Лесбийский образ России и Европы начала ХХ века

23.06.2014

В начале ХХ века отношение российского общества к лесбиянству стало очень терпимым. Не последнюю роль в этом сыграли несколько выдающихся лесбиянок – доктор Анна Евреинова и хирург Вера Гедройц. В 1920-е хирурги пытались лечить лесбиянок, но безуспешно. Французский режиссёр Себастьян Лифшиц в наши дни собрал коллекцию, как выглядели лесбийские союзы в начале ХХ века.

Блог Толкователя уже не раз писал, что отсыл современных пропагандистов к неким «традиционным ценностям России», которые должны «излечить» общество, является абсурдным. У каждой эпохи свои ценности. Более того, в традиции России есть такие «традиции», которые, мягко говоря, придутся совсем не по нраву неоконсерваторам, контролирующим сегодня агитпроп.

Одна из таких «традиций» — очень терпимое отношение российского общества столетней давности к гомосексуализму – явлению, которое сегодня в России трактуется как «опасное извращение и подрывная деятельность». Формально мужской гомосексуализм тогда карался по закону (до 3-х лет тюрьмы), однако судебные случаи по этой статье были единичны, а мужеложество процветало во всех сословиях империи (см. сноску по окончании статьи).

Наказание за гомосексуализм в начале ХХ века в основном применялось в туземных губерниях России, и оно там понималось не столько как репрессии, сколько как борьбы против варварских автохтонных обычаев. Профессор Эриксон в статье «О половом разврате и неестественных половых сношениях в коренном населении Кавказа» писал:

(Мальчики-наложники — бачи — в Самарканде, 1890-е годы)

«По данным за 1911-13 годы из общего числа случаев мужеложества в Российской империи почти половина приходилась на Тифлисскую губернию (включая города Тифлис, Баку, Екатеринослав, Ереван и прочие населенные пункты). Несмотря на распространенность половой психопатии среди населения данного региона, этот феномен был прежде всего порождением местных культур. Обычаи и нравы коренного населения Грузии и Армении, регионов вокруг Баку, Ташкента и Самарканда отнюдь не исключали однополых отношений, причем часто принудительных.

Распространенные на Кавказе похищения мальчиков и юношей для половых целей подчас объяснялись дикими нравами туземного населения. В Ташкенте и близлежащих регионах Средней Азии распространенность педерастии объяснялась изоляцией женского населения, специфическим образом жизни местного населения, коротавших досуг в разного рода чайных (чайханах), где с ранних лет они приучаются к восточной лени и тунеядству, а также местными традициями подростковой проституции – бачебаством (бачи – мальчики-танцоры передвижных групп, вовлеченные также в платный секс ). Чем крупнее город и больше в нём мусульман , тем чаще возникают судебные процессы по поводу педерастии».

В городах же европейской части России, как уже говорилось выше, гомосексуализм считался обыденным, «природным» явлением.

В предисловии к французскому изданию биографии Чайковского (1987 год) Нина Берберова приводит несколько фактов, свидетельствующих об открытости и ненаказуемости мужчин-гомосексуалистов в России на рубеже столетий. Тогда было по крайней мере семь Великих князей-гомосексуалистов (дяди, племянники и кузены двух последних царей). Самым ярким в этой групп был Великий князь Сергей Александрович, дядя Николая II. Он регулярно появлялся в театре и в других публичных местах со своим очередным любовником. Родственников-гомосексуалистов имела не только царская семья, но и многие русские семьи высшего общества. В воспоминаниях писателя Владимира Набокова о детстве в России «Говори, память» сообщается, что каждый из его родителей имел по одному брату, которые были гомосексуалистами. Такой же брат был и у самого Набокова (это Сергей Набоков, который жил в Австрии со своим любовником и погиб в нацистской газовой камере во время Второй мировой войны).

Лесбиянство же и вовсе воспринималось как норма – не только в городах, но и в деревнях. Несколько выдающихся лесбиянок тогда своими заслугами в художественной и научной деятельности сделали это сексуальное поведение привлекательным явлением для множества девушек.

В два последних десятилетия XIX века знаменитыми на русском литературной сцене были две пары лесбиянок. Анна Евреинова (1844-1919) имела степень доктора права Лейпцигского Университета и была активной участницей феминистского движения. Она стала основательницей литературного журнала «Северный вестник», который издавала вместе со своей любовницей-компаньоном Марией Федоровой. А Поликсена Соловьева (1867-1924) была поэтом-символистом, первой переводчицей «Алисы в стране чудес» на русский язык. Свою судьбу она разделила с Настасией Манасеиной, женой известного ученого, которая оставила своего мужа, чтобы стать любовницей Соловьевой.

В литературе появление лесбиянок и гомосексуалистов было отражено в романе «Девятидесятники» Александра Амфитеатрова, опубликованном в 1910-1911 годах. Главными персонажами романа были владелица крупного банка — лесбиянка и «декадентствующий» поэт-гомосексуалист, который появлялся на публике в яркой косметике и ювелирных украшениях, надеваемых специально, чтобы продемонстрировать свою гомосексуальность.

(Максимилиан Волошин, Поликсена Соловьева, Григорий Петров, литератор, бывший священник. Коктебель. 1910-е годы)

Ещё одной известной лесбиянкой-общественницей стала княжна Вера Гедройц (1870-1932) – русский врач-хирург, поэтесса и писатель, одна из первых в мире женщин-профессоров хирургии и одна из первых женщин, возглавлявших хирургическую кафедру. Княжна всю свою жизнь посвятила медицине, спасению больных и раненых во время боевых действий, а также медицинской науке, сделав множество открытий. Она организовывала в провинции больницы и распространяла современное оборудование, во время Японской войны организовала передвижной дворянский медицинский отряд. По возвращении домой она опубликовала отчёт о работе отряда и систематизировала его медицинский опыт. После этого ее имя стало известно всей стране.

В 1890-х Гедройц активно участвовала в оппозиционной деятельности и посещала революционные кружки и демонстрации. Во время Первой русской революции княжна, будучи приближённой царской семьи, активно помогала рабочему движению, а позже вступила в партию кадетов.

После революции она продолжила работу врача на фронте. В 1920-е годы жила в Киеве и принимала активное участие в работе киевских хирургических служб, в частности, организовала челюстно-лицевую клинику. В 1929 году княжна была избрана заведующей кафедрой факультетской хирургии на место уволенного в ходе репрессий против украинской научной интеллигенции (знаменитое Дело «Союза освобождения Украины») Е.Г.Черняховского. Однако в 1930 году её также уволили из университета без права на пенсию. На сбережённые средства и гонорары от изданий Вера Игнатьевна купила дом в пригороде Киева. Она почти оставила хирургическую деятельность, но продолжала оперировать в больнице Покровского монастыря.

Вера Гедройц была, по воспоминаниям современников, маскулинной женщиной, и нередко её называли «Сафо» и «Жорж Санд Царского Села».

(Вера Гедройц сидит, в центре)

Первой любимой женщиной княжны была Рики Дюги, которую Гедройц встретила во время обучения в Лозанне. Второй большой любовью Гедройц стала графиня Мария Нирод, с которой они вместе прожили в Киеве последние 14 лет жизни героической женщины-хирурга. В 1932 году Гедройц умерла от рака.

Изучением лесбиянок в начале ХХ века занимался врач Оршанский. Он писал:

«Гомосексуальные женщины делятся на активных и пассивных — здесь наиболее интересны активы, так как пассив, обычная, мало чем отличимая от других нормальных женщин, женщина. Активная женщина в этих случаях полна мужских черт как по внешности, так и по психике. Она обычно энергична, жива, предприимчива, занимает, и не без успеха, мужские должности — комиссионер-вояжер, управляющий делами и т. д., курит, пьёт вино и часто ругается довольно забористой бранью. Часто одевает мужскую или «под мужскую» одежду. Очень любезна с женщинами, помогая ей и ухаживая за ней. И часто добивается взаимности, подходя крайне осторожно и приучая к себе свою симпатию. Активная женщина часто уделяет внимание мужскому спорту — охоте, верховой езде, — полна стремления служить в войсках. И когда во времена Керенского был создан женский батальон Бочкарёвой, то там было большое число активных женщин, столь счастливых возможностью получить все то, что являлось предметом их желаний — мужская форма, оружие».

В 1920-е годы как в СССР, так и в Европе были попытки излечения от гомосексуализма с помощью хирургии. Так, австрийский биолог Эуген Стейнах ещё в 1918 году он обнародовал результаты пересадки обычных половых желез мужчине-гомосексуалу. После операции тот утратил жсноподобность, приобрёл мужские черты и «счастье сексуального общения с женщинами». В начале 1920-х годов о достижениях Стейнаха много писали, и они получили одобрение сексолога Магнуса Хиршфилда. Русские последователи Хиршфилда стали ярыми проповедниками секреторного происхождения гомосексуализма. Такая «эндокринная» теория идеально увязывалась с марксистко-ленинской догмой, согласно которой только сам человек является хозяином своей судьбы и обладает властью над природой, может преобразовывать ее для своих нужд.

Но если хирургическое излечение мужчин-гомосексуалов было не редкостью, то женский гомосексуализм не поддавался корректировке. Вот лишь один пример такой попытки излечения лесбиянства:

 (Мария Бочкарёва и лидер английских феминисток миссис Панкхерст, лето 1917 года)

«В 1928 году профессор Харьковского университета Я. И. Киров уговорил 27-летнюю крестьянку Ефросинию В. согласиться на операцию: он трансплантировал ей под правую грудь фрагменты яичника свиньи.

«Ефросиния постоянно влюблялась в женщин, обрушивала на них потоки любовных писем… приставала к женскому персоналу в клинике и вообще «смотрела на окружающих её женщин глазами мужчины. С раннего детства она водилась в компании мальчиков и мужчин и носила мужскую одежду. Если хотела, могла говорить мужским голосом, стриглась по-мужски, отличалась твёрдой поступью, энергичной, быстрой, деловой походкой. В результате имплантации элементов яичника животного под правую грудь пациентки не удалось изменить её сексуальную ориентацию, и никакого влияния на гендерные характеристики операция не оказала. Врач признал факт провала эксперимента и согласился с тем, что одно только биологическое вмешательство не приводит к лечению извращений такого рода».

Интерес советских психиатров и юристов к женскому (и мужскому) гомосексуализму резко, в одночасье оборвался в 1934 году, когда мужской гомосексуализм был причислен к уголовно наказуемым преступлениям. Активная пропаганда «семейных ценностей» в духе сталинизма в полную силу развернулась два года спустя, когда аборт был запрещён и крайне осложнилась процедура развода. О лесбийской любви не только не писали и не говорили, но в основном на нее даже и не намекали на протяжении сталинской эпохи и позже, вплоть до 1980-х годов.

Французский режиссёр Себастьян Лифшиц в наши дни собрал коллекцию, как выглядели лесбийские союзы в Европе в начале ХХ века:

+++

Ещё в Блоге Толкователя о гендере:

Расцвет гомосексуализма в России в начале ХХ века

Обратимся к прекрасному исследованию американского историка Дана Хили «Гомосексуальное влечение в революционной России».

Пусть вас не смущает название книги – Хили в своей книге очень долго подбирается к самой Революции. Он начинает описание гомосексуальных практик в России с середины XIX века, показывая, что они были обыденной частью общества. А в 1917 году новые власти лишь узаконили то, чему предавались миллионы сограждан.

Американский историк говорит, что бурный расцвет гомосексуализма в России был вызван крепостничеством. «Однополый эрос между мужчинами отражал модель доминирования и подчинения», – пишет он. И если в сельской местности мужеложество оставалось скрытым от посторонних глаз, то в российских городах особо никто не таился.

+++

Новый человек ХХ века с яичками обезьяны

В начале ХХ века Первый мир был обуреваем страстью к переделке человека. Результаты не замедлили появиться: русско-французский субботник Воронов и австриец Штейнах с целью омоложения провели сотни пересадок яичек обезьян людям. Но в 1940-е по этическим соображениям эти опыты были запрещены.

***

Бурнеша: женщино-мужчины Албании

В Албании до сих пор жива традиция «переделки» женщин в мужчин – их там несколько тысяч. Они берут мужские имена, носят мужскую одежду, ведут себя как мужчины. К этому их толкает Канун – свод архаических, родо-племенных законов.

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — pretiosa@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , , , , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *