Победа казацких чаек над шведским флотом в 1635 году

28.11.2014

В 1635 году казацкая флотилия чаек смогла победить шведский флот на Балтике. Это стало одной из самых крупных побед Польши. Но дальше Речь Посполитая не смогла развить успех на море из-за неспособности договориться с Запорожской Сечью о союзничестве.

Первая треть XVII века стала для Речи Посполитой, одного из наибольших государств тогдашней Европы, непрерывной чередой войн с другой нарождающейся державой — Швецией за владение юго-восточным побережьем Балтийского моря. Эта борьба была наполнена победами той или другой стороны, однако абсолютного преимущества ни Варшава, ни Стокгольм получить не могли. В то время, как польская конница господствовала на суше, шведский флот главенствовал на море.

Новый польский король Владислав IV, амбициозный и способный полководец, решил, наконец, окончательно решить «шведскую проблему», и для этого стал создавать регулярный польский флота. Ценой чрезвычайных усилий (а точнее, жесткого взимания налогов) были собраны средства, на которые построили 12 кораблей: десять фрегатов и две галеры Однако на фоне шведских морских сил, которые исчислялись сотнями боевых и вспомогательных кораблей, это был мизер.

В этой непростой ситуации король и его правительственные чиновники «вспомнили», что Речь Посполитая имеет могучий флот, против существования которого она всё время борется — а именно, казацкий. Идея использовать казацкие чайки в балтийских водах существовала давно — ещё в 1526 году старшина запорожцев предлагал создать на Балтике казацкую эскадру. Но большинство польских правительственных чиновников скептически относились к эффективности чаек в Балтийском море.

В начале 1635 года Владиславу IV удалось всё же убедить своё окружение в полезности казацкого флота. Конечно, никто не собирался идти в длительный морской поход вокруг всей Европы да ещё и через контролируемый турками Босфор: чайки решили строить на месте. Поэтому весной того же года с Украины в Литву прибыл казак-судостроитель. Под его команду выделили местных мастеров. За несколько месяцев они построили 15 чаек из тридцати заказанных, а на остальные не хватило леса. Чтобы исправить ситуацию, украинский корабел предложил перестроить под чайки пятнадцать местных рыбацких ботов. Эти суда, как и чайки, имели неглубокую осадку и за очертаниями корпуса и оснасткой напоминали драккары — корабли викингов. Единственное, что правительство сделало как надо, это обеспечило чайки необходимым оборудованием (компасами, секстантами, фонарями, котлами) и оружием (пушками, гакивницями, копьями и баграми).

Что же касается команд чаек, то полковнику Константину Вовку в мае 1635 года было приказано набрать две тысячи воинов, пятисот человек конницы и полторы тысячи казаков для морской службы. Но казачество не очень верило правительственным обещаниям относительно надлежащей оплаты службы и не было уверено, что добыча, взятая на шведских кораблях, будет такой же богатой, какая обычно случалась на турецких галерах. Поэтому Вовк смог завербовать для похода лишь тысячу казаков-реестровцев, которые имели опыт морской войны.

Этот отряд казаков несколькими группами в первой декаде июля прибыл в Ковно (в настоящее время литовский Каунас). Современников поразило, что в противовес другим военным, украинские казаки на марше не отметились грабежами и мародерством. Для тех времён и военных привычек вещь неслыханная, ведь передвижение даже небольшой армии по территории (безразлично, своей или враждебной) по нанесённым убыткам обычно равнялось стихийному бедствию.

19 июля в Ковно казачеству была устроена почётная встреча, местное население в их честь устроило шумный праздник. А уже на следующий день казакам были выданы чайки. Атаман Вовк хотел сразу выйти в море, но польское руководство задержало поход на 14 дней. Дело в том, что планируемая от зимы война на Балтике так и не началась. Шляхта не хотела воевать и заставила короля пойти на переговоры с шведами. Дипломатические мероприятия не только не дали позитивный результат, но и ухудшили ситуацию: во время переговоров шведы захватили польский флагман и отвели его к скандинавских берегам. Поэтому Владислав IV приказал Вовку идти в Висленский залив и выступить против шведской эскадры.

В первых числах сентября чайки вышли в море. Осенняя Балтика была неспокойной, сильный ветер и высокие волны усложняли плавание. К тому же, чтобы шведы не узнали об угрозе и не успели заблокировать устье Немана, из которого отправилась эскадра, казаки шли ночью. На рассвете, когда темень отступила, шведы увидели перед собой казацкий флот. Шведские фрегаты открыли огонь, но ядра в юркие чайки не попадали. Казацкая тактика, предопределенная особенностями конструкции и мореходных качеств чаек, что безотказно срабатывала в столкновениях с турецкими галерами, оказалась полностью пригодной и в бою с одним из сильнейших флотов Европы.

Лёгкость, неглубокая осадка и невысокие борта чаек давали возможность не только быстро маневрировать, уклоняясь от залпов. Небольшие, в сравнении с европейскими военными судами, лодки могли «подкрасться» к своей жертве почти впритык, оставаясь незаметными между волнами. В этой ситуации бортовая артиллерия уже ничем не могла помочь. Ядра, которые давно разбили бы мачты и борта западноевропейского корабля, далеко перелетали через низенькие казацкие лодки.

Попытка шведов, обеспокоенных появлением необычного противника, договориться с атаманом Вовком не начинать военных действий, закончилась фиаско. После некоторого маневрирования по морю, чтобы выбрать удобный ветер, казаки атаковали шведские суда. Последние начали отступать в открытое море, пытаясь держаться на дистанции пушечного выстрела. Но казакам удалось не только уклоняться от обстрела, но и отрезать один из фрегатов и, невзирая на высокие волны, подойти к нему впритык. Правда, ситуация для казаков усложнялась тем, что борта шведских кораблей (как и всех других кораблей на Балтике) были более высокие, чем те, что использовались на Черном море. Однако отчаянной атакой казаки ворвались на палубу и после абордажного боя захватили шведский корабль.

Когда победители осмотрели трюмы, оказалось, что им сильно повезло: судно было загружено военной амуницией и едой для шведского войска. Всё, что было на нём ценного, казаки перегрузили у чайки и, подарив жизнь побежденным, пошли к берегу. После этой победы украинский флот еще две недели патрулировал побережье от устья Немана до Пилавы, вынуждая шведов держаться на расстоянии.

Можно было бы закрепить успех, атакуя Пиллау. Однако король получил сообщение, что шведская и польская делегации, пытавшиеся ещё с середины августа найти общий язык, под давлением представителей заинтересованных в мирном решении вопроса государств (Франции, Англии и Голландии) всё же договорились. Он дал приказ сдержать дальнейшие действия казаков. 12 сентября был подписан мир сроком на 26 лет, по которому шведы обязаны были оставить те крепости на территории Пруссии, которые были прежде под протекторатом польского короля, и вернуть задержанный в Пиллау корабль «Чёрный орёл».

В последней декаде сентября польский король приказал Вовку возвращаться в Запорожскую Сечь. Казаки получили 15 тысяч золотых за службу и оставили за собой все трофеи. Что же касается чаек, то они были переданы на хранение гостеприимному Ковно.

Что же представляли из себя казацкие чайки, которые смогли победить профессиональный флот шведов (а также регулярно побеждавшие турецкий фот на Чёрном море)?

Французский инженер Г. Боплан, служивший польским королям, действия запорожских казаков описывал так: «Задумав погулять на море, казаки испрашивают дозволения не у короля, а у гетмана; потом составляют раду, т.е. военный совет, и выбирают походного атамана, так точно, как и главного вождя. Впрочем, атаман походный становится на время. После сего они отправляются в войсковую скарбницу — сборное свое место: строят там челны длиною в 60, шириною от 10 до 12, а глубиною в 12 футов (соответственно 18,3; 3-3,7; 3,7 м). Челны сии без киля: дно их состоит из выдолбленного бревна, ивового или липового, длиною около 45 футов (13,7 м); оно обшивается с боков на 12 футов (3,7 м) в вышину досками, которые имеют в длину от 10 до 12 (3-3,7 м), а в ширину 1 фут (0,3 м), и приколачиваются одна к другой так точно, как при постройке речных судов, до тех пор, пока челн не будет иметь в ширину 12 (3,7 м), а в длину 60 футов (18,3 м).

Длина его постепенно увеличивается кверху. На оном можно заметить толстые канаты из камыша, которые обвиты лыками или боярышником и, как связанные бочонки, обхватывают челн от кормы до носа. Казаки отделывают все части своих лодок таким же образом, как и наши плотники, потом осмаливают и приделывают к каждой по два руля, чтобы не терять напрасно времени при повороте своих длинных судов, когда нужда заставит отступать. Челны казацкие, имея с каждой стороны по 10 и 15 весел, плывут на гребле скорее турецких галер.

Ставится также и мачта, к которой привязывается в хорошую погоду довольно плохой парус, но при сильном ветре казаки охотнее плывут на веслах. Челны не имеют палубы: если же их зальет волнами, те камышевые канаты предохраняют от потопления. Сухари складывают в бочонки длиною в 10 (3 м), а в поперечнике около 4 футов (1,22 м): достают их через втулку. Сверх того каждый казак запасается горшком вареного проса и горшком теста, распущенного в воде, которое они едят, смешав с просом. Тесто сие, вкусом кисловатое, служит казакам для пищи и для питья: называют его саламатою, то есть лакомым кушанием, хотя я не находил в нем большой приятности и употреблял оное в путешествиях только при недостатке лучшей пищи. Казаки во время похода всегда трезвы и если замечается пьяница, атаман тотчас приказывает выбросить его за борт: им не позволено также брать с собою водки, ибо трезвость считают необходимою при исполнении своих предприятий».

Казацкая победа над шведским флотом была одной из немногих побед Польши на море. Круль Владислав IV Ваза понимал, что силы польского флота надо наращивать. Согласно 58 статье Pacta Conventa поляки должны были построить не менее 30 военных кораблей, плюс отдельный галерный флот. Начали с размахом: в 1632 году было поставлено в перестройку 15 бывших торговых судов: 32-пушечный Czarny Orzeł, 24-пушечные Prorok Samuel, Wielkie Słońce, Nowy Czarny Orzeł, 16-пушечные Biały Orzeł, Charitas, Gwiazda, Strzelec, 12-пушечные Święty Piotr, Fortuna, 10-пушечный Mały Biały Orzeł и 4 малых корабля. Командующим был назначен англичанин — Александр Сетон. Кроме того, планировались закупки кораблей в Дании, Англии, Голландии.

Специально для нового флота была построена к 1634 году новая база в устье Вислы – Петербург Владиславово.

И тут Владислав столкнулся с той же проблемой, что и Петр — флот стоит больших денег. Шляхта, тяготеющая к земле, совершенно не желала финансировать строительство флота, и королевская казна была хронически должна за корабли, хотя в 1634-м закончилась наконец-то Смоленская война с Московией. Со Швецией замирились в 1636-м, и тогда решили организовать Польскую Вест-Индскую компанию.

Планы эти окончательно разрушила Дания. Она уже давно с подозрением смотрела на соседа, а после мира Швеции и Польши датчане решили, что поляки могут открыть свои порты для шведов и усилят их своими кораблями, поэтому решено было польский флот выпилить. 16 марта 1637 года это и было сделано. К Владиславово подошли 23 датских корабля, которые устроили польско-литовскому флоту жесточайшее поражение — сгорело 10 из 15 кораблей. Оставшиеся корабли Дания принудила продать ей же по цене дров.

После ликвидации флота Польша была обречена на поражение от северных держав, что и произошло в XVIII веке. Возможно, положение на Балтике могли бы исправить «эскадры» казацких чаек. Во всяком случае, практика их применения на Чёрном море показала, что такой «москитный флот» был в силе сдерживать нападение небольших эскадр, а также время от времени в наступлении трепать крупные корабли. Но природный гонор поляков, их пренебрежение казачеством и украинцами не позволили построить «казацкий флот» на Балтике.

+++

Ещё в Блоге Толкователя о Балтике и флоте:

Сладкие мечты о солёной воде: как сгнил флот Петра I

При Петре I в России появился впервые собственный морской флот, пусть даже и укомплектованный офицерами-иностранцами (в этом не было ничего зазорного – к примеру, почти половина офицеров датского флота в XVII веке были голландцами). Однако его реальная история была печальной: дорогостоящая царская игрушка, ради которой выбивались налоги из замордованного податного населения, роли заметной в войнах не сыграла и благополучно сгнила.

***

Как шведская пушка изменила политическую систему Европы в XVII веке

В начале XVII века голландский капитал проник в металлургию Швеции. И королю Густаву Адольфу удалось создать лёгкую пушку весом в 7 пудов – в четыре раза легче прежних орудий. Они стреляли картечью, и это определило победы шведов в Европе. Новый тип войны создал в Швеции, а потом в Европе рекрутскую армию и абсолютизм.

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — pretiosa@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *