Кабинеты американских психотерапевтов

20.12.2014

В 1946 году английский художник Адамсон придумал арт-терапию – лечение нервных и психических отклонений с помощью рисования. Как результат, психотерапевты стали уделять большое внимание и художественному оформлению своих кабинетов как части лечебной процедуры. Фотогалерея – 18 кабинетов американских психотерапевтов.

В 1946 году английский художник Эдвард Адамсон был приглашён в одну из психиатрических больниц Великобритании в качестве художника, в задачи деятельности которого входило проведение с психиатрическими пациентами занятий изобразительным искусством. Адамсон не пытался интерпретировать работы больных и не проявлял никакого интереса ни к их психологическим проблемам, ни к историям их болезни. Персонал психиатрической больницы воспринимал Адамсона не как «психотерапевта», а как «художника» и «наблюдателя» за работой больных. Его функции в процессе занятий пациентов в студии сводились к советам технического характера и к их стимулированию к изобразительному творчеству.

Несмотря на воспринимаемую некоторыми пассивную роль Адамсона в студии, его присутствие для больных было чрезвычайно важным, и когда он по какой-либо причине в студии отсутствовал, больные посещали её реже и «создавали плохие работы, имеющие невысокую психиатрическую ценность».

Сами больные заявляли о том, что их общение с Адамсоном и даже его молчаливое присутствие в студии было для них очень значимым. Как сказал один пациент: «Атмосфера была очень умиротворённой и способствующей погружению. Все, кто посещал студию, могли выразить те идеи, которые ими подавлялись. Они достигали отличных результатов. Он предоставлял нам полную свободу самовыражения». Э.Адамсон тщательно следил за тем, чтобы никто из работавших в студии больных не нарушал тишины, и не позволял персоналу больницы входить в студию во время работы.

В 1950-е годы Адамсону была предоставлена большая свобода действий и, наряду с проведением вечерних занятий в студии, он начал проводить сессии с большим количеством больных непосредственно в палате. В этих занятиях могли участвовать до 30 больных, многие из которых страдали шизофренией.

В истории развития первых форм групповой арт-терапии большая роль принадлежит Ирене и Джилберту Чампернон, известным как организаторы и руководители Уитмидского центра — уникальной для своего времени клиники для психически больных. В отличие от Адамсона, И.Чампернон получила психотерапевтическое образование. Во время обучения на неё произвели большое впечатление идеи Адлера, в определенной мере повлиявшие на её работу с больными. Однако наиболее значимыми для неё оказались представления аналитической психологии Юнга. Купив в 1941 году имение в Уитмиде, Ирена и Джилберт Чампернон организовали здесь частную клинику. В нескольких зданиях, в которых располагался созданный ими центр, были созданы различные студии для занятий изобразительным искусством, музыкой, гончарным делом и другими ремеслами.

Супруги Чампернон стремились создать в центре такую атмосферу, которая являлась бы альтернативой большинству существовавших в то время психиатрических больниц. Это выражалось в том, что в центре была введена система открытых дверей. Он представлял собой один из первых примеров «психотерапевтического сообщества», с характерной для него демократичной организацией быта больных и возможностью их активного участия в жизни центра. Являясь примером одного из первых психотерапевтических сообществ, Уитмидский центр отличался однако от них тем, что в силу его тесной связи с юнгианским подходом основное внимание уделялось всё же индивидуальности, а не группе.

Аналогичные вышеописанным формы арт-терапевтической работы с психически больными развивались во многих других странах. Например, это был Витторино Андреоли, возглавивший первую в Италии художественную студию для душевнобольных в городе Верона, или психиатры Клод Вьяра и Жан Делей, руководившие Centre d’Etude de l’Expression при парижской психиатрической больнице Св. Анны.

Новый этап в использовании арт-терапии в работе с психиатрическими пациентами начинается с конца 1960-х — начала 70-х годов. Именно в эти годы начала складываться такая форма работы с арт-терапевтическими группами, как групповая интерактивная арт-терапия. Как уже «классический» тип арт-терапии часто приводят как пример принцип работы Тронгейтской студии. Она была организована в Глазго (Шотландия) в 1994 году. Основная цель деятельности студии заключается в том, чтобы создать условия для общения и развития таланта людей с «психиатрическим опытом», проживающих в разных районах города.

Занятия в студии проводят три художника. Их роль заключается в том, чтобы помогать пациентам осваивать возможности разных художественных материалов и техник, а также брать на себя ответственность за свои творческие поиски. Студия поделена на две зоны: в одной из них расположены индивидуальные места для работы, а другая предназначена для совместных занятий и обучения. Здесь расположено то, что необходимо для создания витражей, занятия фотографией, создания гравюр и работы с деревом. Большинством материалов посетители студии обеспечиваются бесплатно. Хотя они работают над собственными творческими проектами, занятия в общем пространстве и их совместное обучение различным художественным техникам позволяет им также взаимодействовать друг с другом и развивать новые навыки.

В США Ассоциация арт-терапевтов появилась в 1960 году, и сейчас в этой области практикует более 5 тысяч специалистов. О важной роли клинической и социальной арт-терапии свидетельствуют результаты проведенного в 2011 году очередного опроса профессиональных, сертифицированных арт-терапевтов, являющихся членами Американской арт-терапевтической ассоциации. На вопросы ответили 567 человек, составившие 10,3% от общего числа членов ААТА. Один из пунктов опросника был связан с оценкой ведущей области специализации арт-терапевтов, то есть, контингента клиентов и характерных для них проблем клинического и психосоциального характера. Из широкого спектра всевозможных специализаций, включающего 36 позиций, наибольшее количество респондентов (более 20%) отметили:

расстройства настроения и тревожные расстройства (42%),

посттравматическое стрессовое расстройство (29%),

поведенческие расстройства (23%).

Арт-терапевты всё же составляют малую долю от общего числа психотерапевтов. В тех же США – это около 5%. Однако принципы арт-терапии оказали большое влияние на оформление кабинетов «классических» психотерапевтов, так как сейчас принято считать, что определённые цвета и предметы помогают пациенту раскрыться во время сеанса.

Американские фотографы Марк Джеральд и Себастьян Циммерман (каждый независимо друг от друга) сделали фотопроекты – как сегодня выглядят кабинеты американских психотерапевтов. И Джеральд, и Циммерман к тому же ещё и дипломированные психотерапевты с практикой на нью-йоркском Манхэттене.

Викторианский кабинет Зигмунда Фрейда с кушеткой и драпировкой восточными коврами стал законодателем стиля и техники для всех психоаналитиков первой половины XX века. Его знаменитая кушетка, точнее маленький диван, до краёв заполнялся подушками так, что пациент фактически сидел. Этот самый первый образ психоаналитического пространства интернализовался и стал внутренним ориентиром для многих и многих последователей Фрейда.

(Так выглядел кабинет Зигмунда Фрейда):

Кушетка почти всегда присутствует в кабинетах психотерапевтов и сегодня. В каком-то смысле кушетка – это часть психоаналитического контракта, она действительно что-то узаконивает. Ведь психоаналитики не имеют ни стетоскопов, ни рентген-машин, ни униформы, ни других знаков отличия.

В оформлении своих кабинетов психоаналитики зачастую придерживаются некоторых общих правил, которые исходят из представления о том, что кабинет психотерапевта – это место для самоисследования и уединения, то есть для процессов крайне важных, интимных, но трудноосуществимых в современном мире, агрессивном и динамичном. Поэтому пациент должен чувствовать себя в кабинете в первую очередь в безопасности. Все психоаналитические кабинеты – это закрытые комнаты, никто не сможет заглянуть в эту комнату просто так. Там однозначно есть двери, и они всегда закрываются за пациентом, чтобы создать приватное пространство, в котором можно безопасно открывать различные области своего жизненного опыта – секреты, травмы, тягостные воспоминания, постыдные мысли.

Существует несколько тенденций, опять же идущих от Фрейда. Это использование предметов искусства, книг, картин. Многие психоаналитики используют в оформлении своего кабинета цветы, о которых ещё Фрейд заметил, что у них «нет ни эмоций, ни конфликтов».

Марк вспоминает своих пациентов, с которыми жестоко обращались в детстве, их родительский дом был холодным и пустым, краска постоянно обваливалась с потолка и стен, а вещи всегда были старыми или сломанными. Такой негативный ранний опыт создаёт фиксации не менее сильные, чем позитивный опыт. Для таких пациентов вхождение в психоаналитическое пространство, в кабинет психоаналитика и в отношения с ним может стать совершенно новым опытом, возможностью создать для себя новый дом в том смысле, чтобы, наконец, обрести опыт безопасного пространства, в котором тебя слушают, понимают и поддерживают. Это важная часть того, как кабинет терапевта влияет на психоаналитическое лечение.

Одна из целей проекта этих фотографов – показать широкой аудитории, что в психоанализе всё является символичным. Любой объект, любая вещь, включая её отсутствие, что-то обозначает. Например, юнгианские аналитики могут использовать окошки совсем крохотного размера и полумрак, чтобы создать у пациента ощущение утробы матери. Приглушённое освещение часто применяется как приглашение к фантазиям, состоянию некоего полусна, в котором проще протекает свободное ассоциирование.

+++

Ещё в Блоге Толкователя о психиатрии:

«Рай»: психдиспансер в Елатьме

В небольшом городке Рязанской области, Елатьме расположены 6 учреждений для умственно отсталых детей и взрослых. Большинство из них считают себя счастливыми людьми хотя бы потому, что выжили, и не догадываются, что происходит за стенами их психдиспансера.

***

Американская тюрьма для психбольных

В спецпсихбольницах в тюрьмах США содержится около 55 тысяч больных. Неолиберализм сделал из этих людей не только изгоев, но и обузу – власти не могут ни по-настоящему лечить их, ни отправлять на волю. Фотограф Дженни Аккерман запечатлела, как живётся этим людям в спецтюрьме в Кентукки.

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — pretiosa@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *