Английские агенты на Кавказе во время Крымской войны

19.05.2014

Английские шпионы и диверсанты начали проникать на Черноморское побережье Кавказа в 1830-е годы, пик их деятельности пришёлся на период Крымской войны и 1860-е годы. Основной задачей англичан было поднять восстание горцев и выбить россиян из этих мест. Северная граница «независимой Черкесии» (под протекторатом Англии) должна была проходить по реке Кубань.

Крым и Кавказ и сегодня остаются самыми «болевыми» точками для России. В только что присоединённом Крыму основным фактором нестабильности остаются татары. Сейчас их там насчитывается 250-300 тысяч человек (до 15% населения полуострова), но потенциально к ним могут прибавиться ещё до 150 тысяч крымских татар, проживающих ныне в странах Средней Азии (половина от их общей численности в этих республиках). Не стоит забывать и о 4-5 млн. потомках крымских татар, проживающих в Турции. При ослаблении России «татарский фактор» на полуострове заявит о себе в полную силу.

В Дагестане уже почти пятнадцать лет идёт по сути вялотекущая гражданская война, за это все стороны конфликта потеряли уже более 2-3 тысяч человек (не считая пропавших без вести). Неспокойно и в других республиках Северного Кавказа (в первую очередь в Кабардино-Балкарии и Ингушетии). Этот регион, как мы уже знаем по девяностым годам, может взорваться в один миг.

В Крыму и на Северном Кавказе эскалация конфликта может ускориться при умелой игре иностранных разведок. В 1990-е Северный Кавказ активно расшатывала Саудовская Аравия и отчасти Англия, которая, видимо, до сих пор считает этот регион зоной своих геополитических интересов. Англия уже 170-180 лет незримо (а часто и зримо, если вспомнить время «молодых республик» на Кавказе в 1918-1921 годах) присутствует в этом регионе. Блог Толкователя напоминает, как Англия с помощью своих агентов вела подрывную работу на Северном Кавказе и на Черноморском побережье Кавказа в 1830-1860-е годы. Иллюстрации – присутствие английских войск во время Крымской войны 1853-55 годов.

До 1829 года Черкесия номинально входила в состав Турецкой державы, адыгские племена и народности фактически не подчинялись султану и были в достаточной степени независимыми.

Русско-турецкая война 1828-29 годов завершилась победой России и подписанием Адрианопольского мира. После этого упрочение позиций России на Северном Кавказе в основном стало делом внутренней политики.

В 1833 году между Османской и Российской империями был заключен Ункяр-Искелессийский договор. Союз и дружба с Турцией гарантировали свободу русской торговли через Черноморские проливы и не допускали высадки десанта западных держав на Черноморском побережье. В том же году между Россией и Австрией была подписана конвенция, по которой обе стороны обязывались сохранять статус-кво в отношении Османской империи.

Несмотря на это положение России на черноморском побережье и Северо-Западном Кавказе оставалось уязвимым. Ещё в ноябре 1819 года русскими властями были получены сведения о том, что анапский паша направил в горы, к закубанским адыгам, своих агентов, которые «возмущают черкес, уговаривают их к нападению на русскую границу, а более всего на Екатеринодар как главный пункт черноморского населения, обещая за то хищникам жалование». Тогда же было отмечено и проникновение английских эмиссаров в этот регион.

Некоторые горские феодалы, ориентируясь на Порту, призывали население к вооружённым выступлениям против царизма, помогали тайному ввозу оружия и пороха, продолжали ожидать помощи от Англии, агенты которой в 1830-х годах часто появлялись среди горцев.

Царскому командованию приходилось серьёзно считаться с соперничеством английских агентов, которые вели на Северо-Западном Кавказе подрывную работу против России, стремясь расчистить почву для внедрения английского влияния, особенно в Черноморье. На «Черкесском» побережье были высажены и подолгу жили среди адыгов Уркварт, Белл, Лонгворт, Стюарт, Найт и другие английские резиденты, побуждавшие «черкесов» к военным действиям против России. Об этом в своем рапорте графу Чернышеву в мае 1838 году писал генерал Головин.

Британское посольство в Константинополе стояло за решительную поддержу горцев Северо-Западного Кавказа против России. В середине 1830-х послом Великобритании в Турции был Понсоби, яростный противник России, вокруг которого группировались все враждебные России элементы. Он писал: «Никто из людей не оценивает так высоко значимости Черкесии для сохранения политического равенства в Европе, как я», а французский посол в Вене Сент-Олер говорил: «Если я замечаю лёгкое облачко на горизонте — то это там, на берегу Черкесии».

На дипломатическом поприще подвизался известный публицист Д.Уркварт, который ставил задачу расширения английской торговли на Кавказе, так как видел в ней ворота в Иран и Индию. С его именем связан расцвет деятельности британских агентов среди закубанских горцев в 1830-е годы. Летом 1834 года Д.Уркварт вместе с британским офицером, капитаном Лайонсом, который занимался подвозом оружия для черкесских феодалов, отправился к закубанским горцам. Он возвратился в Стамбул с подробным отчётом о своей поездке. Д.Понсоби был в восторге от доклада Д.Уркварта: «Ваш визит к черкесам, — сказал он, — станет началом больших событий». И действительно, визит Уркварта в Закубанье стал началом активизации политики Англии на Кавказе.

В связи с этим в сентябре 1835 года барон Розен писал члену Госсовета Родофиникину: «С некоторого времени я вынужден думать, что английское правительство не остается без внимания к действиям и успехам нашим в Кавказском крае. Мнение это подкрепляется предприятием капитана Лайонса».

Посол Великобритании в России лорд Дургем был также причастен к разведывательным акциям у северовосточного побережья Черного моря. В горах проживали английские агенты: британский коммерсант, совмещавший функции купца с обязанностями резидента английской разведки, прибывший в Черкесию в 1837 году Д.Белл, и действовавший с ним корреспондент английской газеты «Морнинг Кроникл» Д.Лонгворг. Они провоцировали горцев к выступлению против России, уверяя их, что в ближайшее время будет нанесен решающий удар могуществу России. Британские эмиссары занимались организацией поставки оружия из Трапезунда и Самсуна в Черкесию. Так, Белл выписал из Трапезунда на 5 тысяч турецких пиастров пороху; Лонгворт на большой турецкой лодке доставил горцам железа, серы, оружия и других припасов на 30 тысяч пиастров.

Д. Белл наладил с турецким портом Самсуном регулярные связи с помощью шести легких судов, вёл постоянную переписку со Стамбулом. Он пробыл у горцев более трёх лет.

Разведывательные функции выполняли и два британских офицера — капитан Маррин и лейтенант Иддо, доставившие осенью 1837 года военные припасы горцам на английском купеческом двухмачтовом судне.Вскоре Иддо отправился в Англию «с обращиками серы, свинцовых и других металлических руд, найденных в горах».

Русские консулы в 1837 году доносили, что английские суда привозили оружие из Константинополя в Трапезунд для переправки его на «Черкесское» побережье. Таким образом, Трапезунд действительно играл довольно значительное место в политической борьбе. «Торговля Трапезунда становится также чрезвычайно серьёзной политической проблемой, так как она является источником новых столкновений интересов России и Англии во внутренней Азии», — подчеркивал Ф. Энгельс. Именно отсюда англичане вели наступление на Кавказ. Поставляя горцам оружие и боеприпасы, Англия и Турция стремились затянуть военные действия на Северо-Западном Кавказе и оттянуть окончательное его включение в состав России. Помимо этого, английское правительство ставило задачу ослабить Россию экономически. Ну а планом-максимум была независимая Черкесия.

В 1840-х годах продолжали приплывать к кавказскому побережью контрабандные турецкие суда. Ввоз оружия в Черкесию продолжался. Во время Крымской войны 1853-1856 годов ввоз оружия и боеприпасов из Англии и Турции возрос.

С Крымской войной связан английский проект создания на Северном Кавказе государства под общим названием «Черкесия», которое находилось бы либо под протекторатом Турции, либо – Англии (в первом случае подразумевалось, что интересы Англии турки учтут). Кроме того, предполагалось возвратить Ирану и Турции те части, которые были присоединены к России Гюлистанским и Адрианопольским трактатами. Англия заявляла, что «граница России на Кавказе должна проходить к северу от Терека и Кубани». Англия, Франция, Турция пользовались временным ослаблением позиций России на Чёрном море. И даже заключение Парижского мира, завершившего войну 1853-1856 годов не положило конец притязаниям этих стран на Черкесию.

Союзники стремились использовать подъём национально-освободительной борьбы горцев для достижения своих целей на Северо-Западном Кавказе. Начиная войну, правящие круги Англии, Франции и Турции надеялись, что им удастся с помощью горцев комбинированным ударом — с фронта и тыла — разгромить русские войска: «Царь должен быть отброшен за Терек и Кубань, так окончательно решено в совете союзных держав», — писал начальник штаба турецкого экспедиционного корпуса Фергет-паша французскому агенту в Грузии графу Розмардюку.

Помимо военных приготовлений, проводились мероприятия политического и идеологического характера. На Северный Кавказ прибывали десятки турецких и английских агентов с письмами и воззваниями проникнутыми духом фанатизма и традиционным призывом к «священной войне» против России и русского народа». На рейде Анапы летом 1856 года появился английский военный пароход «Страмболо», экипаж  которого имел переговоры с горцами.

Осенью 1856 года на Редуткальский рейд прибыл другой британский пароход — «Ронгвер», которым командовал капитан Мариэтт. Тогда же английское судно «Кенгуру» высадило вблизи Вардане Мухаммед-Эмина, возведенного турецким султаном в звание паши.

Царский военачальник А.Барятинский обобщая сведения о приходе иностранных судов сообщал в ноябре 1856 года: «Военные и коммерческие пароходы иностранных наций довольно часто появляются на восточном берегу Черного моря, перевозят горцев и имеют с ними на берегу сношение, для нас особенно вредные в том отношении, что появление их и отсутствие нашего крейсерства поддерживают в горцах уверенность в содействии им против нас Турции и Англии».

В организации доставки военных материалов на Северо-Западный Кавказ участвовали великий визирь Османской империи Решид-паша и английский посланник в Турции лорд Редклиф. По этому поводу наказной атаман Черноморского казачьего войска, генерал-майор Г.Филипсон отмечал, что «снабжение горцев оружием и всеми военными средствами, доступными только современной европейской образованности, приняло вид системы, в которой главными двигателями выступают не частные лица…»

К провозу военной контрабанды в Черкесию была причастна и Австрийская империя, суда которой появлялись у кавказских берегов и занимались запрещённой торговлей с горцами. После завершения Крымской войны Австрия проявляла особый интерес к событиям на Северо-Западном Кавказе. Австрийской правительство было не согласно с укреплением позиций России в этом районе. Её посланник в Османской империи Прокеш-Остан участвовал в доставке военных материалов в регион.

Xотя по условиям Парижского мира 1856 года Россия получила обратно Черноморское побережье Кавказа, позиции её на Черном море были сильно ослаблены. Правящие круги Англии и Турции, которых не оставляла мысль оттеснить Россию за Кубань и Терек, получили возможность вести свою деятельность на Северо-Западном Кавказе. Английские и османские эмиссары под предлогом, что будто бы по Парижскому миру европейские державы объявили кавказских горцев «независимыми и приняли их под свою защиту», развернули среди народов Северного Кавказа свою деятельность против России.

Из османских агентов особенно большую активность развернули: Xаджи-Исмаил, Магомед-Амин, Сефер-бей Занов, находившиеся среди горцев ещё со времен Крымской войны. Вся их деятельность была направлена на то, чтобы оторвать Северо-Западный Кавказ от России, подняв против неё всех горцев, призывали их принять подданство Турции.

В устье реки Туапсе в феврале 1857 года английский пароход «Кенгуру» высадил отряд легионеров около 200 человек, состоящий из польских и венгерских эмигрантов, находящихся на османской службе во главе с бывшим полковником венгерской армии Яношем Бандья (Мехмед-бей) и польским полковником Теофилом Лапинским (Тефик-бей). Действовал этот польско-венгерский отряд на Кавказе до весны 1860 года, т.е. более трёх лет.

А вот опытка английских агентов Лонгворта и Белла сформировать черкесскую конницу в составе 6 тысяч человек с английским вооружением, чтобы направить её в Крым, не удалась. Народные массы не оказывали поддержки этим планам. К. Маркс и Ф. Энгельс писали о горцах: «На Кавказе полное затишье… Перспективы присоединения к Турции, по-видимому, отнюдь не приводит их в восторг».

В 1860-х годах активизируется деятельность османских и английских посланцев на Северо-Западном Кавказе. В Лондоне и Константинополе к этому времени были созданы «черкесские комитеты» с идеей защиты «независимой» Черкесии, которые вели широкую пропаганду против России. Они утверждали, что «ключ военного и торгового могущества Англии в Азии находится в Черкесии», и что Черкесия «защищает» Индию от «русской агрессии». Эти «черкесские комитеты» были связаны и с парижским центром польской эмиграции. Но именно Константинополь стал главным пунктом снабжения кавказских горцев оружием и боеприпасами. В своем донесении к наместнику на Кавказе царский посланник в 1863 году писал: «Константинополь составляет сборное место недоброжелательных нам старейшин непокорных горских племен, а также складочный пункт оружия, военных припасов и других принадлежностей, назначаемых врагами нашими к отправлению к кавказским берегам Черного моря. Здесь под влиянием происков польских эмигрантов кавказский вопрос всё более и более привлекает к себе общественное внимание Европы и становится орудием враждебной политической пропаганды».

Проникновение Англии на Кавказ было остановлено только в 1920-е годы советской властью. С падением СССР Кавказ снова стал погружаться в безвременье, и пока не видно, как Россия может остановить этот процесс.

+++

Ещё в Блоге Толкователя о Кавказе:

Кавказцы считают Россию более европейской страной, чем русские

Исследования социологов показывают, что восприятие России как части европейской цивилизации более характерно для народов Кавказа, чем для русских – соответственно, 31,2% и 20,7%. В целом же по России лишь 11% её граждан считают, что наша страна должна сближаться с Европой и США.

***

Первая чеченская война

1 декабря юридически исполнилось 18 лет с начала усмирительной войны России в Чечне. В этой войне Россия потерпела унизительное поражение, Блог Толкователя показывает, как происходило вторжение в пиратский анклав.

***

Символы доблести на Кавказе в XIX веке

Ещё в середине XIX века грузинский или лезгинский юноша лучшими подарком невесте на свадьбу считал отрубленные руки человека из соседнего племени. А аулы на Кавказе тогда устраивали соревнования: кто больше прибьёт отрубленных рук на церковь или мечеть. Эти наблюдения принадлежат перу французского писателя Дюма, совершившего этнографическую поездку на Кавказ.

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — pretiosa@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *