Почему российские города не пошли по западному пути развития

27.05.2014

Формирование городов в Европе и России происходило разными путями. Даже в конце XIX века города в России были наполовину крестьянскими, а бытиё в них определяло сословие, а не профессия; административный диктат, а не местное самоуправление. Примерны такими же недоразвитыми были и города в Китае.

Урбанизация – процесс не только географический и технологический, но и социальный. Развитие европейских городов создавало новый менталитет, новый образ мышления, новую систему отношений, этику, тип личности, наконец, новые механизмы накопления ипередачи этнокультурной информации.

Главная особенность европейских городов, благодаря которой именно в них произошел прорыв из аграрного общества в индустриальное, состояла в том, что именно в них произошло слияние культуры ремесленника с культурой купца. Произойти это могло только в общности, где гильдийский купец и цеховой ремесленник имеют общие интересы, противоположные интересам крестьянства и земельной аристократии (дворянства), и где между ними нет непреодолимых социальных барьеров. Именно этот прорыв породил идеологию европейского капитализма XVII–XX веков.

Основой это идеологии являются:

– производство, ориентированное на массовые рынки, в отличиеот «штучного» ремесленного производства;

– стремление к максимизации денежной прибыли, в отличие от идеологии «достаточного самообеспечения», характерного для традиционного ремесленника.

Схематично, в чём было отличие урбанизации в Европе от России и Китая, рассказывает историк А.А.Сусоколов в книге «Культура и обмен: Введение в экономическую антропологию» (изд-во «Русская панорама», 2006).

Такое объединение и произошло в городах Европы в позднем Средневековье. Оно выражалось в личной унии богатых купцов и цеховых мастеров, которая нередко дополнялась браком их детей, а также в массовых заказах, которые купцы раздавали мелким ремесленникам, заставляя их работать не только на местный рынок. Происходило это слияние потому, что и купец и ремесленник очень остро ощущали своё единство, они имели общепризнанный официальный статус горожанина. Ни в Китае, ни в России подобная система отношений не реализовалась.

Почему же «слияние» купеческой и ремесленной культуры произошло в городах Европы XVI–XVII веков, и почему этого не случилось в городах Китая и России?

Известную, хотя и далеко не решающую роль сыграл тот факт, что в Европе были поселения, которых никогда не было на Руси –древние античные города. В таких городах сохранялась планировка улиц; жили потомки тех, кто населял их до прихода «варваров», а, следовательно, и некоторые элементы бытовой, поведенческой и политической культуры античных времен. В них особенно охотно селились представители новых элит. Значительная часть современной Западной и Центральной Европы в той или иной степени входила в зону влияния Римской империи. В большей степени это относилоськ Италии, южной Франции; в меньшей степени – к Англии, южной Германии, Австрии, Чехии и южнославянским государствам. Однако это слишком простое и поверхностное объяснение – к примеру, не были затронуты античным влиянием территории современных Скандинавии, Северной Германии, Голландии, однако там городская культура получила не меньший расцвет, чем на более южных европейских территориях.

Значит, причина появления городской цивилизации в Европе основана на чём-то другом.

В X–XII веках начался новый этап в истории европейских городов. В этот период активизировалась внешняя торговля Европы, понемногу стали развиваться и внутренние рынки. Наконец, именно в эти века в результате довольно высокого естественного прироста стало формироваться избыточное сельское население. Всё это привело к коренному изменению численности и социальной структуры городов. Население городов стало стремительно увеличиваться. Они стали центрами, где селились купцы и ремесленники, то есть профессионалы, занятые вне сельского хозяйства. Многие торговые города формировались вдоль основных маршрутов следования купцов на заграничные рынки.

Однако, аналогичные процессы в это время происходили и на территории Новгородской, Киевской, а позже и Владимиро-Суздальской Руси. То есть и эта причина была не главной.

К концу XIII – XIV векам в Европе окончательно сложилась система феодальных отношений. Суть её состоит в том, что фактическим суверенитетом обладали люди, принадлежащие к сословию крупных землевладельцев – феодалов (рыцарей). Роль государства как такового и центральной власти (короля) в течение 500 лет (X–XIV века) на основной территории Западной и Центральной Европы была чисто номинальной. Это сыграло решающую роль в жизни европейских городов. Рыцарство, организованное по принципам позднеродового строя, большое внимание уделяло престижной экономике. Все вопросы жизнеобеспечения рыцарство могло решать без всякой торговли, за счет эксплуатации крестьянства. Деньги (а следовательно и торговля) нужны были рыцарям, прежде всего, для приобретения престижных товаров (дорогих тканей, украшений, оружия).

Однако и жизнеобеспечивающая экономика сыграла свою роль в развитии внешней торговли. Кардинальной проблемой всего Средневековья было создание запасов белковой пищи. Многие приёмы консервирования были неизвестны. Первоначально пряности использовались не как вкусовые добавки, а именно как способ предохранения скоропортящихся продуктов. Пряности так же, как и драгоценности, покупались в южных и восточных странах и стоили очень дорого.

Эти обстоятельства делали рыцарство зависимым от городов, которые, наряду с военными набегами, только и могли быть поставщиком денег и престижных товаров. Купец предшествовал ремесленнику в городе, то есть именно купеческие слободы поначалу стали основой новых европейских городов. Поэтому рыцари шли навстречу городам, позволяя им создавать собственные общины, наделяя их значительными налоговыми и социальными льготами, предоставляя городам практически полную автономию.

К моменту возникновения и укрепления в Европе централизованных государств (XV–XVI века) в регионе сложились устойчивые сильные городские общины, обладавшие ресурсами не меньшими, если не большими, чем само государство. Многие города буквально «выжали» своих бывших благодетелей – землевладельцев – за пределы городских стен; более того, богатые горожане сами становились землевладельцами. И хотя сельскохозяйственные занятия сохранялись в среде городского населения, однако они носили вспомогательный характер. В основном это были садоводство и огородничество, плоды которых реализовывались в самих городах.

В отношении городской культуры далеко не вся Европа была едина. В частности, между городами Северной и Южной Европы сложились различия в отношении вертикали власти. «Разрыв сословной связи с внегородской знатью наблюдается преимущественно в городских корпорациях Северной Европы, между тем как на юге, особенно в Италии, с ростом городского могущества почти вся знать переместилась в города. Возможно, именно под влиянием этого фактора возникли существенные различия деловой культуры Северной и Южной Европы.

Развитие городов в России пошло по иному пути. Здесь они так и не смогли противопоставить себя «селу» (в лице крестьян и феодалов), а также государственной власти, представлявшей, в первую очередь, интересы феодалов. Этому способствовали два фактора.

Во-первых, в силу ряда исторических обстоятельств торговые пути, проходившие через земли восточных славян, в XII–XIV веках сместились на запад. Это несколько замедлило (хотя и не остановило) формирование класса купечества, а, следовательно, и купеческих поселений как основы городского населения. Исключение составляли, пожалуй, только Новгород и Псков, входившие в зону влияния балтийского союза купеческих городов – Ганзы, где купечество было ведущей социальной группой.

Во-вторых, несмотря на формирование Золотой Орды (40-е годы XIII века), а затем Казанского, Астраханского, Сибирского ханств, у русского крестьянства оставались значительные возможности внутренней и внешней колонизации. Движение крестьян на север не прекращалось никогда, а после падения Казани и Астрахани (1550–60 годы) открылись пути переселения на юг и восток. Иными словами, избыточное сельское население, в отличие от стран Европы, не было вынуждено бежать в города и менять соху на молот, рубанок или шило. Кроме того, в России не было (и не могло быть) «крестьянского майората».

Ввиду этих обстоятельств  массовое превращение городов России в торговые, ремесленные, а затем и промышленные центры началось только в конце XVII века, то есть примерно на 500 лет позже, чем в Европе. Очень важно отметить, что в России к этому времени сложилось достаточно сильное централизованное государство; власть прежней феодальной верхушки (князей и бояр) была в значительной степени подорвана.

Принципиальное отличие от процессов, протекавших в Европе, состояло в том, что статус города присваивался не феодалом, заинтересованным в торговых и ремесленных функциях города, а государством, основной интерес которого состоял в сборе податей, а с появлением регулярной армии – и в рекрутских наборах. Поэтому статус городов нередко присваивался крупным сельским поселениям, имеющим удобное географическое положение, большинство в которых не только на момент образования, но и спустя несколько поколений составляли крестьяне.

Непрерывное территориальное расширение Российского государства с конца XVI по вторую половину XIX веков происходило во всех направлениях: на запад (присоединение Украины, Белоруссии, Польши, Финляндии и Восточной Прибалтики), на юг (Южнорусские степи, Кавказ и Закавказье, Крым) и на восток (Сибирь, Средняя Азия). Новые границы обозначались городами-крепостями, часть которых впоследствии исчезла или стала сельскими поселениями, а некоторые превратились в крупные промышленные и культурные центры (Оренбург, Иркутск, Новосибирск, Уфа, Владикавказ, Грозный и т.д.).

Таким образом, многие русские города первоначально возникали не в результате естественно-исторического процесса концентрации торгового и ремесленного населения, а как следствие административных преобразований. Этот фактор оказал решающее влияние на социальную структуру и функции городов, на культуру городского населения. В определенной степени действие этого фактора сказывается до сих пор. Российская урбанизация отличалась от европейской не только более поздним началом, но и тем, что протекала она по иному сценарию и с иными последствиями. Основное качественное отличие состояло в том, что российский город до конца XIX века так и не сложился как самостоятельная социальная общность, как социальная группа, противостоящая сельской общине.

Взаимопроникновение городского и сельского населения в России всегда оставалось более глубоким, чем в Европе; сельское население с присущими ему чертами культуры и психологии всегда оказывало сильное влияние на городское население. В социальном отношении российские города, даже старые и крупные, всё-таки не стали настоящей альтернативой селу, как это имело место в Европе.

Значительно выше, нежели в Европе, была доля горожан, занятых в сельском хозяйстве. Сохранение вплоть до 1917 года сословий способствовало тому, что даже среди горожан, занимавшихся ремеслом, промышленностью и торговлей, многие были связаны межличностными узами с аграрным населением, а зачастую и сами числились крестьянами. Наглядно это видно из следующих данных:

Такой смешанный состав тормозил формирование единых городских локальных субкультур, поскольку лица, принадлежавшие к разным сословиям, имели разные социальные и экономические интересы. Крестьяне не принимали участие в городском самоуправлении, они платили совершенно другие налоги и с совершенно других видов деятельности.

В то же время границы между сословиями, особенно средних и низших слоев общества, были в городе очень проницаемыми, что также говорило о несформированности самостоятельных городских сословий, обладающих собственной выраженной культурой. Культура и идеология деревни оказывали очень сильное влияние на все городские слои, особенно на средние и низшие.

В Китае население городов тоже не образовывало самостоятельной общности, отличавшей и противопоставлявшей себя как селу, так и государственной власти. В этом отношении китайские города относительно схожи с городами российскими. Однако в России в конечном итоге государством были узаконены «городские» сословия и статус горожанина. В Китае этого так и не произошло. Население китайских городов не составляло особого сословия (или особых сословий). Соответственно, в отличие от Европы, отсутствовало и особое городское право. Налогообложение, как и в России, зависело от принадлежности к профессиональной группе (земледелец, ремесленник, чиновник, купец), а не от основного места проживания или принадлежности к городскому сообществу.

Города в Китае не обладали собственными полномочными органами управления, выбиравшимися самими горожанами. Выборные органы самоуправления имелись только в отдельных территориальных общинах («кварталах»), из которых состояло население города. Общины эти формировались по земляческим, родственным и профессиональным признакам. Нередко эти признаки пересекались. В городах действовали периодически собиравшиеся «советы старейшин», включавшие в себя глав кварталов. Однако реальная власть принадлежала государственному чиновнику – мандарину.

Впервые юридическое отделение города от деревни произошло в России в 1699 году, когда указом Петра I посадское население было выведено из-под власти государственных чиновников-воевод. Но в целом юридический статус города как поселения, качественно отличного от села, начал формироваться лишь в XVIII веке; до этого государство различало своих граждан по сословной принадлежности (то есть по размеру и способу уплаты налогов), а не по типу населённого пункта, в котором они проживали. Только в 1785 году была дарована «Жалованная грамота городам», в общих чертах определявшая их статус и основы городского самоуправления. Городские самоуправления просуществовали около 130 лет – в течение жизни 5 поколений. Ввиду общей слабости и неорганизованности групп городского населения эти самоуправления всё же не смогли стать реальной силой, противостоящей давлению центральных властей. Права городского самоуправления были расширены «Городовым положением», принятым в 1870 году. Но и это положение не дотягивало до вольностей, имевшихся в европейском городском самоуправлении.

Ну а после Революции в итак слаборазвитые города хлынула многочисленная крестьянская масса (либо поселения возникали вокруг заводов), и ни о каком эволюционном городском «духе» уже говорить не приходилось. Городская среда и сегодня остаётся не сформированной, а власть в них принадлежит Посаду – гибриду крестьянского и урбанизированного мироустройства.

Иллюстрации – российские города на картинах XIX века (при наведении курсора на картину можно прочитать, что это за город и в каком году)

+++

Ещё в Блоге Толкователя об особенностях европейского и российского путях развития:

Английская историография: российское государство — наследник Орды и Китая

Английские историки рассматривают модернизацию в России в XVI-XVIII веках лишь как военную реформу на европейский лад. Политическая, административная и экономическая системы в это время продолжали оставаться «евразийскими» – заимствованными у Орды, Китая и Византии.

***

Почему Европа?

Американский политолог Джек Голдстоун попытался найти объяснение превращению Европы в XIX веке из периферийного и отсталого региона в территорию, где создавались величайшие инновации, богатства и сильная власть. Как и почему это произошло? Голдстоун называет причиной случайную цепь из шести событий, произошедших тогда в Англии, среди которых одна из главных – веротерпимость.

***

Россия как правопреемница Золотой Орды

Московская сетевая общественность в последние дни взбудоражена обнаружением книги хакасского учёного Тюньдешева «Великий хан Батый – основатель Российской государственности». Но название книги верно отражает суть – управление Россией до сих пор проходит по Системе, заложенной в Золотой Орде (от конфуцианской законности до почитания Начальника).

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — pretiosa@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , , , , , , , ,

One Response to Почему российские города не пошли по западному пути развития

  1. Djalama68 on 27.05.2014 at 20:11

    Эта простая доходчивая статья — исключительно ВАЖНА для понимания отличий исторического процесса в Европе и России. ЕЙ место в учебниках истории, а не быдляцкому мычанию про «отставание России от Европы из-за татарамангольскаваига». Респект!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *