Почему Карелия не Финляндия

16.12.2011

Мем «Почему Россия не…» давно известен жителям нашей страны благодаря ученому-пограничнику Андрею Паршеву. Если сравнивать целиком Россию с Бразилией или США сложно, то блог Толкователя попробовал себя в другом псевдонаучном направлении: сопоставить один регион нашей страны с приграничным ему государством. Сегодня мы взяли Карелию и Финляндию.

Сравнение, разумеется, огульное, поскольку Финляндия формально является суверенным государством финнов и может проводить политику по защите их интересов, а Карелия — всего лишь бесправный и целиком зависящий от далекого Кремля регион России с весьма и весьма условным самоуправлением. С другой стороны, сравнение упрощает то, что климатические, природные условия в Карелии в целом сопоставимы с таковым в Восточной Финляндии, а часть населения Карелии этнически близка к финнам (притом, что в Восточной Финляндии живут и карелы).

Чтобы не растекаться мыслью по древу, мы ограничились лишь двумя областями — лесной отраслью (поскольку она играет важную роль в экономике Карелии и Финляндии) и автодорожным хозяйством. Общие же данные таковы: плотность населения в Финляндии (которая, правда, по площади в почти 2 раза превосходит Карелию — 338, 2 тысячи квадратных километров против 180,5 тысяч километров) составляет 16 человек на 1 квадратный километр, в Карелии — 3,5 человека на квадратный километр. Основная масса населения Финляндии сосредоточена в южных, восточных и центральных областях, а непосредственно рядом с российской границей (южная и центральная Карелия) плотность составляет около 15 человек на квадратный километр. Валовый региональный продукт в Карелии на 2008 год составлял порядка 170 тысяч рублей на душу населения (около 7 тысяч долларов по тогдашнему курсу), ВВП на душу населения в Суоми — около 35 тысяч долларов (по ППС).

Автодорожное хозяйство

Общая протяженность автодорог в Карелии составляет около 7800 километров (без учета ведомственных). На душу населения приходится таким образом ровно 120 метров автодорог (население республики — 645 тысяч человек). В Финляндии общая протяженность автодорог составляет 78 тысяч километров и, соответственно, на душу населения приходится порядка 145 метров автодорог (население Финляндии составляет около 5,4 миллионов человек). Усредненная плотность дорог разнится уже сильнее — на 1 квадратный километр территории в Финляндии приходится 230 метров автодорог, в Карелии — 43 метра дороги. Если оперировать более привычной статистикой, то на 1000 квадратных километров территории в Финляндии приходится 230 километров автодорог, а в Карелии — 43 километра. Впрочем, уровень Карелии все же выше среднероссийского показателя плотность автодорог, который составляет лишь 37 километров на 1000 квадратных километров территории (но, надо учесть, что огромная часть территории РФ в принципе не поддается никакой автомобилизации).

Разумеется, важным является не только такое количественное, но и качественное сравнение. В Финляндии 18 тысяч километров дорог относятся к категории высших классов (в России таких дорог — I и II категории, всего 27 тысяч километров), а 400 километров являются скоростными (ни одного километра такой дороги ни в Карелии, ни в целом в России до сих пор вообще не существует). В Карелии проходит около 800 километров федеральных трасс, остальные 7000 километров — это дороги республиканского значения. Из них твердое покрытие (асфальто-бетонное) имеют лишь 3400 километров, остальные — щебеночно-гравийное, а также грунтовое (их около 1300-1400 километров). Если по категориям, то дорог I категории в Карелии нет вообще, II категории — около 100 километров, III категории — около 900 километров, IV категории — около 2000 километров, V категории — свыше 3500 километров, оставшиеся 1300 километров попадают в разряд «вне категорий» (здесь можно посмотреть данные за 1998 год, они близки к сегодняшним, поскольку серьезного дорожного строительства все эти годы не велось в республике). При этом нормативам по ровности трасс не соответствует около 80% республиканских дорог, а по прочности дорожного покрытия — свыше 50%.

Так как государство в России не всегда толком может подсчитать протяженность и классификацию дорог, что приводит к забавным коллизиям между Росимуществом, Росавтодором и Росстатом, мы используем данные Росавтодора.

Общие затраты Карелии (с учетом федеральной помощи) на автодорожную сеть составляли последние годы около 1,2-1,4 миллиардов рублей в среднем в год. Это около 153 — 180 тысяч рублей на 1 километр дорог (5-6 тысяч долларов или около 3,8-4,4 тысячи евро). В соседней Финляндии государство выделяет в среднем в год на дорожно-транспортную систему около 1,18 миллиардов евро (еще около 100-120 миллионов евро идут от негосударственных фондов, но мы их не учитываем). В пересчете на 1 километр расходы получаются в размере 15,1 тысячи евро — это почти в 4 раза выше, чем в Карелии. В расчете на одного человека Финляндия тратит ежегодно на свою автодорожную сеть 220 евро, Карелия — 50-55 евро. Кажется, что это мало, но смотря с чем сравнивать.

Для сравнения можно взять также другую российскую область, кстати, близкую к мейнланду РФ — Калужскую. В 2010 году на дорожное хозяйство общие расходы здесь составили 722 миллиона рублей, что в пересчете на 1 километр (протяженность автодорог в этой области составляет 15 127 километров) дало лишь 47 с небольшим тысяч рублей (чуть более 1,15 тысячи евро). В пересчете на 1 жителя этого региона в год на автодороги выделяется около 720 рублей или всего 18 евро. Это близко к уровню Китая (10-12 евро).  Россия в 2001-2009 годах усреднено ежегодно тратила на свои дороги около 270 миллиардов рублей (в 2010 году расходы существенно выросли до 350 миллиардов рублей), что в год дает на душу населения около 1900 рублей или примерно 50-60 евро. Таким образом, показатели Карелии весьма близки к общефедеральному уровню и серьезно обгоняют калужский.

Развитые страны вкладывают в свои дороги больше — по данным Международной транспортной федерации (IRF), в Германии средний объем расходов на дорожную сеть составляет около 16-17 миллиардов евро в год (в России 7-9 миллиардов), в США — около 100 миллиардов долларов, в Японии — 40-45 миллиардов долларов, во Франции — 16-17 миллиардов евро, в Швеции — 1,7 миллиарда евро, в Канаде — около 9 миллиардов евро (при этом население Канады меньше российского в 4,5 раза). В душевом отношении дорожно-транспортные инвестиции Германии составляют около 200 евро, Франции — 250 евро, Канады — около 290 евро, Швеции — 185-190 евро, США — около 330 долларов (245 евро) на 1 человека. Это говорит о том, что Финляндия тратит на свои дороги столько же, сколько и остальные развитые государства мира.

Лесная отрасль

Финляндия давно стала эталоном ведения лесного хозяйства. Еще в 1886 году в ней был принят закон о том, что на месте вырубок необходимо высаживать новый лес. Как считает институт лесного хозяйства Суоми Metla, последние 30 лет были для лесного хозяйства страны весьма удачными. С 1975 года ежегодный прирост товарной древесины в стране вырос с 50 до 104 миллионов кубометров. Лесозаготовки сейчас составляют около 71-73 миллионов кубометров (в 1975 — около 45 миллионов кубометров). Таким образом, вырубка лесов в Финляндии нисколько не истощает лесной фонд. По данным Metla, за последние 20 лет запасы товарной (спелой) древесины в стране выросли на 40% и объем древесины, годной к заготовке, превысил 2,2 миллиарда кубометров (при нынешних темпах лесозаготовок этого хватит на 20-25 лет работы без лесопосадок и без учета норм расчетной лесосеки, если считать огульно).

В России, для понимания, ежегодно заготавливается около 130-135 миллионов кубометров древесины ежегодно (то есть, крошечная Суоми заготавливает леса лишь в 1,8 раза меньше, чем гигантская Россия). В большинстве случаев вырубка леса производится варварскими методами, проблемой лесовосстановления мало кто беспокоится, и это привело к тому, что большая часть доступных лесных угодий в стране уже серьезно деформирована. Так, по данным ученых, запасы древесины в спелых лесах в России оказались даже ниже, чем в приспевающих. Особенностью российской лесной отрасли является недоступность большей части ее лесных богатств. Но зато там, куда добираются лесорубы, уничтожается все под чистую.

К примеру, в относительно доступной для порубщиков (по сравнению с рядом районов Коми или Архангельской области) Мурманской области интенсивная вырубка привела к тому, что запасы спелой древесины в тамошних хвойных лесах вышли на уровень продуктивности древостоев лесотундры.

В Карелии общие запасы древостоя составляют 943 миллиона кубометров, из них спелых — 415 миллионов кубометров (в 4 с лишним раза меньше, чем в Финляндии, хотя ее площадь больше Карелии всего в 2 раза, при этом из нее надо более трети, приходящуюся на тундру и лесотундру, откинуть). Еще хуже в Карелии обстоит дело с годовым приростом древесины — он почти в 7 раз ниже, чем в соседней Финляндии (14,5 — 15 миллионов кубометров в год). Заготовка древесины в Карелии в 2010 году составила около 5,4 миллионов кубометров. На объемы лесозаготовок также накладывает отпечаток и слабость сети лесных дорог — в среднем, она в 6 раз ниже по плотности, чем в Восточной Финляндии. Примечательно, что в 50-80-х годах прошлого века леса Карелии сводились совершенно хищническим способом — по 25-30 миллионов кубометров, что в 2 раза превышало их уровень восстановления. Такая же ситуация, кстати, была и в целом по России — ежегодно в ней вырубалось при СССР до 300-350 миллионов кубометров леса, что вдвое превышало его естественные показатели прироста.

Ежегодная заготовка древесины в Карелии с 1 гектара леса составляет в среднем около 0,7-0,8 кубометров (по данным за 2004-2005 годы, в 2010 году ситуация принципиально не изменилась), что в почти 4 раза ниже, чем в Финляндии (2,8 кубометра с гектара). Правда, в среднем по России показатели еще хуже — 0,15-0,2 кубометра. На 100 гектаров вырубаемого леса в Финляндии вкладывают в виде лесовосстановительных, мелиоративных и т.п. работ до 40-50 тысяч евро в среднем за цикл в 15-20 лет, а благодаря современным технологиям лесопосадок и семенным центрам (которые в России только создаются) финнам удается выращивать повторно леса на треть или даже более быстрее, чем в России. В Карелии на 100 гектаров вырубаемого леса инвестируется в плане его восстановления в лучшем случае несколько сотен евро за цикл (чаще — вообще ничего не тратится).

Промышленность Финляндии ежегодно также выпускает до 10-11 миллионов тонн бумаги (в Карелии — около 1 миллиона  тонн, вся Россия выпускает около 4-4,5 миллионов тонн), около 3 миллионов тонн картона (Карелия — 10-12 тысяч тонн, Россия — до 3 миллионов тонн), а также до 1,5 миллионов кубометров фанеры (в России около 2,9 миллионов кубометров).

Продуктивность лесного хозяйства в Восточной Финляндии в 4-6 раз выше чем в соседней Карелии и в 8-12 раз выше, чем в среднем по России. По совокупному объему выпуска бумаги и картона Финляндия занимает 5-е место в мире, Россия — 14-е. Суоми держит до 20% мирового рынка газетной бумаги. Обладая мощной (по ряду показателей — более мощной, чем вся аналогичная индустрия России) промышленностью, Финляндия также закупает в РФ до 10-13 миллионов кубометров древесины ежегодно, возвращая ее обратно в виде качественной бумаги, картона и даже стройматериалов. Это не считая широкого спектра машиностроительной продукции (форвардеры, харвестеры, трелевочные телеги и т.п. лесоуборочная техника, а также спецтехника, погрузчики и так далее вплоть до моторов), которую бывшая нищая окраина царской России поставляет своей экс-метрополии.

Tags: , , , , , , , , , , , ,

One Response to Почему Карелия не Финляндия

  1. gaal on 15.12.2011 at 14:24

    > часть населения Карелии этнически близка к финнам

    Кстати уральцы к русским этнически близки

    ru.wikipedia.org/wiki/Топонимические_легенды

    цитата:

    На территории средней полосы и территории Русского Севера современной России топонимические легенды возникали по причине миграции древних русичей, которые на новых территориях сталкивались с различными оседлыми племенами, чаще всего, с финно-уграми. Данная местность уже имела свое, финно-угорское, местное, название. Среди русских и финно-угров проходила естественная ассимиляция, в связи с чем возникала необходимость адаптации непонятных для их потомков топонимов. При этом для новых поселенцев открывалась большая возможность для мифотворчества. В связи с этим местные жители «порождают» различные предания, наделяют своей трактовкой те или иные названия, для того чтобы объяснить непонятные иноязычные топонимы.

    Этот процесс и сейчас происходит либо в следствии межнациональных браков, либо в следствии забывания языка — многие финно-угры записываются в русские.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *