Почему у русских нет политического национализма

01.09.2011

Политическая модель России Путина-Медведева предполагает ограничение свободы под предлогом борьбы с «русским фашизмом». Но как показывает опыт стран Прибалтики, где заметна доля русских, никаким политическим национализмом русские не страдают. Более того, у них отсутствует даже примитивная этническая солидарность, присущая всем европейским народам.

Как уже писал блог Толкователя, картину населяющего страну ксенофобского «зверья» исправно рисуют государственные социологи, согласно которым уровень фашизма в российском обществе зашкаливает:

В преддверии выборов государственные социологи из РАН обнаружили, что «70% процентов русских признали, что испытывают неприязнь к людям других национальностей». Это наверняка будет поводом для власти и дальше не проводить в России свободные выборы, «иначе этот народ навыбирает себе фашистов и сталинистов».

Результаты государственных социологов появились вовремя – через 5 месяцев грядут выборы в Государственную Думу, а через 9 месяцев – президента. Как и в предыдущие 20 лет, власть хочет показать в первую очередь западному миру (перед холопами с российским гражданством отчитываться необязательно), какая страшная угроза «русского фашизма» нависла над страной.

И западные СМИ охотно подхватывают кремлёвскую сказку, что Россию населяют звероподобные фашисты. Вот, к примеру, что пишет швейцарское издание Nouvelliste: «В 2000-х годах погромы стали обычным делом. По данным информационно-аналитического центра «Сова», 2008 год оказался худшим за все десятилетие со 116 погибшими и 623 ранеными. Сегодня число убийств сократилось, однако количество раненых остается на прежнем уровне. Ситуация все еще вызывает беспокойство«.

— «Половина молодых россиян симпатизируют фашистским идеям и готовы действовать. Добавьте сюда националистов, ксенофобов, расистов, сталинистов и авторитаристов, и вы получите 70%», – отмечает директор по развитию Московской Хельсинкской группы Андрей Юров (удивительным образом, 70% «от Юрова» совпадают с данными социологов из РАН).

С другой стороны, русские интернет-националисты жалуются, что права их народа в РФ серьезно ущемляются, хотя он составляет свыше 80% от общей численности населения страны. Причинами называется также удушение демократии и невозможность влиять на власть.

Обе позиции (националистов и Кремля) практикой, однако, не подтверждаются. Русские среди европейских народов менее всего склонны к национализму в политической сфере, но в условиях демократии абсолютно беспомощны как народ.

Если не брать в расчет РФ или аграрно-сырьевые деспотии Средней Азии, где людей избивают только за выход на митинг, в мире есть небольшой уголок, где русским предоставлена возможность жить пусть и во второсортных (то есть, пришибленных местечковостью), но все же европейских и демократических государствах. Речь идет о Латвии, Эстонии и Литве. Показательно, что в первых двух государствах русские составляют довольно внушительное, на первый взгляд, по численности национальное меньшинство.

В Эстонии доля этнических русских составляет 25,7% от общего населения страны (с учетом русскоязычных — украинцев, белорусов, татар, финнов — до 30%), в Таллине 41% горожан — русские, а в ряде городов на северо-востоке страны (Нарва, Кохтла-Ярве, Силламяэ и т.п.) их доля доходит до 85-97%. Правда, среди граждан Эстонии, имеющих право голоса, доля русских (благодаря местному законодательству) существенно ниже — лишь 13 с небольшим процентов. Из 345 тысяч русских, проживающих постоянно на территории Эстонии, 41% имеет эстонское гражданство (они могут голосовать на выборах в парламент — Рийгикогу, и быть избранными — речь идет о совершеннолетних), 21% — российское, а остальные являются «лицами без гражданства». Однако полностью бесправной в политическом смысле эта категория не является — такие люди могут голосовать на выборах в местные органы власти.

Примечательно, что русские в Эстонии, как общепринято считать в РФ, находятся в дискриминационных условиях. Блог Толкователя не считает нужным оправдывать политику Таллина в этом вопросе (хотя он и предпринимал в 2000-е годы ряд интеграционных программ, направленных на ускорение натурализации), но мы хотим заметить, что при некоторых усилиях получить гражданство этой страны многим русским было вполне по силам. Хотя бы для того, чтобы начать влиять на внутреннюю политику Эстонии. Это во-первых. Во-вторых, в своем политическом поведении русские Эстонии никак не показывают стремления отстаивать свои национальные права. Хотя возможности для этого есть, благо законодательство страны позволяет создавать новые партии и объединения избирателей, а русским политикам никто не грозит 282-й статьей или навешиванием ярлыков «фашистов», как в России.

Но как показали события последних 20 лет среди эстонских русских крайне непопулярны партии с «русским национальным» оттенком. К примеру, в стране с 1993 года существует Русская партия, которая занимает позиции, разделяемые формально  большинством этнических русских в Эстонии — два государственных языка, возможность образования на родном языке и так далее. Но на выборах в эстонский парламент партия в 2003 и 2007 годах получала по 0,15-0,2% голосов, соответственно (и это при 13% русских избирателей в стране!). На выборы 2011 года партия вышла в составе так называемой «Русской сборной» — предвыборного объединения (здесь можно ознакомиться с его программой, весьма велеречивой). Оно набрало… 0,9% голосов избирателей, что не позволило партии получить государственную поддержку. Получается, что лишь каждый 14-й «угнетенный» эстонским «фашизмом» русский проголосовал за свою этническую партию… Схожая ситуация и у «левых» русских — Объединенной левой партии Эстонии, созданной путем альянса Конституционной и Левой партий Эстонии в 2008 году. Их результат на выборах 2011 года — те же самые 0,9% голосов избирателей.

В остальном же этнические русские в Эстонии демонстрируют отсутствие национального элемента в политическом поведении, предпочитая голосовать за «системные» эстонские партии — например, Центристскую партию Эстонии (на выборах 2011 года она получила 23,3% голосов и 26 мест из 101 в парламенте) или Социал-демократическую партию (17% голосов, 19 мест в парламенте). Кстати, первую партию русские националисты считают как раз своим главным конкурентом в борьбе за умы соплеменников ( и эту борьбу они проиграли с разгромным счетом).

Похожая ситуация и в Латвии, где доля этнических русских составляет 27,5% (610 тысяч человек) от общего числа населения страны. В Риге доля русских доходит до 42%, в Даугавпилсе — 52% (латышей там всего 18% населения). Из-за особенностей законодательства, доля русских в общем числе граждан страны, имеющих право голоса, составляет лишь около 20%. Проблему дискриминации русских в Латвии постоянно теребят в РФ в ГосДуме, в околополитических кругах, в кремлевских «молодежных антифашистских движениях», однако в Латвии на вполне законных основаниях существуют партии, которые в современной России в один момент признали бы «фашистскими» и «ксенофобскими» — например, Русская партия, созданная еще в 1993 году. Правда, угнетенные латвийской этно-диктатурой русские в самой Латвии за эту партию почему-то не голосуют. На выборах в парламент ее лучшее достижение — 0,5% голосов в 2002 году. Затем партия, которую сотрясали скандалы внутри русской общины, буквально растворилась среди более крупных, но неудачливых политических объединений (Дзименте, Первая Латвийская партия).

Более успешно развивалась левая «русская» (если быть точным — то русскоязычная) партия — ЗаПчел (За права человека в единой Латвии), возникшая как объединение нескольких политических сил. В 1998 году она набрала свыше 14% голосов на парламентских выборах, что дало ей 16 мест в Сейме. Однако затем блок начал постепенно терять свои позиции — в 2006 году он получил лишь 6% голосов. На выборах 2010 года ЗаПчел получил менее 1,5% голосов. Позиции этой партии подорвал раскол и создание в 2005 году левого, социалистического объединения Центр согласия (ЦС), который перетянул к себе большую часть голосов русских и русскоязычных. В 2010 году это объединение получило 26% голосов на выборах в Сейм и 29 мест депутатов из 100 в парламенте. В Риге ЦС в 2009 году получил 26 мест из 60 в городской Думе. ЦС и ЗаПчел, как не сложно догадаться, находятся в сложных отношениях и активно борются друг с другом. Пока единственным достижением ЗаПчел является «русский» депутат в Европарламенте — Татьяна Жданок (которая, кстати, в конце 80-х годов одно время даже участвовала в работе Национального фронта Латвии). В целом же, Центр Согласия — нисколько не русская партия, а обычная европейская социалистическая. Видимо, этим она и привлекает латвийских русских.

В Литве доля русских в общей численности населения существенно меньше, чем в Эстонии или Латвии — их около 6,3% (220 тысяч человек), однако практически все взрослые имеют право голоса (в стране был принят «нулевой» вариант определения гражданства после развала СССР). Как в Эстонии и Латвии, местные русские весьма неохотно голосуют за свои «национальные» партии. К примеру, партия Русский альянс, созданная в 2002 году, сумела взять на трех последних выборах в Клайпеде по 3 места из 31 в городском собрании (при этом доля русских в этом городе составляет около 30%). Каких-то иных успехов у нее нет.

Другая «этническая» партия — Союз русских Литвы, созданная еще в 1995 году. Из последних «достижений» — партия подписала соглашение с «Единой Россией» о сотрудничестве (хотя с точки зрения «ЕдРа», эти русские литовцы — фашисты и экстремисты, а в РФ запрещены по факту подобные русские партии), а на выборах 2011 года не получила ни одного кресла в горсобрании Вильнюса (раньше их было два) и удержала лишь 2 места в горсобрании Клайпеды. Нежелание русских голосовать за свои «национальные» партии можно продемонстрировать итогами выборов 2007 года в Вильнюсе — Союз русских получил здесь лишь около 8000 голосов притом, что численность русской общины города составляет около 78 тысяч человек — 14% населения города (из них около 43 тысяч имеют право голоса) или два места в собрании. Для сравнения — польская община Вильнюса, насчитывающая порядка 19% населения города (106 тысяч человек) на выборах 2011 года в Вильнюсе получила (через партию Избирательная акция поляков Литвы в составе Блока Вальдемара Томашевского) 11 мест из 51 в городском собрании и 19 депутатских мандатов из 27 в Вильнюсском крае. Примечательно, что русские «националисты» на этих выборах участвовали как младшие союзники поляков.

Большинство же русских в Литве голосует за «системные» левые партии — за либеральных демократов или Трудовую партию, созданную миллионером Виктором Успасских. По мнению главы Русского культурного центра в Вильнюсе Татьяны Ясинской, политическое поведение русских в условиях демократического государства описывается так:

— Русские в большинстве своем сегодня предпочитают оставаться индифферентными к любым политическим веяниям — хоть справа, хоть слева, хоть на своем родном языке, хоть на суахили, — считает она.

Главной причиной такой ситуации является то, что русские подсознательно не воспринимают себя — в отличие от тех же литовских поляков, национальным меньшинством, и при этом они лишены каких-либо этнических скреп. Поэтому партии с «русскими» названиями никакой популярностью у них не пользуются и даже отталкивают их от себя. Однако до собственного политического национализма русские в Прибалтике также еще не доросли, и предпочитают голосовать за системные партии, преимущественно социалистической или социал-демократической ориентации (кстати, этот тренд прекрасно объясняет отсутствие таких партий в самой России, где роль социалистов скверно играют выжившие из ума советские маразматики в КПРФ).

Эти факты убедительно опровергают расхожий миф российских чиновников, правозащитников и либералов о том, что если дать русским демократию, то они тут же выберут себе «фашистов» и «сталинистов». Более того, отсутствие банальной этнической солидарности и национальной взаимовыручки среди русских, обработанных в свое время массированной интернациональной пропагандой СССР, делает их уникальным в Европе «народом», а точнее — мягкой заготовкой для вливания практически в любую «государственную» нацию.

Между тем, как показывают результаты голосований за национальные партии меньшинств в других странах Европейского союза, они всегда набирают почти столько голосов, сколько то или иное национальное меньшинство составляет в общей доле населения.

К примеру, в Финляндии проживает около 300 тысяч шведов, что составляет 5,5% от численности населения этой страны. На выборах в парламент Суоми в апреле 2011 года Шведская народная партия (существует с 1906 года) получила 4,3% голосов. В Словакии численность венгерского меньшинства официально составляет 9,7% от общего населения страны (в реальности чуть больше). На парламентских выборах 2010 года две венгерских национальных партии умудрились набрать в совокупности до 12,5% голосов. Так, умеренная венгерская партия «Мост» получила свыше 8% голосов, а более радикальная Партия венгерской коалиции — 4,3%. Впрочем, раньше она набирала до 11-12%, а сейчас переживает кризис из-за оттока большей части избирателей к «Мосту».

Разумеется, путинско-медведевской России, старательно воссоздающей гнилую атмосферу СССР эпохи Брежнева с поправкой на неприкрытый колониальный грабеж со стороны Четвертого Рейха и Великобритании, подобный «разгул ксенофобии» (или демократии, как это называется в Европе) и не снился.

Иллюстрации: рисунки Василия Шульженко и Эдуарда Галкина.

Tags: , , , , , , , , , , , ,

2 Responses to Почему у русских нет политического национализма

  1. Nonsense_Question on 02.09.2011 at 08:59

    Картинки симпатичные, статья — полная глупость и непонимание ситуации.

    • tolkovatel1 on 03.09.2011 at 16:39

      Так напишите свою статью и покажите ум и понимание ситуации. Кто-то мешает?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *