты (часто это одно и тоже) активно скупают недвижимость в приморских курортных городках, строят там себе виллы. Патриотизм в духе держиморд хорош только с экранов российского телевидения, в реальной жизни эти люди понимают, что РФ в ее нынешнем виде вряд ли долго протянет.

Tags: , , , , ,

8 Responses to Кёнигсберг: провинция у моря

  1. st.isakov on 11.04.2011 at 07:16

    80% не выезжали… Вот горе то! Можно подумать в других регионах пропорция обратная и за пределы не выезжают только закоренелые домоседы. Тоже мне показатель.

    • tolkovatel1 on 11.04.2011 at 14:03

      Как раз это очень важный социальный и экономический показатель. Разрыв связей между регионами РФ, снижение мобильности населения, кратное падение внутренней миграции — все это ведет к обособлению отдельных регионов. По показателям внутренней связности РФ — одно из самых отсталых государств в мире. И ведет оно к реальной дезинтеграции страны.

  2. Kartavyi on 11.04.2011 at 11:14

    Сбыча таких мечт нереальна.
    Сьесть то он сьест — да хто ж ему дасть ?

  3. Nukesmoke on 11.04.2011 at 14:12

    Если мне не изменяет память, в отличие от автора статью, за Кёнигсберг шли такие лютые бои, что говорить о какой-нибудь сохранившейся городской инфраструктуре по меньшей мере глупо. Сепаратисты как всегда жгут, но громкими заявлениями не изменишь отсутствие мозгов (ибо отделиться-то легко, а вот как жить после этого они, как и их гуру не знают). Конечно вариант жить как Прибалты или греки заманчив, но маловероятно, что им такое позволят. А расходы на подтягивание уровня жизни региона до соответствующего уровня Европы («старой» Европы, а не «новой») — несколько десятков а то и миллиардов евриков. Где их возьмут лидеры сепаратистов — понять трудно. Хотя зачем париться — надо хорошо платить полицейским и всё будет в порядке, прям как в демократичной Грузии.

    • tolkovatel1 on 11.04.2011 at 14:31

      Я бы рекомендовал Вам посмотреть сборники фотографий, которые, в частности, издавались в Кенигсберге последние 10 лет. Действительно, часть города была просто уничтожена, однако в ряде кварталов сохранились практически целые дома. Например, посмотрите кварталы вокруг нынешнего консульства Швеции. Кроме того, в руки советских попали многие города, где вообще никаких боев не было. И там за годы советской власти все оказалось разрушенным, засранным и сломанным. Наверное, климат виноват. Что касается пустых вопросов «дадут-не дадут», то они, как и Ваше мнение, роли не играют. Область де-факто уже отделена от России.

    • agvares on 11.04.2011 at 15:45

      а какие проблемы у демократической Грузии? пока всё отлично: замечательная реформа МВД, идущая полным ходом реформа образования и т.п.

  4. st.isakov on 11.04.2011 at 16:55

    Я о том и говорю, что это общероссийская проблема, а в статье акцент сделан именно на Калининградскую область. Хотя, несомненно, добраться из того же Владивостока, Петропавловска-Камчатского или Хабаровска до центральной России сложнее , чем из Калининграда. И точно так же из них проще добраться до Китая, Кореи, Японии, Монголии, как из Калининграда в Польшу, Литву и Германию.

    • tolkovatel1 on 11.04.2011 at 22:41

      Более того, если посмотреть географию авиаперелетов в РФ и сравнить с 20-летней давностью, то в глаза броситься практически полное исчезновение межрегиональных рейсов. Их мало, катастрофически мало. Страна получается гиперцентрализованная, что ведет к деградации регионов и межрегиональной жизни. А Калининград да, Вы правы, это частность. Просто она слишком очевидна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *