Освободительный поход на Царьград. Плевна и Адрианополь. Часть II

29.12.2015

Доктор исторических наук Николай Лысенко специально для Блога Толкователя описывает ход Русской-турецкой войны 1877-1878 годов. В первой части рассказывалось о начальном этапе войны – форсировании Дуная. Во второй части историк описывает битву при Плевне, которая показала слабое стратегическое видение войны и русскими, и турками. Но Александр II провёл дополнительную мобилизацию, и благодаря превосходящей численности русская армия разбила турок и подошла к Стамбулу.

Общие силы генерала Ю.И. Шильдер-Шульднера почти вдвое уступали корпусу Османа-паши: 8600 человек, включая конницу Кавказской казацкой бригады и 9-го Донского казацкого полка. Тем не менее, атаковать было можно и нужно: турецкие солдаты после 200-километрового перехода были измотаны и ещё не успели как следует «зарыться в землю». Однако, успех атаки был, конечно, немыслим без предварительной детальной разведки и отработки до штурма чёткой процедуры взаимодействия наступающих колонн. Ни того, ни другого генерал Шильдер-Шульднер организовать, к сожалению, не сумел.

Атака турецких позиций, начатая на следующий день около 5 часов утра двумя штурмовыми колоннами, наступавшими на Плевну с разных сторон (на расстоянии друг от друга в 35 км!), не увенчались успехом. Иной результат вряд ли был возможен при отсутствии внятных разведданных и полной неразберихи с координацией усилий разных штурмующих групп. В результате русские войска, захватившие три линии недостроенных турецких ложементов и фактически ворвавшиеся в Плевну, вынуждены были отступить, потеряв убитыми и раненными 75 офицеров и 2326 нижних чинов. Потери турок, по русским данным, составили, якобы, около 2 тысяч человек. Турки оценили свои потери в 890 человек убитыми и ранеными. Истинное число турецких потерь находится, вероятно, между этими цифрами.

Русское командование допустило у Плевны и ещё одну, на сей раз подлинно фатальную ошибку: коммуникации гарнизона Осман-паши с турецким тылом не были прерваны. К началу второго штурма Плевны, который состоялся 18 (30) июля, силы турок в цитадели увеличились до 22 тысяч штыков и 58 орудий, к «осаждённым» беспрепятственно подвозили боезапас и провиант.

Второй штурм Плевны, которым руководил сам генерал Н.П.Криденер, также закончилась полным фиаско. За десять дней передышки турки, работая фанатично – день и ночь, успели отрыть окопы полного профиля, соорудить переходы между позициями, хорошо пристрелять свою артиллерию. Штурм закончился реками русской крови: по некоторым данным, были убиты и ранены 168 офицеров и 7167 нижних чинов, в то время как общие потери турок не превосходили 1200 человек.

Военные специалисты называют в числе основных оперативно-тактических причин неудачи очень слабую координацию между различными подразделениями атакующих, а главное – крайне низкий уровень тактического использования артиллерии.

Самое удивительное другое: даже после столь кровавого провала, обладая полной оперативной свободой на местности вокруг Плевны, русское командование по-прежнему не соизволило охватить турецкую цитадель настоящей блокадой – решительно перерезать все коммуникации снабжения.

«После «Второй Плевны» в русском тылу началась паника, – отмечает военный историк А.Б.Широкорад, – в Систово приняли приближающуюся казацкую часть за турок и уже собрались им сдаваться. Великий князь Николай Николаевич обратился к румынскому королю Карлу со слёзной просьбой о помощи. Турецкие генералы имели возможность дружными усилиями разгромить русскую армию и вышвырнуть её остатки за Дунай. Но они тоже не любили рисковать, и тоже интриговали друг против друга».

Более месяца под Плевной происходило новое сосредоточение русских сил и подходящих румынских формирований. Превосходство над турками стало уже подавляющим: 75 тысяч штыков, 8600 сабель, 424 орудия, в том числе 20 осадных. Впрочем, силы турок тоже увеличивались, правда, не столь существенно: ко дню третьего штурма Осман-паша имел в цитадели около 30 тысяч штыков, 1500 сабель и около 70 полевых орудий.

Дата начала штурма – 30 августа (ст.ст.) – приуроченная ко дню тезоименитства царя Александра II не помогла: колонны яростно рвавшихся вперёд русских солдат снова утонули в крови. Союзные войска понесли очень значительные потери: среди русских было убито и ранено 297 офицеров (включая двух генералов) и около 12,5 тысяч нижних чинов, румыны потеряли около трех тысяч. Потери турецкого гарнизона были близки к румынским.

После «третьей Плевны» русская армия удержалась на правобережье Дуная только благодаря твердой позиции военного министра Д.А.Милютина и генерала Казимира Левицкого. На военном совете в местечке Поразим они выдержали своеобразную «миротворческую атаку» великого князя Николая Николаевича и близких к нему генералов, высказавшихся за прекращение военной кампании. После некоторого раздумья к мнению «ястребов» склонился и царь Александр II.

К Плевне из Петербурга был срочно доставлен признанный знаток фортификации, выдающийся военный инженер, граф Эдуард Тотлебен. Его вердикт, после осмотра турецких укреплений, не отличался оригинальностью: граф Тотлебен посоветовал высокому собранию генералов «не пережигать» русских солдат в бессмысленных штурмах, а озаботиться обеспечением подлинно глухой блокады Плевны.

К началу октября все внешние коммуникации Османа-паши были, наконец, перерезаны. Перед этим, правда, турки сумели перебросить в якобы осажденную цитадель ещё 10 тысяч штыков, 12 орудий и огромнейший обоз с продовольствием, доведя общее число живой силы в Плевне до 47 тысяч штыков.

Отсутствие продовольствия и подходящие к концу боеприпасы вынудили Османа-пашу жёстко поставить перед турецким командованием вопрос о деблокаде Плевны. С большим опозданием была создана 35-тысячная армия, которую на выручку Плевны повел из Софии знаменитый Мехмед-Али-паша – этнический немец (возможно, француз) Карл Детруа, родившийся в Магдебурге и в юношеские годы принявший ислам.

«Софийская армия» Мехмед-паши была разбита под Новаганом отрядом генерала Иосифа Гурко, но окончательно уничтожить поредевшие рати турок помешал «охранительный» приказ великого князя Николая Николаевича, которому, видимо, под впечатлением Плевны, теперь везде мерещились турецкие засады.

Потеряв надежду на деблокаду Плевны, мужественный Осман-паша в ночь на 28 ноября (ст.ст.) пошёл на прорыв из крепости. Прорыв не удался: колонны Османа-паши были блокированы 3-й Гренадерской дивизией, а сам турецкий командующий ранен. В этих условиях Осман-паша, желая сохранить жизни своих героических солдат, отдал приказ о капитуляции. В плен было взято более 43 тысяч турок, из них офицеров всех рангов 2138 человек. Убитыми и ранеными турки потеряли около 6 тысяч человек.

Рейд на Константинополь

Орудийные залпы у Плевны окончательно вывели из стратегической дремы военное ведомство России – мобилизационный механизм огромной империи был, наконец, запущен на полную мощь. 19 июля 1877 года – на следующий день после «второй Плевны» — была объявлена мобилизация Гвардейского и Гренадерского корпусов, 24-й и 26-й пехотных дивизий, 1-й кавалерийской дивизии. Кроме того, к Дунаю уже двигались ранее отмобилизованные 2-я и 3-я пехотные дивизии, некоторые другие стрелковые и сапёрные подразделения. Россия, говоря словами канцлера Горчакова, — «не сердилась, но сосредотачивалась».

Стратегическая пауза из-за долгого противоборства с корпусом Османа-паши не повлияла на интенсивность русских военных усилий по очищению островов и правого берега Дуная от турок. К концу 1878 года, благодаря захватам турецких судов и переводу некоторых кораблей из Одессы, на Дунае была сформирована мощная флотилия. В неё входили две бронированные канонерские лодки – «Систово» и «Никополь», одна небронированная канонерка, два мортирных монитора, 5 малых миноносок, 24 минных катера, 3 шхуны и 8 пароходов.

Русские моряки действовали на Дунае инициативно и последовательно. (Исключением является, пожалуй, только досадная неудача с попыткой захватить город-порт Сулин в конце сентября 1877 года. Уже подготовленный штурм был сорван по причине элементарной утечки информации.) К середине января 1878 года бóльшая часть правобережья Дуная была очищена от регулярных турецких войск. В руках османских военачальников остались лишь немногие укрепленные пункты (Рущук, Сулин и др.), потерявшие всякое стратегическое значение.

Важно отметить, что высшее военное командование Османской империи в значительной мере не сумело воспользоваться теми огромными оперативно-тактическими возможностями, которые открылись в результате невероятно успешной обороны корпуса Осман-паши. Турецкая армия точно также «проспала» свой успех у Плевны, как некогда русская армия «проспала» стратегический прорыв генерала Гурко к Эски-Загра. Полным фиаско закончились отчаянные, но безуспешные попытки турок сбить со стратегически важного Шипкинского перевала героические войска генерала Радецкого.

Финальный шанс переменить ход военной кампании в свою пользу был упущен турками в сражении 22 ноября (4 декабря) 1877 года у болгарского города Елена. В этот день Восточный турецкий корпус Сулеймана-паши, численностью от 25 до 30 тысяч штыков (по разным данным), атаковал Еленинский отряд XI корпуса под командованием генерала Домбровского. В результате ожесточенного боя турки сумели захватить дорогу на Тырново, отбросив русские части к деревне Яковцы. С учетом малой численности войск у Домбровского (не более 4-5 тысяч штыков), турки имели все возможности уже на следующий день захватить практически незащищенное Тырново, где располагались обозы, боезапас и провиант для русских XVIII и XI корпусов. Вместо этого Сулейман-паша решил осмотреться и весь день 23 ноября бесцельно простоял у Елены. Воспользовавшись благоприятной паузой, русское командование быстро перебросило в Тырново 26-ю пехотную дивизию – дальнейший прорыв турками русского фронта стал невозможен.

Неудача Сулеймана-паши под Тырново запустила неостановимое движение русского «железного колеса» к Константинополю. Пленив прорывавшийся корпус Османа-паши, русская армия через балканские горные перевалы неудержимо устремилась на юго-запад.

23 декабря (ст.ст.) генерал Гурко со своим Западным отрядом без боя занял Софию. Город можно было оборонять, но духовно надломленные турецкие военачальники отдали приказ об отступлении.

26 декабря у деревни Шейново началось двухдневное сражение с армейским корпусом Вессель-паши. В итоге энергичного натиска русских отрядов под командованием генералов М.Д.Скобелева и Н.И.Святополк-Мирского, войска Вессель-паши были окружены и сдались. В плен попало около 30 тысяч турецких солдат. Общие потери русских составили чуть больше 5 тысяч человек убитыми и раненными.

Турки стали быстро отступать по всем направлениям, наивно рассчитывая, что таким образом сумеют сосредоточить не менее 120 тысяч штыков под крепостью Адрианополем и там остановят победоносные русские дивизии. Однако отступать пришлось с ожесточенными боями.

В трёхдневном сражении у Филиппополя (3-5 января 1878 года) турецкая армия Сулеймана-паши потерпела очередное поражение, потеряв 23 орудия и две с половиной дивизии солдат. Уже через два дня, в яростном сражении у Караджалара казаки 30-го Донского полка нанесли деморализованному турецкому воинству финальный удар: была отбита вся оставшаяся турецкая артиллерия (53 орудия) и уничтожены еще полторы дивизии противника. Жалкие остатки былой армии потеряли всякую боеспособность и были вывезены турками морем в Галлиполи и Константинополь.

Армия Сулеймана-паши, до разгрома у Филипполя и Караджалара, была единственным боеспособным оперативным соединением, на основе которого имело смысл организовывать оборону крепости Адрианополь. Этот северо-западный форпост столицы Османской империи обладал средним уровнем фортификации, здесь находилось только 70 орудий. Вне опоры на сильное войсковое формирование сколько-нибудь долго оборонять эти «ворота» в Константинополь было невозможно. Ранним утром 8(20) января 1878 года, комендант Адрианополя, сознавая бессмысленность обороны, приказал вывесить на стенах цитадели белые флаги.

Великий Царьград – вековечная мечта всех русских воителей от времен князя Олега Вещего и Святослава Храброго – лежал теперь перед авангардом русской армии практически беззащитным. «Если шпага кажется короткой, достаточно сделать только один шаг!» – любил говорить в таких ситуациях Наполеон Бонапарт. Русские войска имели все возможности, не обращая внимания на просьбы турецкого командования о перемирии, с самыми минимальными потерями стремительно захватить Царьград и стратегически ценный северный берег проливов Босфор и Дарданеллы. Каждый русский воин горел желанием вновь установить православный крест над куполом колоссального Собора Святой Софии, превращенного турками в мечеть. Увы! Необходимый короткий шаг вперед император Александр II сделать не решился.

(Продолжение следует)

+++

Ещё в Блоге Толкователя о войнах:

Как шведская пушка изменила политическую систему Европы в XVII веке

В начале XVII века голландский капитал проник в металлургию Швеции. И королю Густаву Адольфу удалось создать лёгкую пушку весом в 7 пудов – в четыре раза легче прежних орудий. Они стреляли картечью, и это определило победы шведов в Европе. Новый тип войны создал в Швеции, а потом в Европе рекрутскую армию и абсолютизм.

***

Английский «ленд-лиз» для России в Отечественной войне 1812 года

Победы России в кампании 1812 года и в заграничных походах 1813–1814 годов были одержаны во многом благодаря английским поставкам военных материалов (пороха, свинца и ружей), а также прямой британской помощи деньгами.

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — blog.tolkovatel@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *