«Параллельная Россия». Семья Михаила Ивановича Калинина

08.11.2013

В издательстве Common Place вышла книга создателя Блога Толкователя Павла Пряникова «Параллельная Россия». В ней собраны 16 исторических новелл. Мы публикуем отрывок из книги, где рассказывается о семье Мордухай-Болтовских, в которой воспитывался будущий президент СССР Михаил Калинин.

В бедной крестьянской семье у Калинина не было почти никаких шансов подняться по социальной лестнице, но тут наудачу мимо деревни проезжал железнодорожный инженер Дмитрий Петрович Мордухай-Болтовский (в своих мемуарах Калинин повысил его до «генерала»). 11-летний Миша понравился ему своей смышлёностью, и мальчик был взят им слугой в петербургский дом (ещё одна версия гласит, что 9-летним, другая – 12-летним). По совместительству этот инженер был местным помещиком, а также масоном. Мордухай-Болтовский в итоге и вывел Калинина в жизнь, и чтобы понять личность и деятельность будущего президента СССР надо пристальнее вглядеться в этого вольного каменщика и одного из основателей ложи «Великий Восток народов России».

Мордухай-Болтовские гордились своим предком – Чингисханом, а также более поздним сонмом литовских князей и польской шляхты. Россия казалась им досадным недоразумением, зажатым между двумя великими евразийскими державами – Речью Посполитой и Золотой Ордой. Именно Мордухай-Болтовские в итоге были одними из инициаторов «великого масонского раскола» в России в 1910 году. Тогда старое масонство, базировавшееся на принципах «философской и метафизической деятельности» было задвинуто в тень представителями нового течения – «масонства политического», ставящего главной целью не просветительскую деятельность и прочие гуманитарные задачи, эволюцию России в западное общество, а революцию – быструю и оттого болезненную модернизацию страны, причем по японскому образцу (отсюда и тяга представителей новой ложи к «Востоку»).

Именно после 1910 года (окончательно раскол был оформлен в 1912 году) в российское масонство влилась свежая кровь – представители левых партий, представленных в Госдуме. Лидерами лож нового тогда образца стали меньшевики Гегечкори и Чхеидзе, прогрессисты Коновалов и Ефремов, трудовик Керенский. Лидерами считались и кадеты Некрасов и Урусов. Тогда же произошло ещё одно нововведение – российские ложи стали ориентироваться не только на французское масонство (как в предыдущие 200 лет), но и на английское и германское. Куратором от англичан среди российских «братьев» стал настоятель англиканской церкви посольства Англии в Санкт-Петербурге пастор Б.-С.Ломбард, от немцев — сотрудник германского посольства в Санкт-Петербурге Эрвин Герман. Немцы и англичане перестройку российского масонства начали с того, что заменили прежнее обращение «брат» на «товарищ». Так потом и повелось в следующие 80 лет: «Товарищ Абрам», «»Товарищ Гога», «Товарищ Калинин».

«Генерал» и инженер Дмитрий Петрович Мордухай-Болтовский не дожил до того светлого дня, когда все в стране стали официально именоваться «товарищами», но его дело продолжили сыновья, а также слуга Калинин. Фамилия старшего «товарища» также увековечена в его доме. Уже в 1922 году в усадьбе Мордухаев-Болтовских был открыт Дом отдыха Совнаркома «Тетьково». До сих пор на доме «генерала» висит табличка «Дача №1» (видимо, по аналогии с «Постом №1» у Мавзолея). А в 1999 году родовое гнездо масона Мордухая-Болтовского стало «Оздоровительным комплексом Управления делами президента РФ». Наверняка место было выбрано с тем прицелом, чтобы успешнее лечилось не только тело, но и душа.

Все 5 сыновей «Товарища Мордухай-Болтовского» продолжили дело отца по модернизации России. Кто-то стал литературным инспектором на оккупированных гитлеровцами территориях (фактически – начальником отдела кадров по назначению редакторов в оккупационные газеты), кто-то пошел в науку. Одного из них, ученого Дмитрия Дмитриевича, к примеру, вывел его ученик Александр Солженицын под вымышленным именем Дмитрия Дмитриевича Горяинова-Шаховского в романе «В круге первом»:

«Да, ну а гордость-то наша Дмитрий Дмитрич! Горяинов-Шаховской! Живой анекдот, собранный из многочисленных «профессорских» анекдотов, душа Варшавского императорского университета, переехавшего в девятьсот пятнадцатом в коммерческий Ростов как на кладбище. Полвека научной работы, поднос поздравительных телеграмм из Милуоки, Кейптауна, Йокогамы. А в 30-м году, когда университет перестряпали в «индустриально-педагогический институт» был вычищен пролетарской комиссией по чистке как элемент буржуазно-враждебный. И ничто не могло б его спасти, если б не личное знакомство с Калининым. Говорили, будто отец Калинина был крепостным у отца профессора. Так или нет, но съездил Горяинов в Москву и привез указание: этого не трогать!

И не стали трогать. До того стали не трогать, что вчуже становилось страшно: то напишет исследование по естествознанию с математическим доказательством бытия Бога. То на публичной лекции о своем кумире Ньютоне прогудит из-под желтых усов: Тут мне прислали записку: «Маркс написал, что Ньютон материалист, а вы говорите идеалист» Отвечаю: Маркс передергивает. Ньютон верил в Бога, как всякий крупный учёный».

Обращаю внимание, это уже в конце 30-х (Солженицын учился у него математике в 1936-41 годах) товарищ Дмитрий Дмитриевич внушал студентам на лекциях про Бога, в то время как людей тогда ставили к стенке за идеи, в разы менее страшные для советской власти.

Прославился и Владимир Дмитриевич Мордухай-Болтовский – как один из организаторов Дальстроя (отделения ГУЛАГа на Дальнем Востоке), и Федор Дмитриевич – как организатор необычной «шарашки».

Формально эту «шарашку» для учёных в Борках Ярославской области начал создавать в конце 1940-х полярник Папанин, более известный в узких кругах как комендант Крымской ЧК в начале 1920-х (и один из самых злостных палачей того времени; несмотря на свой рост 148 см он с одного удара кулаком валил заключённых – сам он называл это «утренней зарядкой»).

Официально считается, что после войны полярнику-чекисту пришла идея создать закрытый научный клуб для «неблагонадёжных» учёных. В то время, как Папанин все дни напролет проводил за охотой в этих местах, собирать таких людей в Борки принялся Федор Дмитриевич Мордухай-Болтовский. В итоге в Борки были выписаны биолог и по совместительству сепаратист Фортунатов (ратовал за отделение Камчатки от СССР), сын видного троцкиста Сорокин, немец Штегман, участник белогвардейского заговора Кузин (того самого заговора, где участвовал поэт Николай Гумилев), и т.д. Чем в закрытом городке занимались все эти люди – до сих пор до конца не ясно (даже к исходу советской власти в середине 80-х в Борках жило всего 300 человек). Зато известно, что Мордухай-Болтовский записал за Папаниным ценные установки для учёных, ориентир, так сказать, для их научной деятельности:

1)Надо любить труд. Не только любить, но и честно относиться к труду, твёрдо при этом помятуя, что если человек живёт, питается и не работает, то это значит, что он поедает чужой труд.

2)Понятие о культуре очень широко — от умывания лица до последних высот человеческой мысли.

3)Трудно — не значит непреодолимо.

4)Воспитание есть определённое, целеустремленное и систематическое воздействие на психологию воспитуемого, чтобы привить ему качества, желательные воспитателю.

Вот такую тарабарщину и производил этот «институт», где «крышей» был полярник-чекист-охотник Папанин, а неформальным руководителем – «товарищ» Мордухай-Болтовский.

В общем, на славу попалась семья Михаилу Ивановичу Калинину».

Павел Пряников, «Параллельная Россия», М: Common Place — 210стр., 2013

Приобрести книгу можно в московском магазине «Фаланстер»

 

+++

Ещё в Блоге Толкователя о сильных личностях России:

Борис Стругацкий: Социалист с человеческим лицом

Умер Борис Стругацкий, один из величайших писателей-шестидесятников. Но если быть до конца точным – писателей-двадцатников. Творчество Бориса и его брата Аркадия – это отсыл к прогрессизму 1920-х, и даже троцкизму. В нынешнем мире ему было неуютно, он творчески угасал. Борис оставил несколько прогнозов в отношении будущего России с вэлфером и застоем.

***

Немец Даниил Хармс

2 февраля 71 год со дня смерти поэта Даниила Хармса. Его жизнь хорошо показывает, насколько тяжело приходится творческому человеку в России, не включённому ни в один из извечных кругов – сислибов и чекистов, а отсюда – «уволенному» из своих. И выходом для него становится только пораженчество. В случае с Хармсом – желание немецкой оккупации, его жены Малич – бегства с немцами в Европу.

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — pretiosa@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *