Таинственная история города Старая Рязань

06.07.2012

Недалеко от Москвы находится Рязанская область, которая 700 лет назад была самостоятельным протогосударством — Рязанским княжеством. По разным версиям, прежняя столица этой земли — Старая Рязань, была уничтожена то ли во время нашествия Батыя в 1237 году, то ли сама запустела в XIV-XV веках, то ли ее сожгли крымские татары в XVI веке.

Среднестатистический человек, даже прилежно изучивший историю в средней школе или институте, часто даже не подозревает о том, что под консенсусными версиями находится масса фактов и свидетельств, не ложащихся в тот или иной мейнстрим. При этом часто противоречащих ему.

История Рязани в общих чертах известна всем: город в XII веке стал столицей Рязанского княжества, в декабре 1237 года его уничтожили орды хана Батыя, и с тех пор город не восстанавливался, а напоминанием о его судьбе служат остатки гигантских валов. Затем столица княжества была перенесена в город Переяславль-Рязанский, который спустя почти 500 лет после Батыева погрома по указу Екатерины II в 1778 году был переименован в Рязань.

Собственно говоря, историей Рязани вплоть до середины XX века в России всерьез никто не занимался, что довольно странно, с одной стороны — все же это был конкурент Москвы и близкий к ней город, но с другой стороны вполне объяснимо — до нас не дошло никаких письменных источников из этого «протогосударства» (летописей и т.п.). Во всяком случае, несомненным воспринимался факт уничтожения города монголами в 1237 году и постепенное затихание общественной жизни в этом городе на протяжении следующих 100-150 лет (само монгольское вторжение воспринималось после первого русского исторического исследования — учебника немца Иннокентия Гизеля «Синопсис», изданного в 1674 году, само собой разумеющимся фактом. Кстати, по «Синопсису» в России учили историю еще 150 лет после его первоиздания).

Поэтому для первого исследователя истории Рязани — Дмитрия Иловайского, опубликовавшего в 1858 году свою диссертацию «История Рязанского княжества«, вопрос о том, существовала ли (Старая) Рязань после монгольского погрома в 1237 году не был актуальным. Общепринятой точкой зрения вплоть до второй половины XX века (разумеется, с рядом уточнений) оставалась следующая картина истории этого древнерусского города: основание, предположительно, в X — начале XI веков, с 1096 года в городе появляется свой князь (Олег Святославович), с 20-х годов XII века Рязань начинает конкуренцию с Муромом за главенство в Рязанско-Муромской земле, в конце XII века Рязань получает кафедру епископа. Несмотря на уничтожение Рязани войсками владимирского князя Всеволода Большое Гнездо в 1208 году, город сохранился и продолжал развиваться, пока в декабре 1237 года он был уничтожен «монголами». На момент этой катастрофы площадь города, окруженного внушительными валами, составляла более 93 гектаров, а его население могло достигать до 7-8 тысяч человек (в городе также имелось 3 кирпичных храма — Борисоглебский, Спасский и Успенский).

Как считалось, Рязань не пережила этот и ряд следующих ордынских погромов, и уже в XIV веке столица княжества была перенесена в город Переяславль-Рязанский (Переяслав-Резанский, упоминается в летописях впервые лишь в 1301 году, но основан, вероятно, еще в XII веке) в 60 километрах от нее, а Рязань постепенно запустела. В пользу такого варианта также свидетельствовала «Повесть о разорении Рязани Батыем», записанная, вероятно, в XV веке (по мнению академика Лихачева), дошедшая до нас в списках конца XVI-XVII веков, и введенная в научный оборот уже в XIX веке. Согласно ней, один из уцелевших рязанских князей Ингварь Ингваревич, вернувшись из Черниговской земли в 1238 году в Рязань, начал как раз восстанавливать город. Об этом также свидетельствуют и некоторые нарративные, уже церковные источники, например, «Житие муромских чудотворцев Константина и чад его», изданное в 1862 году в Санкт-Петербурге.

Однако даже эта каноничная история вызывает некоторые вопросы. К примеру, ни один крупный или вообще сколько-то заметный древнерусский город, который историки считают уничтоженным монголами во время нашествия Батыя или более поздних нашествий (Дедюнева рать, Неврюева рать и другие, в которых ордынцы и войска русских князей сообща уничтожали города своих противников), своего существования после этого не прекратил.

К примеру, ордынцы неоднократно уничтожали и грабили такие города как Муром, Пронск, Переяславль-Рязанский, Нижний Новгород, Москву и так далее, но их население почему-то не покидало своих мест обитания. Поэтому Старая Рязань может быть именно уникальным в этом плане городом. Да и в целом непонятно, чем же Переяславль-Рязанский оказался лучше Рязани — набеги ордынцев спокойно ведь доходили и до него.

В середине XX века благодаря археологическим раскопкам, которые вела экспедиция Института археологии АН СССР на городище Старой Рязани, ученые получили новые данные, которые неожиданным образом вступили в противоречие с каноничной версией истории этого города. Отметим, что археологические или кладоискательские раскопки в Старой Рязани начались еще в XIX веке, однако научными назвать их сложно, плюс из-за методики этих раскопок — траншеями и шурфами, они не давали сколько-нибудь целой, наукоподобной картины.

Реконструкция Старой Рязани

Начавшиеся с 1945 года под руководством известного советского археолога А.Л. Монгайта раскопки в Рязани за счет использования технологии вскрытия больших площадей (площади раскопов достигали до 1200-1500 и более квадратных метров), а также научной стратификации, принесли, однако, неутешительные результаты. Во-первых, оказалось, что вычленить следы пожаров 1208 года (когда Рязань была уничтожена русскими) и 1237 года, когда город был сожжен монголами, практически невозможно. Во-вторых, на городище оказался достаточно тонкий культурный слой — 30-60 сантиметров в среднем, изредка доходя до 2 метров в местах погребов. Это косвенно свидетельствует о том, что город существовал относительно недолгое время (скорость формирования культурного слоя везде разная, безусловно, но для домонгольской Руси критерий 1 год — 0,5-1 см. культурного слоя в целом оправдан). К примеру, толщина культурного слоя в раскопе на Кремлевской горке в Муроме, относящегося к XI-XV векам достигает почти 4,5 метров, культурные слои Переяславля-Рязанского, датированные Монгайтом XII-XIII веками имеют толщину до 2 метров, существовавший в Рязанской земле в XII-XIII веках город Болдыж, раскопанный археологом Т.Н. Никольской, существовал около 100-150 лет и толщина его культурного слоя в среднем около 1-1,5 метров.

Но самое важное — археологам не удалось найти следов восстановления Рязани после пожара (при раскопках, к примеру, в Москве или Муроме, также сожженых ордынцами, эти следы четко прослеживаются). Речь идет о культурных слоях выше уровня пожарища. Проще говоря, с археологической точки зрения, история Старой Рязани завершается на ее погроме.

Возникало ощущение, что город был брошен, сожжен и затем уже не восстанавливался. В своей первой монографии по результатам раскопок в Рязани (А.Л. Монгайт. Старая Рязань. Материалы и исследования по археологии СССР. 1955) Монгайт осторожно говорит о продолжении жизни на территории Рязани после пожара, однако признает, что следы ее восстановления крайне скудны и фрагментарны — отдельные находки керамики и т.п.

В более поздней и более обширной работе (А.Л. Монгайт. Рязанская земля. М., 1961.) Монгайт делает те же самые осторожные выводы: нашествие Батыя стало причиной конца некоторых мелких городков Рязанской земли, ряд ремесел исчезли, но жизнь все равно продолжилась. Несмотря на скудость археологического материала после Батыева погрома он по-прежнему считает, что Рязань еще более века оставалась столицей княжества. В еще одной работе, посвященной истории Рязанской земли — Археология Рязанской земли. М., 1974, ученик Монгайта, В.П. Даркевич выступает более смело, указывая, что на Южном городище Старой Рязани (новых районах города, созданных в конце XII века), жизнь после нашествия монголов вообще не возобновлялась.

После смерти Монгайта В.П. Даркевич возглавил Старорязанскую экспедицию Института Археологии АН СССР и в совокупности довел площадь раскопанных участков территории городища до 5-6 гектаров (около 8% территории Рязани). Его выводы были совсем категоричными — после погрома в 1237 года Рязань была брошена своими жителями, и на месте города жизнь более не возобновлялась. Никаких археологических следов восстановления города зафиксировано не было (Путешествие в древнюю Рязань: записки археолога, М., 1993; Древняя столица Рязанской земли, М., 1995).

Впрочем, и однозначных доказательств уничтожения города именно монголами также найдено не было: никаких захоронений павших воинов как с той, так и с другой сторон обнаружено не было (напомним, кочевники Рязань штурмовали 6 дней, если верить летописям, да еще с использованием камнеметных машин), зато на территории городища с XIX века кладоискателями и археологами было обнаружено внушительное количество схронов и кладов серебряных и даже золотых вещей, которые явно прятались в спешке, как отмечает Даркевич. Взявшие Рязань в декабре 1237 года степные кочевники почему-то не стали обыскивать город.

Если не считать найденных наконечников стрел, которые приписываются монголам (согласно каталогу советского ученого А.Ф. Медведева, монголы использовали до 60 различных видов наконечников стрел, которые вообще-то имели хождение от Кореи до Англии), а также весьма неожиданных находок — наконечников арбалетных стрел (традиционно считалось, что у русских в XIII веке не было арбалетов), следов именно военных действий в Рязани не очень много. Последним доказательством в пользу уничтожения города и его населения в ходе штурма является находка т.н. «братских могил», в которых найдено чуть более сотни захоронений (что совсем немного от общей численности населения в 7-8 тысяч человек), часть из которых несет следы насильственной смерти.  Правда, захоронены там в основном не взрослые мужчины, а женщины, старики и дети.

Также интересным результатом раскопок стало подтверждение тезиса советского историка А.В. Куза, который первым обратил внимание на отсутствие во многих древнерусских городах княжеских дворцов или усадеб. Как ни парадоксально, но в Рязани, которая была столицей отдельного княжества, никаких следов подобных строений также не было обнаружено. Более того — не было отмечено и никакого имущественного расслоения в городе — все жили практически в одинаковых усадьбах, площадью 300-500 квадратных метров, внешне похожих на дворы гуцулов в Западной Украине (В.П. Даркевич, 1974). Поэтому советским историкам, доказывавшим тезис о феодальных отношениях в домонгольской Руси, пришлось пойти на совершенно абсурдные утверждения — мол, рязанские феодалы жили бок о бок с простыми ремесленниками и в весьма скромных по размеру подворьях.

Таким образом, результаты археологических раскопок в Рязани дезавуировали ту каноничную версию истории этого города, которая существовала ранее — проще говоря, город был заброшен после пожара и погрома, и более не заселялся. Где же находилась тогда столица Рязанского княжества? Была ли она перенесена сразу в иное место, например, в Переяславль-Рязанский? Письменные источники этого не подтверждают. Более того. Русские люди, жившие в XIV-XVII веках упорно продолжали считать Рязань не просто заброшенным городом, а вполне существующим!

Так, в духовном завещании Ивана Грозного (1568-1572 годы) город Старая Рязань упомянут среди остальных рязанских городов, вполне себе существовавших в то время. В грамоте его сына, царя Федора Ивановича от 1588 года Терехову монастырю Рязань также упоминается как существующий город, в котором даже есть местная администрация. Правда, уже в конце XVII века — в окладных книгах 1676 года, говорится, что Старая Рязань превратилась в село.

Известный немецкий путешественник Адам Олеарий, посетивший Московию в 30-х годах XVII века с голштинским посольством, в изданном в 1656 году труде «Описание путешествия в Московию» в числе существующих в России городов в начале книги упоминает Рязань:

В России находится много больших и по-своему великолепных городов, среди которых знатнейшие — Москва, Великий Новгород, Нижний Новгород, Псков, Смоленск… Архангельск (большой приморский и торговый город), Тверь, Торжок, Рязань, Тула, Калуга, Ростов, Переяславль, Ярославль, Углич, Вологда, Владимир, Старая Русса.

Однако, совершив путешествие по Оке и Волге, Олеарий уточняет свою информацию:

5-го с. м. мы проехали мимо местечка Рязань, пр., бывшего раньше большим и даже главным городом целой провинции этого названия. Но когда в 1568 году вторглись крымские татары и, избивая и пожигая, все опустошили, погиб и этот город. Так как, однако, эта провинция, расположенная между Окою и валом, построенным против татар, раньше была княжеством и, кроме того, будучи чрезвычайно плодородна, по хлебопашеству, скотоводству и дичи превосходит все соседние провинции […].то царь, по опустошении ее, велел отовсюду собрать большое количество народу, всю страну вновь обработать и привести в прежний порядок. Так как для постройки города Рязани они нашли более удобное [417] место, а именно то, где теперь лежит в 8 милях от [старой] Рязани Переяславль, то они и перенесли сюда оставшийся материал зданий и построили совершенно новый город. Он называется Переяславлем Рязанским, так как большинство и наиболее выдающиеся из лиц, которые его строили и населяли, были из Переяславля, лежащего столь же далеко от Москвы к северу, как этот город лежит к югу.

А.Л. Монгайт (1955) прямо заявляет, что это свидетельство недостоверное. При этом всеми исследователями признается, что Олеарий был весьма дотошным и сведущим человеком, предельно точно передавшим сведения о русской земле (собственно, эрудиция Олеария произвела большое впечатление на царя Михаила Федоровича, который предложил ему остаться в Московии).

Сейчас сложно себе представить, но каких-то 250 лет назад трактовка гибели Рязани именно в результате набега крымских татар в 1568 году была вполне каноничной. Так, в серьезном «Географическом лексиконе России«, изданном в 1773 году, прямо утверждается, что Старая Рязань была уничтожена в результате татарского набега в 1568 году (т.е. повторяется версия Адама Олеария). Подобной версии придерживались и иностранные источники (Le grand dictionaire historique, ou Le mêlange curieux de l’histoire sacrée et profane).

Однако в других источниках содержатся немного иные сведения. В «Летописи о многих мятежах» (Лѣтопись о многих мятежах и о разореніи Московскаго государства от внутренных и внѣшних непріятелей и от прочих тогдашних времен многих случаев по преставленіи Царя Иоанна Васильевича), написанной в 1655 году (издана в 1772 году) Рязань упоминается среди городов, изменивших царю Василию Шуйскому:

Град же Рязань с пригороды и Тула и Кашира и иные города украинные царю Василью измениша и послаху в Путивль с повинными. Они ж в Путивле быша и никово в Путивле не видяху (т. е. «царя Дмитрия». – В. К.) и назад же вспять приезжаху и никако на истинъный путь не обращахуся. И собрашася вси и поставиша себе старейшину соловценина 14 сына боярского Истому Пашкова и совокупишася с тем Ивашком Болотниковым за одно и поидоша под Москву. Град же Коломну взяша взятьем и разориша его и пришед сташа от Москвы за пятьдесят верст.

Конечно, можно предположить, что упоминание Рязани в письменных источниках как существующего города — не более, чем дань традиции. Однако, если город запустел после 1237 года (что доказали советские археологи, если датировать пожар именно 1237 годом), то сложно представить людей, которые почти 400 лет упоминают безлюдные руины города с оплывшими валами в качестве крупного населенного пункта. И хуже того — передают эти руины по наследству, назначают туда администрацию, и даже подавляют там восстания. Последнее могло быть неплохим сюжетом для фильма о зомби.

Может, русские люди в XIV-XVII веках банально путали Старую Рязань и Переяславль-Рязанский?

Это был бы самый простой выход из ситуации, но он, увы, невозможен. В вышеприведенных нами источниках четко указывается, что это — два разных города, которые современники не смешивали друг с другом.

Так, согласно еще одному письменному источнику, в 1650 году Рязань упоминается именно как город. На картах (как русских, так и иностранных, напомним лишь, что самые древние русские карты, дошедшие до нас — это после 1722 года, если не считать единичных находок конца XVII века) их составители четко отличают Рязань от Переяславля-Рязанского. Вот карта 1742 года:

Как видно, на ней уже указано, что Рязань лежит в руинах. Другая карта — 1745 года. Четко видно, что Рязань и Переяславль-Рязанский не смешиваются — это разные города, местоположение которых указано весьма достоверно с точки зрения современной географии:

Еще одно свидетельство — древнейшая русская карта Якова Брюса, составленная в самом конце XVII века. На ней отмечен именно Переяславль-Рязанский.

Примечательна также и церковная история Рязани. Несмотря на то, что город уже покинут своими жителями и жизнь в нем не возобновилась, в 1481 году Рязанскую и Муромскую епархии сливают, в 1589 году ее статус повышают — теперь ее возглавляет архиепископ. Наконец, в 1669 году для епархии вводят кафедру митрополита (митрополит Рязанский и Муромский), которая существовала до 1723 года. Единственное и реальное объяснение этому — резиденция епископов и митрополитов Рязанских находилась все же не в Старой Рязани, а в Переяславле-Рязанском.

В административном плане с 1521 по 1719 годы на месте Рязанского княжества существовал Рязанский уезд, делившийся в свою очередь на ряд станов, в числе которых был и Старорязанский (на его территории находилась Старая Рязань). А Переяславль-Рязанский находился на территории Окологородного стана. То есть, никакой путаницы между двумя городами не существовало и на административном уровне.

Косвенным свидетельством того, что Старая Рязань прекратила свое существование не в XIII веке, а существенно позднее, являются планы ее оборонительных сооружений. Так, в 1774 году землемер Александр Протасов, выполняя план Переяславского уезда Старорязанского стана нанес на него все оборонительные валы Старой Рязани, которые на тот момент существовали. Как пишет советский историк и археолог А.Л. Монгайт (1955), согласно этому плану, все укрепления города выглядят целыми. Общая длина валов указана в плане в 1480 саженей (3,1 километра) и они представляют собой замкнутый пятиугольник неправильной формы. Валы обрамляли довольно глубокий — до 8 метров и шириной до 15-20 метров (с напольной стороны городища), ров.

Картографический план городища Старой Рязани от 1836 года рисует уже менее красочную картину — буквально за каких-то 60 лет валы вдоль берега Оки обрушились, ряд участков вала с напольной стороны также исчез, будучи «съеден» оврагами. К 1946 году длина валов Рязани (их высота в ряде мест достигала 8-10 метров, а толщина основания — до 22-25 метров) составляла, по оценке Монгайта, лишь около 1500 метров — большая их часть была уничтожена оврагами, а также частично распахана. Сейчас сохранность валов еще хуже. Таким образом, скорость исчезновения валов Старой Рязани косвенно показывает, что если бы они существовали именно с XIII века, то вряд ли бы сумели сохраниться к 1774 году в таком хорошем состоянии.

Но это лишь косвенное умозаключение.

В качестве резюме:

1. Согласно археологическим данным, жизнь на месте Старой Рязани после пожара и погрома не возобновлялась (если не считать единичных локальных находок, свидетельствующих в лучшем случае о точечном и непродолжительном заселении небольших участков городища). Если следовать канонической версии истории о том, что это произошло в 1237 году, то следует признать:

2. Письменные источники вводят нас в заблуждение, называя Рязань в XVI-XVII веках населенным городом.

3. Если же они правы, то версия об уничтожении города монголами в 1237 году оказывается несостоятельной.  Старая Рязань не была уничтожена монголами или во всяком случае, не в XIII веке.

Решать эту дилемму, разумеется, российская историческая наука не будет, поскольку это может негативно сказаться на ее краеугольном камне — пресловутом «монголо-татарском» нашествии.

Tags: , , , , , , , , , ,

5 Responses to Таинственная история города Старая Рязань

  1. Antonio on 08.07.2012 at 08:20

    «на ее краеугольном камне – пресловутом «монголо-татарском» нашествии».
    А, что, разве его не было?

    • Hoppipola on 10.07.2012 at 19:05

      есть много версий, вплоть до прямо противоположных. гуглить Гумилева (историка) ну и лурчанка в помощь

      • tolkovatel1 on 11.07.2012 at 01:23

        Гумилев, да — это чрезвычайно серьезный, академический ученый.

        • Hoppipola on 11.07.2012 at 16:29

          я не говорил, что он светоч. лишь привел пример альтернативы мэйнстриму. хотя он тоже мэйнстрим

          • tolkovatel1 on 12.07.2012 at 01:22

            Если для альтернативномыслящих, то да. Теория о передаче пассионарности половым путем от энергии звезд — весьма и весьма недурна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *