Насколько Россия антисоциальное государство?

21.05.2014

«Русская весна» породила у значительной части политические активных россиян ожидание «левого поворота» Путина. Но изменения коснулись только его политики – перехода от правого либерализма к неоконсерватизму. В экономике Россия продолжает оставаться антисоциальным государством. «Сухие цифры» показывают, что по «социалке» РФ отстаёт от западных стран в разы.

Сегодня уже хорошо понятно, что «Русская весна» не изменила основ российского государства. Стало чуть больше имперскости, архаики, цезаризма и фаворитизма. В политической части Россия откатилась от голлистской республики (Франции образца 1950-х) примерно в начало ХХ века, в эпоху Николая II. В экономике же и социальных отношениях откат не так велик, но и это объяснимо: падение из индустриального мира в аграрный (в то самое время последнего Романова) означало бы полный крах государственности. В этом случае у власти сработал инстинкт самосохранения. В итоге мы сегодня имеем страну с неоконсервативной политикой и неолиберальной экономикой. Это не какое-то исключение из общемировых правил, во второй половине ХХ века так жили большинство тех же латиноамериканских стран (к примеру, Мексика или Бразилия).

Хороший показатель, характеризующий тип социально-экономических отношений в обществе, состояние его «социалки». Вверху на карте мы видим уровень минимальной зарплаты в странах Евросоюза (который в российском агитпропе принято теперь называть «загнивающий»). В России сегодня МРОТ составляет 5554 рубля, или 116 евро. То есть минимальная зарплата в России на 25% ниже, чем в самой бедной стране ЕС – Болгарии. От Португалии, которую когда-то Владимир Путин завещал догнать и перегнать, Россия по этому показателю уступает без мало в 4 раза.

Ну хорошо, та же Португалия по подушевому ВВП богаче России (но не в 4 раза, а в полтора). Чтобы убедиться в антисоциальности российского государства можно посмотреть не абсолютные, а относительные показатели.

Для социальной сферы России характерен ряд деформаций, обусловливающих конфликт интересов как в системе «богатые-бедные», так и в триаде «общество-государство-бизнес». Выделим данные деформации.

Первый тип деформации — деформация структуры российского общества, обусловленная чрезмерно высокой степенью социального расслоения. В экономически развитых странах структура общества по уровню доходов предполагает, что наибольшую его часть составляет средний класс, получающий средние доходы, а доля населения с очень низкими и очень высокими доходами мала. В России такого среднего класса практически нет (по западным критериям он составляет в России всего 10-15%).

При этом российская бедность имеет свою специфику. В отличие от других стран, в России более 65% бедного населения — это трудоспособные граждане, а российские семьи с детьми подвержены наибольшему риску попадания в низкодоходную группу населения, сползания в низшую страту.
Деформация структуры российского общества связана со вторым типом деформации — деформацией структуры доходов и способов их образования. В структуре доходов россиян преобладают заработная плата (64,9%) и социальные выплаты (18,9%), а на другие виды доходов приходится незначительная доля: доля доходов от предпринимательской деятельности — 9,8%, доходов от собственности — 4,5%.

Усугубление проблемы неравенства в российском обществе наблюдается в динамике доходов от собственности, поскольку поступление наиболее высоких доходов на душу населения обеспечивает именно рост доходов от собственности, а не рост заработной платы. Анализ прироста доходов бедных и богатых в расчете на 100 руб. прироста ВРП на душу населения показывает, что бедные получают прирост на 5 руб., а богатые — на 200 руб., т.е. разница между богатыми и бедными составляет 40 раз.

Но проблема заключается не только в низком уровне доходов основной массы россиян, но и в том, что закрепляется определенная модель жизни — «от зарплаты до зарплаты». Для данной части российского общества характерно привыкание к жизни на грани выживания, они не видят смысла бороться за свои права, ведут крайне пассивный образ жизни.

Для повышения благосостояния общества, сокращения бедности, обеспечения населения качественными социальными услугами в среднесрочной перспективе совокупные бюджетные расходы на душу населения в России намечено повысить. Но повышение расходов государства на социальные цели не приводит к адекватному росту уровня жизни населения вследствие сохранения прежнего механизма перераспределения доходов, а также увеличения тарифов на энергоносители, услуги ЖКХ, возрастающей стоимости медицинской помощи и образования, инфляции и т.д.

По расчётам социологов, если в Москве и Санкт-Петербурге нуждающимся является каждый четвертый житель, то уже в областных центрах — каждый третий, в малых городах — каждый второй, а на селе почти 65% жителей. Об этом свидетельствуют и данные на 2010 год Центральной военно-врачебной комиссии Министерства обороны РФ, согласно которым ежегодно вследствие недоедания отсрочки от службы получают 50 тысяч призывников. Преобладающая часть призывников — это жители малых городов и сельской местности.

Для России необходима сбалансированная, взвешенная государственная политика регулирования доходов. В западноевропейской практике удается сдерживать углубление неравенства благодаря перераспределению доходов в обществе. Например, во Франции с помощью политики перераспределения доходов удается снизить уровень бедности с 25 до 7%, а в Дании — с 17 до 4%.

На фоне деформации структуры российского общества и системы распределения доходов происходит снижение доступности качественных социальных услуг (здравоохранения, образования). В России расходы на социальные нужды составляют менее 40% всех расходов бюджета. Крайне низка доля расходов на здравоохранение — всего 5% в бюджете расширенного правительства, доля расходов на образование — около 8%. За последние пять лет произошло сокращение количества бюджетных мест в высших учебных заведениях на 15%.

Между тем в экономически развитых странах мира проводится противоположная политика по расширению бесплатного образования. Так, в США бесплатно обучаются 85% детей; в Германии — 98% детей (родители оплачивают только стоимость учебников); в Японии с 2010 года 12-летнее школьное обучение стало полностью бесплатным. В России же наблюдается коммерциализация не только вузовского образования, но и школьного обучения. Так, предполагается, что из средств бюджета будут финансироваться только дисциплины, включенные в образовательный стандарт.

Наблюдается отставание и по абсолютным значениям государственных расходов на душу населения в год. Например, на образование в Дании выделяется 2738 долларов на душу населения в год, в Швеции — 2072, Австрии, Франции и Бельгии — около 1500, в Германии и Нидерландах — около 1300, в то время как в России — 220 долларов. Расходы на социальную защиту в России составляют примерно 25% совокупных правительственных расходов и чуть больше 9% ВВП.

Ещё один тип деформаций наблюдается в области обеспечения населения услугами учреждений культуры и отдыха. Одновременно со снижением доходов населения, ростом стоимости услуг учреждений культуры и отдыха происходит уменьшение их доступности для основной массы россиян. Расходы населения на товары не первой необходимости, отдых и культуру неуклонно снижаются, уменьшается и воспитательное влияние культурной сферы на молодое поколение. За последние два десятилетия была практически утрачена привычка посещения музеев, театров, библиотек. Общее количество посетителей учреждений культуры уменьшилось с 11 млн. человек (1995 год) до 6 млн. 300 тысяч человек сегодня.

Выборочное обследование культурных потребностей российской молодежи в возрастной группе 15-29 лет выявило, что никогда не посещают театров 46,8% опрошенных молодых людей; делают это от случая к случаю — 45,8%; совсем не посещают музеев — 45,9%; никогда не были на выставках и вернисажах — 59,8%.

Экономические достижения страны пока не оправдывают социальных ожиданий большинства населения, так как обеспечивают реализацию интересов лишь небольшой части общества. Основная часть населения проигрывает от проводимых социально-экономических модернизаций.

Нет успехов у России и в области демографии – «коренное» население продолжает сокращаться, на бумаге прирост происходит лишь за счёт массированной миграции. Показателен в области демографической политики опыт Швеции и Бельгии, где достигнуты самые высокие уровни рождаемости среди стран Еврозоны. Так, в Швеции стержневым компонентом демографической политики является гендерная политика, противодействующая дискриминации женщин на рынке труда, что создает условия для экономической независимости женщин, находящихся в браке. Кроме того, здесь большое внимание уделяется поддержке молодых семей за счет достаточно высокого размера стипендий студентов и механизмов льготного кредитования. Интересен опыт Бельгии, правительство которой, помимо снижения налогов, выплаты субсидий на жилье и обучение детей, в рамках демографической политики производит выплату пособия, размер которого зависит от возраста ребенка. Так, пособие на детей до 14 лет в 3 раза больше, чем пособие на детей до 4 лет. В случаях, когда ребенок учится, пособие продолжает выплачиваться до 25 лет.

Во время президентства Дмитрия Медведева была принята Концепция долгосрочного социально-экономического развития России до 2020 года. Согласно ей предусматривались следующие показатели:

— увеличение валового внутреннего продукта на душу населения по паритету покупательной способности до более 30 тысяч долларов;

— охват высшим и средним профессиональным образованием населения 60-70% (сегодня около 50%);

— средний уровень обеспеченности жильем — около 30 кв.м на человека (или около 100 кв. м на среднестатистическую семью);

— снижение доли населения, проживающего в местах с неблагоприятной экологической обстановкой, до 14% (43% в 2007 г.);

— снижение уровня смертности от насильственных причин в два раза;

— снижение уровня абсолютной бедности до 6-7 %, а относительной бедности (или малообеспеченной части населения) — до 15%;

— увеличение среднего класса до более 50% населения за счет увеличения количества занятых в экономике знаний, технологий и обеспечении развития самого человека;

снижение дифференциации населения по уровню доходов до 12 раз (16,8 раз в 2007 году; отношение доходов 10% самых бедных и 10% самых богатых);

— стопроцентный охват бедного населения государственными социальными программами.

Симптоматично, что сегодня власти вообще перестали вспоминать о существовании этой Концепции.

Проблема низкой оценки труда в России во многом связана с заниженным уровнем минимального размера оплаты труда (МРОТ). Наша страна является единственной среди европейских государств, где МРОТ ниже прожиточного минимума (ПМ). При этом согласно Трудовому кодексу РФ (ст. 133) МРОТ не может быть меньше прожиточного минимума. Как видно из таблицы ниже, МРОТ сегодня примерно в 1,4 раза ниже ПМ.

В этих условиях на законодательном уровне требуется пересмотр методики определения размера МРОТ. Например, показателен опыт западноевропейских стран, где МРОТ привязывают к прожиточному минимуму и к величине средней заработной платы по стране. В европейских странах МРОТ составляет 50% и более от средней зарплаты. В соответствии с Европейской социальной хартией во многих странах этого региона минимальная зарплата вышла на уровень 1,5-2,5 ПМ. Если применить эту норму к России, то сегодня МРОТ должен был бы составлять 11-20 тысяч рублей. Примерно на этом уровне должны были быть и пособия по безработице и различные социальные выплаты (например, по уходу за ребёнком).

Учитывая рекомендации МОТ (Конвенция МОТ №102, 1952 год, «О минимальных нормах социальной защиты»), необходимо довести соотношение минимальной и средней заработной платы в России в соотношение не менее 50% (т.е. около 15-17 тысяч рублей).

Повышение МРОТ и социальных пособий приведёт к общему удорожанию рабочей силы, особенно в регионах. В свою очередь, это будет способствовать модернизации экономики. К примеру, какой смысл будет горбатиться на металлургических заводах Дерипаски или Махмудова за 20 тысяч рублей в месяц, когда пособие (вэлфер) достигнет 15-17 тысяч рублей? Это заставит собственника завода увеличивать производительность труда одновременно за счёт сокращения персонала и автоматизации производства.

(Сегодня же максимальная величина пособия по безработице ещё ниже МРОТ, и составляет всего 4900 рублей, или около 105 евро).

Повышение доходов среди низкооплачиваемых слоёв населения (а таковых в России, как уже говорилось выше, свыше 50%) «закрутит» и малый бизнес на местах, так как наконец-то массово появится «человек с рублём».

Но по всей видимости эти преобразования возможны только «после Путина». Нынешняя власть пока не подаёт признаков изменения существующей социально-экономической политики.

(Цифры – Лариса Логинова, «Социально-экономические деформации в развитии российского общества», Вестник Пермского университета, №4, 2012)

+++

Ещё в Блоге Толкователя о социальной сфере:

Как в Коми вэлфер вывел людей из бедности

В республике Коми на деньги Евросоюза прошёл эксперимент «От пособия к зарплате». Его участниками стали семьи бедняков, которым начали выплачивать вэлфер. Вопреки завываниям неолибералов, вэлфер не испортил бедняков: наоборот, многие из них, получив передышку, начали мелкий бизнес или устроились на работу. В итоге бюджет даже выиграл от введения вэлфера.

***

Почему для России важны высокие МРОТ и социал

Президент США «пробивает» увеличение минимальной оплаты труда до 9 долларов в час. Американские экономисты согласны, что рост доходов малоимущих благотворно скажется на экономике. Не то в России: МРОТ в 5205 рублей (170 долларов) позорно низок – в 2 раза ниже, чем в Латвии, где схожий с российским ВВП на душу населения, и ставит крест на появлении в стране потребительской экономики, а далее – свободы.

***

Как дальше развиваться западной социал-демократии?

Английский историк левых взглядов Тони Джадт перед своей смертью, в 2008 году написал работу, в которой попытался переосмыслить роль западной социал-демократии. То, что неолиберализм доказал свою несостоятельность, у него не вызывало сомнения. Джадт считал, что выход из нынешнего тупика – вновь вернуться к перераспределению богатства и увеличению роли государства.

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — pretiosa@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , , , , , , , ,

One Response to Насколько Россия антисоциальное государство?

  1. Oksanov on 22.05.2014 at 04:13

    О статье Пряникова у Каспарова по социальным проблемам России.

    Статья очень интересна и содержательна. К сожалению, даже оппозиционные журналы обращают мало внимания на социальные проблемы России. Эта статья — полезное исключение.
    Я уже много лет пытаюсь достучаться в интернете до тех, кто понимает, насколько важно понимание роли российской бедности, и шире — проблем экономической и политической формаций России.

    В России типичный марксовский капитализм, точнее — загнивающий капитализм, последняя стадия капитализма. В современном мире иная экономическая формация — третья стадия рыночной экономики, современная смешанная рыночная экономика. Об этом можно прочитать в учебниках экономики, даже в некоторых российских, но об этом говорить не принято.

    В России всё типично для марксовского капитализма, только в предельно преувеличенном виде. Норма прибавочной стоимости в России — до 500% на уровне МРОТ и порядка 200% на уровне медианной оплаты труда. При Марксе норма прибавочной стоимости была 50%. Не собственность создала богатейших приватизаторов в России — высокая прибавочная стоимость. Первый российский МРОТ был существенно ниже прожиточного минимума для работника — такого не было в мире никогда: даже при Хамураппи полагалось платить работнику так, чтобы хватало ему и его семье.
    Поэтому российский капитализм можно назвать концлагерным капитализмом, именно в концлагере работник получал меньше, чем необходимо для выживания. Ясно, что такое не имеет никакого отношения к либерализму, тем более к неолиберализму. Тут ощибка автора: неолиберализм — «Современный либерализм (неолиберализм) исходит из того, что механизм свободного рынка создает наиболее благоприятные предпосылки для эффективной экономической деятельности, регулирования социальных и экономических процессов; вместе с тем постоянное вмешательство государства необходимо для поддержания нормальных условий конкуренции. В последние десятилетия происходит сближение идей либерализма, консерватизма и социал-демократии» — http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc1p/26746.
    В России намеренно искажают большинство понятий — так легче обманывать людей.
    Что касается политической формации, то в России уже давно одна из крайних форм тоталитаризма — фашизм.
    Достаточно сравнить признаки фашизма: «…В любых своих разновидностях фашизм противопоставляет институтам и ценностям демократии так называемый новый порядок и предельно жёсткие средства его утверждения. Фашизм опирается на массовую тоталитарную политическую партию (приходя к власти, она становится государственно-монопольной организацией) и непререкаемый авторитет вождя, фюрера. Тотальный, в том числе идеологический, массовый террор, шовинизм, переходящая в геноцид ксенофобия по отношению к чуждым национальным и социальным группам, к враждебным ему ценностям цивилизации — непременные элементы идеологии и политики фашизма. Режимы и движения фашистского типа используют демагогию, популизм, лозунги социализма, имперской державности, апологетику войны. Фашизм находит опору преимущественно в социально-обездоленных группах в условиях общенациональных кризисов или катаклизмов модернизации. Многие черты фашизма присущи различным социальным и национальным движениям правого и левого толка. По видимой противоположности идеологических установок (например, класс или нация), по способам политической мобилизации общества, приёмам террористического господства и пропаганды к фашизму близки тоталитарные движения и режимы большевизма, сталинизма, маоизма и др.» —
    http://dic.academic.ru/dic.nsf/hist_dic/14058.
    Можно просто сравнить то, что в России — всё признаки совпадают.

    Хочу пожелать Павлу Пряникову дальнейших успехов в борьбе за права россиян.
    Аркадий Оксанов — a-i-oksanov.livejournal.com
    aioksanov@mail.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *