Шпалы, целлофан, цветные ленты: французский арт-объект Россия

25.06.2013

Французский урбанист Ксавье Жюйо четвёртый год ездит по разрушенной глубинке России и создаёт инсталляции на останках советской инфраструктуры: в брошенном аэропорту Канска, на закрытой шахте в Кемерово и т.д. Сам он считает, что так можно дать русским туземцам «импульс возрождения».

По деградирующей, стылой России бродит призрак урбанизма. Теория «городского переустройства» теперь глубоко сидит в головах не только самодеятельных хипсторов, но и администрации президента – Вячеслав Володин, ответственный за внутреннюю политику в РФ, приказал переквалифицировать нашистов в урбанистов. Самодеятельность хипсторов теперь получит питание из бюджета.

Но какая урбанистика может быть в российских городах? Кремль ведь у мэров отобрал бюджеты, им еле-еле на освещение улиц хватает. Политсоциолог Алексей Рощин в «Русской планете» хорошо описал, что у мэров нет ни полномочий, ни денег ни на что.  На какие деньги урбанистика? Или всё, как сейчас, ограничится показухой — инсталляциями с красными человечками и пепельницами на столбах? А шире – устройством тысяч молодых людей на вэлфер, с имитацией работы и примером для других, как можно с толком обменять бузу на лояльность.

В качестве примера этой урбанистической обманки обычно говорят о Марате Гельмане, который потратил десятки миллионов рублей на инсталляции в Перми – в городе с одним из самых высоких уровнем преступности и спивающимся нселением, с закрытыми заводами, с десятками исправительных лагерей по его периметру и разваливающейся инфраструктурой, доставшейся по наследству из советского времени.

Гельмана местная власть в конце концов прогнала. Город остался таким же, как и был. Лучше не стало и от закрытия проектов Гельмана – десятки, а то и сотни пермяков потеряли хоть какие-то зарплаты за урбанизм, и теперь им придётся либо бродить по холодным улицам, либо уезжать в Москву. Либо – дождаться начала действия программы по урбанизму им.В.Володина и снова инсталлировать и фонтанировать идеями в соцсетях на бюджетные деньги.

Как выглядит урбанизм на развалинах цивилизации (и как, видимо, он будет выглядеть на деньги Володина), можно увидеть не только на примерах Марата Гельмана. Гораздо более масштабные инсталляции в России четвёртый год проводит французский урбанист. Тоже – на деньги российского бюджета или спонсоров-олигархов. Вместо того, чтобы пустить эти средства на настоящие городские проекты – канализацию, дороги, утилизацию мусора, рабочие места, экологию и многое другое – туземная элита в прямом смысле слова превращает их в «бусы и зеркала», показную пыль.

Ксавье Жюйо – архитектор и художник, преподаватель пластических искусств, профессор архитектурной школы «Париж-ля-Вилет». «Странствующий экспериментальный мастер-класс Ксавье Жюйо с 2009 года перемещается по России. От Москвы до Красноярска», — дают о нём краткую справку пресс-релизы.

Жюйо выбирает в России умершие участки территории. Но его задача не возродить их, а «подчеркнуть контрастность с помощью ярких подручных материалов». Иными словами, раскрасить остовы инфраструктурных проектов. «Подарить русским сказку».

Российские деньги на эту мишуру идут исправно. Вот как описывают его арт-работы в заброшенной части нижегородского речного порта. «Именно на месте слияния Оки и Волги можно развивать тему «воздуха», тем более, что подобные темы постоянно возникают в городе. Специфика этого места получила отражение в технических инновациях — это изобретения Ростислава Алексеева, полеты Валерия Чкалова, поэтому нам интересно как можно использовать это место для создания бренда Нижнего Новгорода»,— резюмировала Игнатушко (куратор инсталляции с российской стороны – БТ).

Жюйо раскрашивает нижегородский порт третий год. Вот ещё одно описание инсталляции:

В рамках Франко-российского странствующего экспериментального мастер-класса весной  2011 и 2012  на Стрелке нижегородского порта художники, архитекторы под руководством Ксавье Жюйо провели акцию в рамках проекта «Подъёмные силы». Это долгосрочный проект, посвященный  изучению Духа места на основе динамического воображения. Цель проекта – показать, каким образом можно уловить импульс зарождения художественного образа, взаимодействуя с природными стихиями. Работа велась с доступными материалами, помогающими уловить и на мгновенье зафиксировать энергию воды и ветра. Плёнка ПВХ позволяет при минимальном весе перекрыть достаточно большое пространство, не имеет собственной формы – принимает любую, нагревается на солнце — объект может подниматься в воздух.

Проект  призван показать, что нематериальный компонент пространства важен не менее, чем архитектура – видимая оболочка определенных желаний и представлений. Поэтому художник считает важнейшим в  истории Стрелки – как ДУХА МЕСТА – сюжет об изобретениях Ростислава Алексеева.  Именно для летательных аппаратов и рассчитывается подъёмная сила, которая должна превышать силу лобового сопротивления.  Подъёмная сила возникает, если есть движение. Актуальность проекта для Нижнего Новгорода: формирование общественного интереса к проблемам городского пространства – как реального, так и метафизического».

Спонсировал этот «проект» сам Нижегородский порт, а также Ассоциация менеджеров культуры (оказывается, есть и такая). Вот как выглядит эта инсталляция в Нижнем Новгороде:

Ещё одна территория, с которой поупражнялся на российские деньги Жуйо – заброшенный и всеми забытый городок Канск в Красноярском крае. В 1990-е гайдарономика закрыла там аэропорт за нерентабельность. И вот на развалинах каннского аэропорта французский урбанист устроил очередную инталляцию. Вот описание этого проекта:

«15 лет назад аэропорт города Канска был закрыт. Идея художника – организовать инсталляцию в эмблематическом месте и восстановить отношения между населением, городом и его аэропортом. На этапе подготовки проекта художник встречался с местными жителями, чтобы заинтересовать их своей идеей и найти соратников. Ксавье Жюйо общался и с людьми, которые раньше работали в аэропорту.

Под руководством Ксавье Жюйо молодые художники будут воссоздавать очевидные знаки присутствия аэропорта в городе: зал ожидания, терминалы взлета и посадки, работа складских помещений, встреча гостей Международного Канского видеофестиваля, якобы прилетающих в Канск на самолёте; изготовление летающих аппаратов, запуск специального автобусного маршрута с остановкой «Аэропорт».

В общем, туземцам французский урбанист «возродил образ» — соломенный аэропорт, карго-культ умирающей глубинки.

А российский бюджет радостно дал на эти бусы и зеркала деньги. Но на возрождение аэропорта денег не дал – нечего баловать аборигенов, пусть любуется завязанными французским мастером  на его останках шлангами и кучей штакетника:

Ещё одно произведение Жюйо – в умирающей деревушке Бородино в Кемеровской области. Некогда там была шахта, в 1990-е из-за «неэффективности» е закрыли. Теперь Жюйо решил порадовать несчастных бородинцев инсталляцией. Эта акция имела ещё и политический подтекст:

«Важные люди на церемонии пообещали сохранить и усовершенствовать инсталляцию, чтобы жители как деревни, так и города с одинаковым названием — Бородино, а также их гости могли ещё долго лицезреть нежданный подарок.

Зрители, несведущие в так называемом «актуальном искусстве», оказавшись на восточном берегу крупнейшего в России угольного разреза, на окраине деревни Бородино, вряд ли смогут избежать недоуменной или даже саркастической реакции. Что, впрочем, происходит пока при каждом контакте с подобным творчеством. Те же, кто ищет в простых композициях, формах и материалах скрытые послания или глубокий философский замысел, наверное, останутся довольны. Остальные же просто сделают пару кадров на память о себе любимых на фоне диковинного объекта на краю деревни у рекультивированного края угольной кладовой, названной в честь знаменитой Бородинской битвы.

В продолжение центральной улицы деревни в направлении разреза уложена теперь 90-метровая дорога, вымощенная старыми железнодорожными шпалами. Дорога проходит через два деревянных короба, а на самом краю разреза — через старый ковш экскаватора. И это всё. Когда солнце садится, можно ещё включить подсветку из двух низко расположенных осветителей жёсткого рисующего типа.

Не будем пытаться интерпретировать мудрёное название проекта, которое читается именно так (с пропущенными буквами «о») – «БРДИНСКИЙ ТРАКТ: три ковша». Вот как выглядит эта инсталляция в «Брдино»:

Вот примерно такая урбанистика и будет расцветать на развалинах некогда Второго мира. «Цель проекта – показать, каким образом можно уловить импульс зарождения художественного образа, взаимодействуя с природными стихиями».

+++

Ещё в Блоге Толкователя об антропологии и этнографии Хинтерланда:

Чем живёт низовая Россия в ожидании возврата Путина-3?

Пока несколько тысяч либералов обсуждают рокировку в Тандеме, простой народ продолжает жить, как жил: ворует, всё, что попадает под руку, распиливает ножовкой родителей, приучает детей с малолетства пить денатураты. Также в России начинают стремительно разрастаться две эпидемии: педофилии и гомосексуализма, выращивания марихуаны в промышленных масштабах.

+++

Русские: образ нации на экспорт

Бедность, не ухоженность, дикость, раболепие, отсутствие заботы о детях – и ещё сотни отрицательных характеристик. Российская власть вовсе не стесняется представлять так русский народ за границей.

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — pretiosa@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , , , , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *