Среди российской молодёжи 5% либералов, но больше половины приветствуют радикализм

06.01.2016

Молодёжь России крайне атомизирована. Приверженцами тех или иных политических идей являются лишь 30% (из них 5% — либералы). Молодёжь предпочитает приспосабливаться, но большинство её не осуждает радикальных методов борьбы, вплоть до создания боевых дружин (29%).

О политических и социальных установках российской молодёжи говорится в исследовании Владимиа Петухова, руководителя Центра комплексных социальных исследований Института социологии РАН (в 6-й главе книги «Поколение «нулевых»: идеологические установки и политическое участие в России. Россия и Китай: молодежь XXI века», Новый хронограф, 2014).

Главное, что отличает нынешнее поколение российской молодёжи от остального населения страны, это то, что оно первое, для которого адаптация к новым экономическим, социальным и политическим реалиям постсоветской России уже не является актуальной, поскольку сами эти реалии представляют для него естественную среду обитания.

Исследования свидетельствуют, что молодёжь сегодня не устраивает сложившаяся в России «элитарная» модель капитализма и демократии, когда некоторый рост уровня материального благосостояния населения сопровождается сужением «коридора возможностей» в разных сферах и областях жизни, включая сферу политики. Лишь четверть молодых респондентов в возрасте 18–25 лет и треть в возрасте 26–30 отмечают рост возможности политического участия для большинства граждан, в то время, как 63% и 57% соответственно полагают, что эти возможности увеличились лишь для узкого круга людей, либо не претерпели никаких существенных изменений.

Если старшие поколения россиян пережили периоды общественно-политического подъёма, то сегодняшняя молодёжь разъединена и атомизирована. Традиционное разделение общества на либералов, коммунистов, социалистов, националистов и центристов очень слабо отражает умонастроения молодёжи. Лишь 16% опрошенной молодёжи сочли себя сторонниками тех или иных идейно-политических течений. Примерно столько же — некого идейного синтеза, в то время, как 2/3, либо затруднились, либо прямо заявили, что не являются сторонниками каких бы то ни было идеологем. В целом, это поколение мыслит не доктринально, оно в равной степени скептически оценивает и опыт реализации коммунистического проекта, и российскую версию капитализма, не имея при этом ничего против рыночной экономики, демократии, политической конкуренции, с одной стороны, а с другой — идей справедливости и социального равенства.

Выявленная система ценностей демонстрирует довольно высокий уровень позитивной адаптивности современной молодёжи или, во всяком случае, стремление интегрироваться в существующую систему общественных отношений. Но, как и у всякой тенденции, у данной модели есть своя оборотная сторона. Это явная нехватка «солидаризма», способности действовать ради «общего блага», даже зачастую в ущерб своим прагматическим интересам. Это — гипертрофированная ориентация на частную жизнь, понимание свободы исключительно как свободы индивидуального выбора — где работать, как работать, где жить, куда ездить отдыхать, с кем дружить.

В отношении демократии превалирует не ценностный, а инструментальный подход, т.е. она рассматривается в качестве механизма, который призван обеспечить, во-первых, законность и правопорядок и, во-вторых, реализацию социально экономических прав. Поскольку политический класс имеет иные приоритеты, то отношение многих россиян, в том числе и молодых, к базовым ценностям и институтам демократии, можно охарактеризовать как «благожелательный скептицизм». Они с одной стороны, признают значимость демократических институтов и процедур для нормального функционирования общества, а с другой — соглашаются с тем, что Россия ещё далека от демократии, поскольку граждане страны практически не имеют возможности влиять на принятие и реализацию важных государственных решений.

Общественная деятельность, как способ участия в решении конкретных дел, как борьба за справедливость и улучшение жизни людей, актуальна лишь для 8%. Возможность защитить свои права, выразить протест против существующего порядка, подзаработать, сделать карьеру отметили по 2–3% опрошенных. Столь же немногими двигает романтика борьбы за идеалы, стремление объединиться и почувствовать силу (на уровне 2–3%), а также такие сугубо политические мотивы как борьба с теми, кто имеет другие взгляды и азарт политической борьбы (1–2%).

Хоть уровень национализма в молодёжной среде не высок, но именно в этой среде буквально за последние несколько лет сформировался новый идеологический феномен, который условно можно назвать «младонационализмом», радикально отличающийся от традиционного имперского национализма. Ему присуща высокая степень неприятия современного российского государства и его органов, негативное отношение к идеям интернационализма, ориентация на неформальные самоорганизующиеся структуры, преимущественно молодёжные. Этот тип национализма можно охарактеризовать как «национализм для себя», в отличие от мессианского русского национализма предыдущих эпох, в рамках которого провозглашалась жертвенная роль русских как строителей «Третьего Рима» или «Третьего Интернационала».

Сторонниками «особого русского пути развития», назвали себя лишь 6% опрошенных, в то время, как идея «Россия для русских» выглядит привлекательной для почти четверти молодых респондентов. Интернационалистских взглядов придерживается заметно большее число молодёжи (37–38%). Но, одновременно их почти в полтора раза меньше, чем в возрастной когорте их родителей (56%).

Порог «толерантности», допустимости противоправных методов ведения политической борьбы в представлениях значительной части молодёжи, довольно высок. Прежде всего, это относится к несанкционированным акциям (митинги, демонстрации и пикеты). Более половины опрошенных — 59% — считают их проведение допустимыми (или допустимым в крайних случаях); перекрытие дорог, магистралей (54%), голодовки (50%). От четверти до половины представителей молодёжи считают также приемлемыми (в той или иной степени) хакерские атаки на интернет-ресурсы политических противников (42%), распространение экстремистских лозунгов в интернете (31%), и даже формирование боевых дружин (29%), захват административных зданий (28%) и публичные оскорбления и клевету (25%). И лишь убийства и самоубийства считаются абсолютно неприемлемыми методами политической борьбы.

Другое дело, молодёжь предпочитает, чтобы эти радикальные методы борьбы за них использовал бы кто-то другой.

+++

Ещё в Блоге Толкователя о российской молодёжи:

Среди молодёжи 53% выбирают социальную справедливость

Нынешняя жизнь нравится 59% молодёжи, но за границу хотят уехать 74%. 24% молодёжи мегаполисов хотят работать в искусстве и шоу-бизнесе. 87% являются резкими противниками гомосексуализма. Мы продолжаем публиковать исследование социологов о российском обществе.

***

Чего желает молодёжный прекариат России

В западном обществоведении все чаще выделяют такую социальную группу, как прекариат – обездоленную группу, не связанную обязательствами ни с государством, ни с обществом. В России прекариата – десятки миллионов, и его в будущем станет массово пополнять молодёжь. Социологи фиксируют: эту группу молодёжи отличает высокий уровень апатии и низкий уровень знаний.

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — blog.tolkovatel@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *