Антисоветский террор «Белого креста» в 1989-90 годы

05.01.2015

В 1989 году участковый Мокеев организовал антисоветскую террористическую группу «Белые кресты». Своим идеалом она видела «Народную волю». Группа успела убить 4 должностных лиц и призывала в листовках народ к восстанию. В её планах были взрывы памятников Ленину и поджоги госучреждений.

(На фото вверху: арестованный лидер «Белого креста» участковый Мокеев)

Ленинградец Аркадий Мокеев с юности ненавидел советскую власть. Его отец отсидел в последние годы правления Сталина в ГУЛАГе, из-за чего получил инвалидность. Семья Мокеева обитала в коммуналке, сам он вспоминал, что в детстве ел мясо только раз в неделю. В 16 лет он поклялся положить свою жизнь на свержение советской власти.

После армии Мокеев устроился работать участковым в Выборгском районе Ленинграда. Его любимым времяпровождением было прослушивание западных радиостанций по ночам. Горбачёвскую Перестройку он воспринял как большой обман народа, в ходе которой номенклатура собралась прибрать к рукам всё богатство страны.

Взгляды Мокеева разделял его двоюродный брат Владимир Бикмуллин – тоже милиционер, сотрудник патрульно-постовой службы. В январе 1989 года они решили создать террористическую группу «Белый крест», задачей максимум-которой было возглавить народное восстание. Своим идеалом они видели деятельность народовольцев, а себя называли анархистами-максималистами. В феврале того же года в эту группу вошли Игорь Дьяков и Игорь Коренков. Последний, в отличие от трёх других членов «Белого креста», разделял не анархистские, а национал-социалистические взгляды.

Первым делом группа решила раздобыть оружие. У Мокеева уже был пистолет – самодельный, однозарядный – который он изъял у какого-то преступника, а потом присвоил.

29 апреля 1989 года все четыре члена «Белого креста» напали на здание Центрального государственного архива Военно-морского флота, тяжело ранив женщину-милиционера из самодельного пистолета и забрав у неё табельный пистолет Макарова.

Теперь у них было настоящее оружие, и пришла пора добывать деньги на политическую деятельность. По расчётам Мокеева, на первых порах нужен был 1 млн. рублей. На них они рассчитывали вооружить 100-150 боевиков – сила, с которой уже можно штурмовать госучреждения, отделы милиции и КГБ. Бикмуллин провёл предварительные переговоры с литовскими и армянскими националистами, которые пообещали продать «Белому кресту» требуемое оружие (автоматы и карабины).

(Арестованный член «Белого креста» милиционер Бикмуллин)

Вторым их делом стал налёт 7 мая 1989 года в конце рабочего дня на столовую №27 в Петрозаводске. Застрелив кассира, группа похитила 600 рублей выручки. Проведенная на месте экспертиза показала, что стреляли из похищенного табельного оружия.

30 августа 1989 года четверо членов «Белого креста» устроили засаду возле магазина неподалеку от станции метро «Проспект Победы». Когда вышедший из магазина с выручкой охранник забрался в «Волгу», налётчики преградили дорогу своими «Жигулями» и обстреляли инкассаторов, убив одного из них. Однако ограбление не удалось: перепуганный водитель «Волги» сумел вырвать машину из силка, оставив преступников без куша в 800 тысяч рублей.

После этой неудачи смутьяны залегли на дно. Они поняли, что вчетвером они вряд ли достигнут поставленной цели. И «Белый крест» плотно занялся политической борьбой. 9 апреля 1990 года в Ленинграде появились сотни расклеенных на столбах листовок. На них, отпечатанные машинописным шрифтом, были воззвания Русского освободительного движения «Белый Крест». Вот часть призывов из их листовок:

«Сограждане! В нашем городе создана организация «Белый крест», имеющая целью возвращение человеческого достоинства всем россиянам, обретение настоящей, полнокровной свободы. Сообщаем, что в республики Закавказья направлены курьеры для закупки оружия. 25 апреля движение вступает в активную вооруженную борьбу с красным фашизмом!»

«Настал, наконец, момент, когда мы должны сказать советскому режиму — НЕТ! Довольно кормить нас светлым будущим завтра. Мы хотим жить по-человечески сегодня! Вооружайтесь, сограждане! Россия будет свободной!»

«Народ устал от безысходности и нищеты, и нам не нужна кость с барского стола, называемая перестройкой! Сограждане! Революционная ситуация в стране назрела! День свободы близок!»

«С 15-го по 25-е апреля 1990-го года на всех легальных и нелегальных рынках города будет производиться широкая распродажа оружия. Пора сбросить с себя грязное ярмо коммунизма и вздохнуть полной грудью. «Белый крест» готовит ряд акций, которые продемонстрируют всему миру нашу силу и решимость. Прогрессивное человечество с нами!»

(«Коктейли Молотова», изъятые у «Белого креста» — из следственного дела)

10 апреля 1990 года Мокеев и Бикмуллин поздним вечером остановили таксиста на окраине Ленинграда и попросили отвезти их в город. Таксист был связан и брошен в багажник. Уже несколько недель члены «Белого креста» следили за распорядком одной из расположенных возле Ленинграда военных частей, собираясь пробраться на оружейный склад и вынести оттуда несколько ящиков с автоматами. Этот план сорвался: бунтари столкнулись с часовым. Тот успел сорвать с плеча автомат и, получив в грудь две пули, нажать на курок. Автоматная очередь переполошила караул, а боевики «Белого Креста» спешно ретировались. Убивать таксиста не стали, выкинув его неподалеку от центра города и бросив машину среди дворов.

На 14 мая 1990 года Мокеев назначил самую большую операцию «Белого креста».

В этот день Бикмуллин и Мокеев угнали на окраине автомобиль ВАЗ-2101 и направились к центру Ленинграда. Потерпевший в это время бросился звонить в милицию. Неподалеку как раз дежурила патрульная машина. Угнанный ВАЗ быстро был обнаружен на трассе.

Согласно документам, задержанный Владимир Бикмуллин оказался сотрудником ленинградской милиции. В портфеле у него нашли несколько бутылок с коктейлем Молотова и пачку листовок «Белого Креста». В них доходчиво прояснялось, для чего милиционеру-крестоносцу зажигательная смесь. «Белый крест» собирался сжечь несколько ленинградских памятников культуры (включая Эрмитаж), устроить поджоги в здании городской администрации и городского КГБ. Также бунтовщики намеревались взорвать два памятника Ленину (позже у них была найдена припасённая самодельная взрывчатка). При побеге Бикмуллин пытался выбросить самодельный пистолет, из которого ранили женщину в госархиве.

Через несколько часов после задержания Бикмуллина прояснилась ситуация и со вторым беглецом. Оказалось, что это был Мокеев, и он сумел проскользнуть мимо перекрывших выходы милиционеров, переодевшись в чужую одежду и воспользовавшись в качестве прикрытия женщиной – женой хозяина квартиры, в которую преступник проник, предъявив удостоверение сотрудника милиции.

Избежав поимки, Мокеев отпустил женщину, которая тут же побежала в отделение милиции.

Совсем скоро личность лидера «Белого Креста» была установлена. Это был 28-летний участковый Аркадий Мокеев. Через два дня его взяли на квартире дальних родственников. Ещё через день были пойманы Дьяков и Коренков.

Следственные действия по «Белому кресту» шли почти три года. За это время в стране сменилась ненавистная бунтовщикам власть, но новое время тоже не удовлетворяло Мокеева и Бикмуллина. На следствии они оба отказались от дачи показаний по делу, а встречи со следователями превращали в политические лекции. Мокеев говорил, что с приходом демократов в стране ничего не поменялось, и у власти остались те же люди, а также горько сетовал, что Запад в очередной раз – как в Гражданскую и после окончания Второй мировой – обманул Россию, удовлетворившись злодеями на государственных постах.

В марте 1993 года суд приговорил Аркадия Мокеева к расстрелу, Коренкова — к 10 годам лишения, свободы, Дьякова — к восьми, Бикмуллина — к четырем. Так как наступило время демократии, расстрел Мокееву заменили на пожизненное заключение. На суде он кричал, «что всех переживёт и ещё увидит Россию свободной». О его судьбе известно только, что в 2011 году Мокеев был ещё жив.

+++

Ещё в Блоге Толкователя о борьбе диссидентов в советское время:

Как хирург-террорист Никитенков боролся с советской властью

Начиная со второй половины 1970-х в СССР стал шириться террор против власти. Сначала взрывы в метро, устроенные армянскими националистами, потом захват американского посольства в Москве. Наконец, террорист-одиночка, детский хирург Никитенков, решивший взрывами бомб бороться за демократию в стране.

***

Советский общественник Серов: моя борьба против психиатров

В СССР существовало множество диссидентов, боровшихся не только за политические, но и за гражданские права. Один из них Анатолий Серов, всю жизнь посвятивший борьбе за разрешение печатать в советских СМИ брачные объявления.

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — pretiosa@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *