Павел Пряников: вино и петанк спасут Россию

13.06.2012

Французское издание Le Courrier de Russie взяло интервью у ко-основателя блога Толкователя, Павла Пряникова. В опубликованное интервью, к сожалению, не попала тематика деяний французских империалистов в Черной Африке. Сито буржуазной цензуры проскочили лишь ответы и вопросы о современном российском обществе и его будущем.

— Вы написали ранее, что путь России к демократии — это возможность собираться, в том числе, и в парках, чтобы играть в петанк, не будучи за это арестованным. Вы не шутили?

— Вовсе нет. Ведь когда люди так собираются, они говорят обо всем, о всех событиях, новостях…

— Получается, это более значимо, чем выпить кофе, водки или побеседовать за чашкой чая?

— Пить кофе — все же более европейская традиция, а в русской традиции большую роль играли ранее именно собрания на улицах — люди играли в лапту, городки и так далее.

— Что Вы думаете о последних митингах в России?

— Я, как и ряд социологов, разделяю мысль о том, что в России условно существуют два русских народа — европейцы и автохтоны. Сейчас первые составляют около 20-25% населения и из них состоит в основном протестующая часть. Это бэби-бумеры, которые родились в основном между 1987 и 1991 годами, когда при Горбачеве был введен запрет на водку, что привело к повышению рождаемости на треть.

— Что характеризует это поколение?

— Эти люди не жили при тоталитализме, они выросли уже в основном при Путине, в относительно спокойное время и без лишений. Они мало смотрят или вовсе не смотрят телевизор, но при этом пользуются интернетом, имея самый широкий доступ к информации.

— Каким вы видите развитие отношений между этими двумя Россиями?

— Некоторые думают, что все должно оставаться как сейчас, другие имеют обратное мнение, я же предлагаю компромисс: можно создать систему, подобную китайской модели: одна страна, но две системы жизни. Это как Макао и Гонконг, живущие по британским законам. Думаю, такое же можно предусмотреть для Москвы и Санкт-Петербурга.

— Думаете, подобные изменения могут пройти гладко в России?

— Экономист Виталий Найшуль, один из авторов либеральных реформ 1990-х годов, предсказал, что страна столкнется с тремя типами преобразований. Это переход от плановой к рыночной экономике, от диктатуры к демократии, и от империи к национальному государству. Он считает, что последнее преобразование будет наиболее болезненным и может стоить от 5 до 10 миллионов жизней…

— Но как будет проходить последняя трансформация, по Вашему мнению?

— Кавказ будет полыхать в войне, а далее возможен югославский вариант, появится славянское государство в Центральной России, на Волге, может, оно сохранит Сибирь и Дальний Восток.

— В какие сроки это может произойти?

— Лично я не ожидаю этого ранее 2024 года, то есть, конца четвертого срока правления Путина или правления его преемника. Время до 2024 года будет характеризоваться возрастающей ролью «европейских русских», что будет означать т.н. «холодную гражданскую войну».

— Что Вы подразумеваете под этим?

— Это постоянно растущий гражданский протест, а также рост сепаратизма в той или иной форме в ряде северо-западных регионов России (Карелия, Санкт-Петербург, Калининградская область), а также в Якутии и Татарстане. Основной для протестных движений станут, конечно же, крупные города.

— Почему именно они?

— Как места концентрации людей, уже имеющих буржуазное сознание. Формально в России городское население составляет 73%, в реальности — около 50%, часть городского населения живет, например, без водопровода или канализации в нашей стране до сих пор. В сельской местности и малых городах у людей преимущественно крестьянский менталитет.

— Как Вы объясните столь низкие темпы урбанизации?

— Россия находится на периферии европейского мира, куда также попадают такие страны как Румыния, Польша, Литва, прошедшие, кстати, тоже через диктатуру. Ленин утверждал, что Россия отстает от Европы на 70-80 лет, если это верно, то подобная задержка характерна и для социальных отношений.

— Почему существует эта задержка?

— Большое количество людей с сельским или полусельским менталитетом. Люди в сельской местности менее проницаемы для современных идей, это совершенно особый мир. Пока то, что происходит в России, сравнимо с событиями 1968 года во Франции.

— А каковы исторические причины этой задержки?

— Я совершенно согласен с идеологами меньшевиков, которые признавали, что для достижения социалистической революции, социалистических изменений нужно было пройти через буржуазно-демократическую революцию, а также, минимум, 10-15 лет жизни в таком обществе. Но в России переход от кастового, полуфеодального общества к новой формации оказался чересчур стремительным. Социальная эволюция в СССР остановилась со Сталиным, когда он ввел во власть крестьян, тогда как Ленин еще был окружен интеллигентами.

Такая задержка могла произойти, как считали некоторые большевики из-за ситуации искусственного противостояния между Германией и Россией.  Кстати, Ленин был за союз с Германией.  Напомним, что после Петра Великого практически все русские цари этнически были немцами, у Николая II был только совсем мизерный процент русской крови, многие царские генералы были немцами или европейцами, а вся бюрократическая система империи на 40% была немецкой. Не обращать на это внимание нельзя. В принципе, союз между Россией и Германией выглядел исторической неизбежностью, поскольку немцам объективно нужны были новые пространства для окультуривания, рынков сбыта и так далее, а для русских они могли бы выступать старшим братом, учащим как надо работать и имеющим при этом деньги и технологии.

— А что думаете по поводу России и Франции?

— Думаю, отношения здесь были менее глубокими, поскольку Франция долгое время не могла определить свою позицию по отношению к России. Но если бы в России пили вино и играли в петанк, то было бы лучше, а водка делает людей очень жестокими.

— Вообще, что Вы думаете о позиции Европы по отношению к России?

— Я думаю, самое лучшее, что может сделать Европа, это отменить визы для россиян, это будет весьма правильно для  русской демократии.

— Какое место, как полагаете, занимает религия в России?

— Россия не очень религиозная страна, у нас никогда не было длительных периодов веры и не так много истинно верующих, потому что религия была внедрена с большим опозданием.

— Но разве не десять веков назад появилось христианство на Руси?

— Оно появилось в десятом веке в пяти городах, а в в целом христианские ценности не успели укорениться в стране. К примеру, верующих людей было не так много даже в начале XX века, чтобы защитить церковь. Во всяком случае, крестьянство не сильно возмущалось закрытием храмов. Поэтому образ глубоко верующего русского народа немного идеалистичен.

— А русские старообрядцы?

— По сути, это была форма русского протестантизма, за что старообрядцы и были подвергнуты жестоким репрессиям со стороны государства, поскольку они угрожали основам империи. Если сравнивать с европейскими течениями, то это близко к кальвинизму, там схожие постулаты: церковь не должна быть инструментом государства, близость к Богу дает труд, а не молитвы и посты, работа при этом должна быть честной, а деньги не должны служить показной роскоши. В беспоповских толках это религия без священников, поскольку между человеком и Богом не должно быть посредников.

Tags: , , , , , ,

4 Responses to Павел Пряников: вино и петанк спасут Россию

  1. lles on 13.06.2012 at 15:54

    А кто Апостолы, и чем они занимались ?

  2. Doctor on 14.06.2012 at 18:24

    Павел Пряников: вино и петанк спасут Россию. — А я думаю психиатры!

  3. DrV on 19.06.2012 at 12:49

    Поправьте в первом абзаце опечатку: Le COurrier de Russie

  4. lgm118a on 19.06.2012 at 18:50

    — «появится славянское государство в Центральной России, на Волге.»
    Появиться то оно может, только вот с точки зрения макроэкономики перспективы у него более чем туманные. Ресурсная база минимальна, производственные ресурсы и научные учреждения в условиях очередного раздробления экономической системы страны не будут востребованы, для перепрофилирования в аграрную страну явно недостаточно специалистов и слишком много городского населения.

    Вся надежда нового государства — на гуманитарную помощь и плату за транзитные услуги? Туризм и постиндустриальная экономика?
    Сценарий развития на долгие годы — Украина начала 90-х., да и то при условии что Поволжье останется под контролем Москвы. В противном случае перепрофилирование в аграрную страну будет актуально для Поволжья, а вот в Центральном Федеральном округе и в Северо-Западном кроме как массовой миграции населения и полного запустения сценариев «развития» вообще нету.

    «может, оно сохранит Сибирь и Дальний Восток.»
    А вот это вряд ли, и дело не в типичном прогнозе блицкрига НОАК.
    Местная элита Урала, Сибири и Дальнего Востока при ослаблении контроля из центра вполне может пойти на создание определенного рода федерации (конфедерации) государств, не без информационной, экономической и политической поддержки КНР, США, Японии и Евросоюза.
    На определенном этапе возможна и ограниченная военная поддержка независимости Сибирии.

    Причины очень просты — для элиты свобода от федеральных налогов, для импортеров прямой выход на более слабых и сговорчивых партнеров, для простого населения — реальный шанс на построение социального государства (так как доходов много, а населения в регионе мало).
    Возможно «Сибирии» оставят даже право обладания определенным ядерным арсеналом (на уровне Британии), а внешние стороны договорятся и поделят сферы, степень влияния в регионе (по аналогии с акционерным обществом — 40% КНР, 30% США, 15% Евросоюз, 10% Япония, 5% прочие игроки).

    Как ни крути, но подобные национал-социалистические идеи могут привести только к одному — выбить Россию из Второго мира, окончательно лишить ее возможности на развитие и роль в глобальном Мире, ликвидировать последний возвратный потенциал в научной и военной сфере.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *