«Дайте денег и справедливости»

24.06.2015

Власть в последние два года конструирует национальную идею из величия страны и духовных скреп. Однако исследования социологов показывают, что россияне стремительно уходят от державности, их главной идеей становится личное благосостояние и социальный контракт с властью.

Блог Толкователя много пишет о глубинных социальных процессах в российском обществе. Эти работы можно найти по тегу «Как устроена Россия». В частности, мы подробно писали и о главной мечте россиян – о деньгах, и о том, о чём мечтают россияне. Ещё одна работа на эти две темы – исследование доктора социологических наук, сотрудника Института социологии РАН Натальи Тихоновой «Мечты россиян «об обществе» и «о себе»: можно ли говорить об особом российском цивилизационном проекте?» (опубликовано в журнале «Общественные науки и современность», №1, 2015). В этой работе многое повторяется с другими работами социологов на эту тему, но есть и новые интересные наблюдения, которые (в сокращении) мы приводим.

С началом «Крымской весны» власть пытается привить обществу оборонное сознание («кругом враги»), призывает его затянуть пояса ради возрождения величия страны (постоянные разговоры о сокращении пенсионных программ, урезание медицины, продуктовые самосанкции, и т.п.). Опросы показывают, что вроде 80-90% россиян поддерживают действия президента Путина (который на самом деле олицетворяет все эти процессы – одновременно возрождения величия и ухудшения материальной жизни россиян). Но так ли искренни россияне, выступая за такую «новую жизнь»? Скорее всё это – продукт массированной пропаганды, так глубинное сознание россиян желает совсем другой реальности.

О чём мечтают россияне? Прежде чем перейти собственно к анализу этих мечтаний, надо ответить на вопрос: а что такое мечта? В обыденном понимании мечта обычно ассоциируется с заветным желанием, однако социологическое понимание её этим не ограничивается. Мечта – это и создание образа желаемого будущего, и мотивационная установка, побудительная причина к деятельности по его достижению. В мечте отражаются приоритеты и особенности нормативно-ценностных систем отдельного человека и культуры в целом, соотношение и приоритетность в них личностного и общественного, индивидуалистического и коллективистского начал.

Всё меньше россиян вообще мечтают. Так, опережающими темпами норма «надо мечтать» размывается в мегаполисах, особенно в наиболее прагматичных Москве и Санкт-Петербурге, куда постепенно «стягивается» все большая часть населения (в этих двух городах эту норму разделяют лишь 57% при 76-80% в других типах поселений). Сказывается на уменьшении её популярности и рост приверженцев ислама в составе населения России, поскольку среди них сторонников того, что «надо мечтать», также можно встретить относительно реже (в числе мусульман их около 64% при 76-91% среди верующих других конфессий или внеконфессиональных россиян). Таким образом, в перспективе (т.е. по мере смены поколений, роста доли жителей мегаполисов и выходцев из исповедующих ислам регионов в составе населения страны) следует ожидать всё большего нарастания прагматизма российских граждан и ослабления этой нормы «надо мечтать».

За этими процессами стоят несколько очень важных тенденций, характеризующих жизнь современного российского общества. Ощущение «неправильности» происходящего ведёт к нарастанию атомизации общества, разрушающей непосредственно переживаемое чувство общности нации и устои социальной солидарности россиян. Одновременно нарастает отчуждение как сравнительно новый для России социальный феномен.

Рост отчуждения, всё большая атомизация общества ведут и к потере у россиян самоидентификации со страной, а также к вытекающей из этого утрате потребности в мечте о её будущем. В итоге все чащи можно говорить скорее о запросе россиян на определенный тип (модель) развития страны, чем об эмоционально окрашенной мечте о будущем России, тем более – о мечте, выступающей побудительным мотивом к личному действию. Современная молодежь уже не готова не великие свершения ради страны. Да и более пожилые россияне в массе своей сегодня тоже не готовы идти на серьёзные личные жертвы ради великого будущего своей страны. Причём это не сиюминутные изменения в сознании россиян, а глубинные процессы, идущие непрерывно на протяжении последних 25 лет.

При выборе вариантов мечтаний из предлагавшегося им закрытого списка вариантов ответа, только 12% населения страны в возрасте 18-55 лет в числе трёх основных своих мечтаний называли «быть полезным обществу». О своей мечте быть полезным обществу говорили от 9% представителей низкодоходных (т.е. с доходом менее половины медианных доходов, характерных для соответствующего типа поселений) до 18% высокодоходных (с доходом более двух медиан) россиян; от 3% предпринимателей и 5% рядовых работников сферы торговли и услуг до 18% профессионалов и 20% руководителей первого уровня; от 8% среди имеющих образование не выше общего среднего до 16% имеющих высшее образование. Таким образом, мечта быть полезным обществу локализуется сегодня среди представителей наиболее «продвинутых» и благополучных групп (причём ещё более локализовано – среди интеллигенции и управленцев), чем среди социальных аутсайдеров. То есть рушится один из мифов госпропаганды, что «простые люди – за власть, за державность, за величие страны», а «эти интеллегентики только вредят». На деле всё обстоит ровно противоположным образом.

Вторая мечта россиян, после денег, — справедливость.

В чем же заключается справедливость в сознании населения страны? Главное в представлениях россиян о справедливости отнюдь не стремление «всё отнять и поделить» (тоже один их мифов госпропаганды). Более того – россияне одобряют даже глубокие социальные неравенства, но лишь если они основаны на легитимных основаниях (разная квалификация, разная эффективность и сложность работы и т.д.). Ключевым же элементом этих представлений выступает вполне укладывающийся даже в либеральную  модель общественного устройства принцип равенства возможностей, включая равенство всех перед законом.

В этой связи хочется напомнить, что именно идея прирожденного равенства всех людей выступала основой идеологии всех буржуазных революций. Другим «краеугольным камнем» этой идеологии выступала идея общественного договора, приобретающая всё большую актуальность и в России. В формулировках самих россиян она обычно отражается в желании, «чтобы с мнением народа считались». Если переложить это желание на язык социальных теорий, то оно означает, что на место «от Бога данной» модели взаимоотношений власти и народа, в которой представители народа выступают лишь как «подданные», в общественном сознании постепенно приходит в России новая модель этих взаимоотношений. Её можно называть по-разному – договорная, контрактная, консенсусная и т.п. Суть не в названии, а в том, что население не обязано «просто так» повиноваться власти, а готово это делать только в случае, если власть, со своей стороны, будет выполнять те функции, которые делегированы ей со стороны общества.

Основные выводы исследования Наталья Тихоновой таковы:

1)Ключевой особенностью «русской мечты» и русского цивилизационного проекта в целом и сегодня выступает мечта о справедливом и разумно устроенном обществе.

2)Возможность личностной, эмоциональной связи с Россией постепенно утрачивается в условиях всё меньшего соответствия российского общества тем идеалам справедливости, которые являются консенсусными для всех слоёв населения страны и социальных групп. Из этого вытекает и атомизация российского общества, и нарастание в нём отчуждения. В этих условиях «органическая солидарность», ощущение своего единства с общностью людей, обитающей на территории России и разделяющей общие нормы и ценности в рамках внутренне единой культуры, начинает замещаться чувством формальной связи с Российской Федерацией, ощущением себя просто гражданином определённого государства, что предполагает своего рода «контракт» с ним, в котором власть должна выполнять определенный объем обязательств и функций.

Это ведёт к возникновению потребности в общественном договоре и формированию в перспективе гражданского общества.

3) Это отражается в смещении в мечтах россиян фокуса внимания с «высокой мечты» на мечты микроуровня, а также доминировании в составе последних простейших задач выживания – наличии хотя бы минимального достатка, здоровья, благополучия детей, отдельного жилья.

Таким образом, утрачивая «высокую мечту», россияне замещают её даже не мечтами о знаковых для общества потребления товарах, а мечтами об удовлетворении простейших, базовых для стабильного выживания потребностей. Это позволяет говорить о том, что на место пока еще существующего, но постепенно утрачивающего свою значимость российского цивилизационного проекта, приходят не нормы и ценности западного общества потребления, а превращение выживания в предмет мечтаний.

+++

Ещё в Блоге Толкователя о российском социуме:

59% населения России — бедняки

Исследования Института социологии РАН показывают, что 59% населения России бедняки. Средний класс в стране, определяемый по европейским методикам, – всего 6-8%. При этом особенности страты российских бедняков таковы, что помочь им может только социальное государство. Поразителен и такой показатель: лишь 19% россиян имеют дома компьютер.

***

Чем москвичи отличаются от россиян

Жилищная рента делает москвичей более независимыми, чем остальных россиян, а также формирует готовность к протестным действиям. Впрочем, и по многим другим параметрам – продолжительности жизни, количеству лысых, жадных и злых – Москва не похожа на остальную Россию.

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — pretiosa@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *