Керенский в 1936-м: «Наконец Сталин стал фашистом!»

04.12.2014

В 1936-37 годах эмигрантская среда кадетов и эсеров приветствовала перерождение Сталина из пролетарского интернационалиста в фашиста и возвращение России из американского технократизма в лоно европейской семьи. Также они радовались, что власть в СССР от пролетариата и интеллигенции переходит к крестьянству.

СССР конца 1920-х – начало 1930-х белой эмиграцией воспринимался не только как страна победившего пролетарского социализма, но и технократический проект американского образца. Но в середине 1930-х, как посчитала бОльшая часть эмигрантов, в Советском Союзе произошёл поворот к «базовым ценностям» страны. Одним из самых больших поклонников «нового курса Сталина» стал бывший глава Временного правительства Керенский (а также в целом правые эсеры и левые кадеты).

В 1936 году Керенский в журнале «Новая Россия» пишет, что «Советский Союз снова стал Россией». Перемену во взглядах он обосновывал тем, что советское государство после почти двадцати лет большевизма вновь стало Россией. Этот прогресс, по Керенскому, был заслугой, прежде всего, эмигрантов, поскольку они «в конечном итоге добились моральной победы над большевиками, и СССР предпочёл эсеровский взгляды Керенского идеям большевизма».

Керенский и его подвижники считали, что «Новая Россия» родилась, когда крестьяне под руководством Сталина стали управлять страной (в противовес прежнему интеллигентскому и рабочему правлению). «Рабочий класс более в СССР не господствует», — радостно констатировал он. Падение роли рабочих имело своей причиной механизацию производства, в результате которой место человека на фабрике заняли машины. Всё проистекает от того, писала «Новая Россия», что происходят огромные экономические перемены – не только в России, но и в Европе, и в США. Отсюда следует, что рабочий класс более не играет той роли, которую ему отводила русско-марксистская теория. Керенский ожидал, что теперь крестьянство позовёт эсеров обратно в Россию.

В 1936 году «Новая Россия» организовала в редакции ряд дискуссий о «Новой России». Общая их резолюция была таковой: в СССР происходят положительные политические перемены. Один из выступавших эсеров подвел такое резюме: «Керенский стал национал-большевиком. Керенский и мы – одного мнения: в России происходит  национализация революции». Критика Сталина, порождённая политикой коллективизации, правыми эсерами и левыми кадетами, была теперь  полностью забыта на страницах их газет.

Положительные оценки Сталина уже не только в этой среде, но и частично правой усилились, когда появились сообщения о принятии новой конституции СССР. Они верили, что в стране происходит не только «национализация России», но и превращение её в демократическое государство.

В июле 1936 года «Новая Россия» посвятила конституции СССР отдельный номер. Журнал писал о том, что Советский Союз движется в правильном направлении – не просто к европейской демократии, а фашизму. Керенский писал, что Сталин заимствует всё лучшее у Муссолини и Гитлера, и приветствовал это. «Конституция СССР во многом тоже фашистская. Политическая власть сосредоточена в руках единственной разрешённой партии, как это имеет место в Италии и Германии, где партия является не партией, а средством управления», — писал он.

«Пусть не думают, что в фашизации сталинской диктатуры, в превращении её из классово-пролетарской в народную плебисцитарно-цезаристскую я не вижу ничего положительного. Наоборот. Признание нации, народа, государства как единства, связанного общим прошлым, общей территорией, единством психологического склада, обязало во имя укрепления своей личной диктатуры Сталина перестроить весь каркас государства сверху донизу на новых, общенародных началах», — писал Керенский. По его мнению, при всех её изъянах, сталинская конституция давала русскому народу перспективы. «Подлинное значение сталинской конституции – дать в руки народа орудие, с помощью которого СССР от фашизма перейдёт к демократии», — считал Керенский. С ним соглашались и меньшевики, что фашизм в СССР – лучше диктатуры пролетариата, а ещё фашизм – это возвращение страны от космополитизма и американского технократизма в лоно европейской цивилизации.

Мысли Керенского совпадали с мыслями кадетов в лице Милюкова. «Советский Союз предпринял в результате усилий Сталина лишь первый, фашистский шаг в сторону демократии», — писали они.

Кадетов и эсеров осенью 1936 года из Лондона отрезвил философ Бердяев. Он также признавал, что Сталин стал «на фашистские рельсы в духе Муссолини. Но не стоит ждать, что это как-то изменит страну в лучшую сторону». Он полагал, что зло в России исходит не от Маркса, а от Ивана Грозного, заложившего эту Систему. Бердяев прогнозировал войну западных держав против СССР – Англии или Германии – и призывал русских эмигрантов поддержать борьбу Запада против Сталина. Но и поражение СССР от Англии или Германии не будет счастьем, так как диктатура коммунистической партии будет заменена диктатурой банков и крупных капиталистов. «Вопрос о войне сделался главным для всей нашей эмиграции. Когда он будет решён, будет найдено решение и остальных проблем России», — писал он.

В 1937 году эсеры и кадеты с радостью встретили сообщения о политических судебных процессах в России. Рижская газета «Сегодня» и берлинское «Новое Слово» сообщали, что «будет скорый термидор и Сталин – рождающийся Бонапарт, а потому большевизм умирает». «Новая Россия» Керенского писала, что «направленный против троцкистов удар  полностью отвечает настроению обычного советского человека». Эти же газеты радостно сообщали, что «Сталин стал агентом Гитлера». Почти все эмигранты понимали, что на Европу надвигается большая война, и надо воспользоваться её плодами, чтобы окончательно изменить Систему в СССР.

(Цитаты: Юлитта Сулмела, «Зарубежная Россия. Идейно-политические взгляды русской эмиграции на страницах русской европейской прессы в 1918-1940 годах». Изд-во «Коло», 2004 год)

+++

Ещё в Блоге Толкователя о фашизме:

Умберто Эко: 14 признаков фашизма

Культ традиции, неприятие модерна, несогласие – это предательство, пацифизм – это братание с врагом, новояз, «суждение народа в телевизоре», презрение к интеллектуалам: итальянский писатель Умеберто Эко ещё в 1995 году составил 14 признаков фашизма. Каждый может прогнать свою страну через этот список, чтобы понять, погрузились ли мы в «тёмное время».

***

Красное двухлетие: как возник итальянский фашизм

Муссолини сначала ярый социалист, затем борец за социальную и национальную революцию, в итоге останавливается на идее силового усмирения классового эгоизма ради объединения нации. Отсутствие оригинальных идей и сговор с капиталом – это позволило фашизму в Италии превратиться к 1921 г. в правящую клику.

***

«Такого как Гитлер»: нацистские группы в СССР

Первые нацистские подпольные группы появились в СССР в 1950-е. Их члены были одними из самых ярых антикоммунистов среди всех диссидентов. КГБ смотрел сквозь пальцы на нацистов, чем и объясняется что в Перестройку именно они первыми вылезли наружу, результатом чего, к примеру, стал ленинградский Погром в апреле 1987-го.

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — pretiosa@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *