Циклы насилия в США и пути их преодоления

17.08.2012

Американский учёный Пётр Турчин доказывает, что в США взлёт преступности связан с 50-летними циклами смены поколений. В России эти циклы тоже заметны – но они 40-45-летние. Там же, в США, нашли и путь преодоления излишней преступности – аборты среди низших классов.

Пётр Турчин, сотрудник Университета Коннектикута, с 1997 года изучает взаимосвязь взлёта преступности с социальными изменениями в американском обществе. К слову, он сын – советского учёного Валентина Турчина, лишённого за диссидентскую деятельность гражданства СССР в 1977 году.

Пётр Турчин показывает (см. график выше), что взлёты преступности в США имеют 50-летние циклы. Последние пики – это 1870-е, 1920-е и 1970-е годы. Теория Турчина, как клиодинамика, учитывает множество факторов. Но кратко её можно сформулировать так: рост преступности связан с социально-экономическими переломами общества, ростом неравенства и требованием низов к верхам найти им место в новой ситуации.

Так, 1870-е годы в США были периодом адаптации вчерашних рабов-негров к новой жизни, сломом патриархальной аграрной цивилизации на Юге и поствоенной травмой вчерашних солдат, участвовавших в Гражданской войне. 1920-е – период бурного притока мигрантов в США и поиск ими своей ниши, рост промышленности. 1970-е – переход к постиндустриальному обществу, осознание молодёжи себя как полноценного субъекта и её желание быстрых денег (в конечном итоге, элиты ей эти шансы дали – через шоу-бизнес, спорт и наркоторговлю). Питер Турчин прогнозирует, что следующий взлёт преступности в США придётся на 2020-2022 годы, и это тоже будет связано с трансформацией Системы: в стране уже почти пройдена критическая масса бедных, но при этом образованных людей, которым нет места даже на «средних этажах».

Если обратиться к статистике преступности в России, то мы можем заметить почти точно такие же циклы. Но за одним отличием – в России они не 50-летние, а 40-45-летние. Мы не претендуем на истину, но попробуем дать этому объяснение: в России и тогда, и сегодня (по сравнению с США) более низкий возраст вступления в брак и рождения первого ребёнка – отличие как раз на 2-3 года. Таким образом, в России поколение – это 20-23 года, а не 25 лет, как в США. А в случае с ранней Россией – конца XIX и первой половины ХХ века – и вовсе 18-20 лет.

Итак, что же мы видим на графике? Первый взлёт преступности в России – 1908 год. Резкий приток крестьянской массы в города, обезземеливание хлебопашцев (т.н. «столыпинские реформы»). Второй взлёт – 1947 год (прошло 39 лет). Поствоенный психо-невротический травматизм, перемещение больших масс населения, резкое обнищание всех слоёв населения. Третий взлёт – 1990-94 гг. (прошло 43-47 лет). Все мы свидетели того времени, и специально объяснять причины не нужно.

(Источник двух последних графиков)

Сегодня в России возраст поколения растёт и приближается к американским 25 годам. Когда же будет следующий цикл роста преступности в России, которое явится следствием каких-то глубинных потрясений в стране? По теории Турчина это 2 поколения, 1990+50 лет – 2040 год. Владимир Путин к тому времени успеет отсидеть на посту президента 7 сроков.

Впрочем, американцы не были бы американцами, если бы они не пытались реорганизовать природу.

1980-е годы в американских крупных городах преступность зашкаливала все мыслимые пределы – страна по этому показателю уверенно была в первой мировой тройке «антирейтинга». И вдруг в конце 1990-х преступность резко пошла на спад, причём вклад правоохранительных органов в это явление был минимален. К примеру, в Нью-Йорке уровень убийств упал с 30,7 на 100 тысяч человек в 1990 году до 8,4 в 2000 году. В чём же была причина таких изменений?

Американские исследователи Стивен Левитт и Стивен Дабнер в своей книге «Фрикономика» описывают, что же произошло в эти годы с американским обществом, сумевшим резко снизить криминализацию.

Исследователи подчёркивают, что пик преступности, особенно тяжких её проявлений, в США пришёлся на 1989 год. «Когда в начале 1990-х уровень преступности начал снижаться, это произошло так быстро и внезапно, что удивило практически всех», — пишут они. Криминалисты, чиновники и СМИ наперебой стали предлагать свои версии причин: новые стратегии полиции, увеличение роли тюрем, более суровые законы о контроле оружия, и т.п. Несостоятелен оказался и тезис прошлых лет о влиянии уровня безработицы на преступность. В предыдущие годы учёные вывели «формулу», что снижение уровня безработицы на 1% на столько же уменьшает и преступность. Однако, в начале 1990-х безработица снизилась на 2%, а число преступлений упало на 40%.

Была пересмотрена и другая «формула», бытовавшая среди криминалистов 1970-х – смертная казнь 1 преступника предотвращает 7 потенциальных убийств. Но в 1991 году в США были приговорены к казни 14 человек и, согласно данной формуле, это предотвратило около 100 убийств. Но 100 убийств в том же году составили всего 4% от реального снижения этого показателя (т.е. число данного преступления в тот год упало на 2500).

Не сыграл свою положительную роль и фактор увеличения численности полицейских – в 1991 году их стало на 14% больше. Но тщательный анализ показал, что это внесло лишь 10-процентный вклад в снижение преступности.

Левитт и Дабнер начинают своё объяснение феномена издалека – с запрета абортов в Румынии при Чаушеску, а также с ограничения этой процедуры ещё в ряде стран Восточной Европы и в Скандинавии в 1960-70-е годы. Выяснилось, что когда женщине отказывали в праве на аборт, мать ещё до его рождения начинала ненавидеть своего ребёнка. Если он был нежелательным, то имел гораздо больше шансов стать преступником.

В США до конца 1960-х дело обстояло ровно также: аборты были запрещены повсеместно. Лишь в 1970 году они стали легальными, но только в 5 штатах: в Нью-Йорке, Калифорнии, Вашингтоне, на Аляске и Гавайях. А в 1973 году эта операция была разрешена во всех штатах. До этой даты аборт могли себе позволить лишь девушки из богатых семей, уехав на операцию в Канаду или Мексику. С 1973 года право на него получили и бедняки, с «безрадостными перспективами». «Какое же будущее ожидало ребёнка такой женщины? Для детей, которые не родились в связи с разрешением абортов, вероятность жизни в нищете составляла бы выше 50%. Вероятность же вырасти в неполной семье составляла бы для них более 60%. Эти два фактора – бедное детство и жизнь с одним родителем – и являются главными причинами возможного криминального будущего», — пишут Левитт и Дабнер.

Легализация абортов в США имела множество самых разных последствий. «Например, резко сократилось количество детоубийств. Сократилось число вынужденных браков и количество детей, отдаваемых в детские дома (что привело к буму на усыновление детей из других стран). Однако самый значительный эффект легализации абортов, который обнаружил себя лишь по прошествии многих лет, заключался в её влиянии на преступность. В начале 1990-х первое поколение детей, родившихся после 1970-1973 годов, достигло подросткового возраста», — объясняют исследователи.

Левитт и Дабнер парируют аргументы ряда учёных, сомневающихся в наличии прямой связи между разрешениями на аборты и уровнем преступности. Они привели следующую статистику. Как уже было указано выше, разрешение на аборты появилось в 5 американских штатах на 3 года раньше, чем в целом по стране. Левитт и Дабнер посмотрели статистику по этим пяти штатам и остальным США. «И что же мы видим? Уровень преступности начал снижаться в них раньше, чем в других 45 штатах. Между 1988-м и 1994 годами в этих 5 штатах, первыми легализовавшими аборты, количество тяжких преступлений, по сравнению с другими штатами, упало на 13%. Между 1994-м и 1997 годами количество убийств в них упало на 23%», — пишут они.

Кроме того, Левитт и Дабнер указывают, что «начиная с 1985 года, в штатах с высоким процентом абортов, по сравнению со штатами, где процент абортов невелик, преступность снизилась на 30%». Учёные ссылаются и на результаты исследований в Австралии и Канаде, которые также установили похожую связь между легализацией абортов и преступностью.

Какие пути предотвращения взлёта преступности в 2020 году предпримет в этот раз американская администрация? Пётр Турчин пишет, что это может быть вовлечённость в Систему политически активного, но не допущенного ни к средствам производства, ни к политическому руководству класса – новым городским обездоленным. Это примерно те люди, что последний год принимали участие в акциях «Окупай Уолл-стрит».

В России этот класс тоже народился, но он настольно малочислен и географически привязан только к одному месту (Москве), что позволяет власти игнорировать его. Во всяком случае до 2040 года.

Tags: , , , , , , ,

One Response to Циклы насилия в США и пути их преодоления

  1. lgm118a on 18.08.2012 at 17:58

    Рост криминализации общества и количества абортов в России с начала 1970 годов идут почти параллельно, кроме периода нулевых — когда начался некоторый спад преступности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *