Марксист Юрий Вудка о сексуальных перверсиях на советской зоне в 1970-х

15.03.2016

В 1967 году в Саратове была создана «Группа революционного коммунизма». Её отделение в Рязани возглавил марксист Юрий Вудка. Вскоре он получил 7 лет колонии. Позднее в записках «Московщина» Вудка описывал свой срок. Одна из его записей – о сексуальных перверсиях на советской зоне.

В 1967 году в СССР возникла «Группа революционного коммунизма». Вскоре её активисты создали несколько ячеек в разных городах Союза. Одну из них, в Рязани, возглавил юный марксист Юрий Вудка. В 1969 году социалисты из Группы были арестованы КГБ, почти все получили за пропаганду социалистических идей тюремные сроки. Вудка получил 7 лет колонии. Ему в момент вынесения приговора было 23 года.

После выхода из колонии Вудка стал левым сионистом и добился выезда в Израиль. Там он в начале 1980-х написал книгу о своей борьбе за социалистические идеи в СССР и о пребывании в колонии – «Московщина». Мы публикуем выдержки из его книги, рассказывающие о пребывании Вудки в СИЗО и о сексуальных перверсиях на советской зоне.

«Машина следствия раскручивалась медленно и неумолимо. У них было уже много показаний, продолжались аресты, двое говорили и подписывали всё, что знали. Следствие продолжалось и в самой камере, хотя я, по неопытности, лишь смутно об этом догадывался.

Шло следствие над мыслью, над «деянием» (то есть изложением мысли), над интимной жизнью. Первое необходимо для выяснения степени «социальной опасности», второе – обнаруживает уровень «вины», третье – копание в грязном белье в поисках чего-нибудь «компрометирующего».

(Юрий Вудка в 1969 году)

Одновременно искали удобный предлог для пожизненного заключения в сумасшедший дом.

В советских тюрьмах норма жилплощади – два с половиной квадратных метра на человека (как на кладбище), но и это не всегда соблюдается. Питание отвратительное, первое время есть его невозможно. Шаткие, скрипучие кровати стоят друг на друге в два яруса. Окошко забрано изнутри решёткой, а снаружи – густые железные жалюзи, так что увидеть из него невозможно ничего, кроме узких полосок неба. Весь день горит лампа накаливания. На ночь её выключают, но зажигают другую, более слабую. Юмористы называют эти круглосуточные подслеповатые светильники «лампочкой Ильича». На прогулку выводят раз в день, продолжительность – один час. Прогулочные дворики представляют собой сплошной ряд каменных коробок с решёткой вместо крыши. Посреди дворика – скамейка. Он закрывается на ключ, в железной двери – глазок, его площадь зачастую ещё меньше камеры. Зато в него проникает воздух и солнце, а по дороге можно незаметно прикоснуться к траве или увидеть деревья за забором. Сам дворик заасфальтирован, в нём нет ни травинки.

В советской тюрьме человек, как правило, лишен уединения. Одиночное заключение – тоже пытка, но и постоянная тесная скученность, тем более с растленными уголовниками, давит на психику. Кроме того, в любой момент может приоткрыться глазок, и недремлющее око уставится на тебя сквозь стекло. Зачастую в камере два глазка: один в двери, другой в углу, где стоит параша, почти на уровне паха. Пол узников и надзирателей не учитывается: баба может дежурить у мужских камер и туалетов, а мужик – у женских. Причем, выводя людей утром и вечером в туалет для опорожнения параши и желудков надзиратель обязан наблюдать в глазок, чем они там занимаются. Антисанитария невероятная.

(Юрий Вудка в 2000 году)

Помыться можно только в грязном туалете, и тут же надо нести в камеру опорожненную вонючую парашу. Надзиратель выводит в туалет не тогда, когда возникают позывы у кого-то из зеков, а всех скопом и когда заблагорассудится. Опорожнить желудок в парашу – последнее дело, так как воздух в камере и без того спертый, гнусный. Параша, как правило, используется для мочи. Она и оборудована только для этого. Надо быть циркачом, чтобы использовать её сверх данного назначения. А пища отвратительная, вызывает поносы.

Зеки бьют в дверь, требуют врача, так как надзиратель выводить в туалет в «неурочное» время отказывается. Врач обычно не является, а зека наказывают «за буйство». Возникает конфликт между зеком, не могущим удержаться, и его соседями, не желающими целый день дышать нестерпимой вонью. Каждая физиологическая потребность человека искусственно превращается в орудие издевательства над ним.

Ещё одна пытка – радио. В камере нет выключателя, и радио орёт от подъёма до отбоя. Уголовникам это даже нравится: помогает забыться, выбивает из головы мучительные мысли. Но для интеллекта такое круглосуточное нагнетание идиотизма невыносимо. Плюс уголовное окружение, нередко сотрудничающее с властями.

Чекистам можно в такой обстановке давить на зеков: быстрее, быстрее, кончайте следствие, уезжайте в лагерь! Всё равно мы всё узнаем или уже знаем! Пойдём вам навстречу, дадим ничтожный срок, сразу выпустим, амнистируем – только говорите, говорите побольше и побыстрее – для вашего же блага! Неужели вам ещё не надоела эта тюрьма? Все равно ведь такой-то и такой всё рассказывают – вот их протоколы, полюбуйтесь – и мы их поэтому вообще не арестовывали! Говорите, – и мы вас всех выпустим! Это ведь только профилактика – чтобы вы не занимались глупостями! Сами же будете нас потом благодарить! Подумайте о своей матери, ребёнке, возлюбленной! Вы, вы сами делаете их несчастными! Вы свою больную мать доведёте до могилы! Говорите, скорее говорите, и идите к ней!

А вокруг только подслеповатый полумрак, мёртвые стены, цемент и железо, горький хлеб по соседству со зловонной парашей, час за часом, месяц за месяцем.

«Помогающие следствию» уголовники тоже давят по-своему: одни, пользуясь полнейшей неосведомленностью слушателя, убеждают его, что только от него одного зависит «гуманный» подход и к нему, и к остальным: другие угрожают, шантажируют, иногда бьют «предателя», посягнувшего на святость империи.

В уголовной тюрьме открывается жуткий, ирреальный мир, дотоле сокрытый от глаз, как преисподняя. Выясняется, что вся страна покрыта густой сетью концлагерей – на север и восток всё гуще и страшнее. Вдруг узнаёшь, что едва ли не в каждой семье кто-то сидит или сидел. Осознаёшь, в какие чёрные бездны пала нравственность народа. Оборотная сторона медали – свирепые, драконовские законы.

Иногда мент неплотно прикрывал глазок, и тогда я приникал к стеклышку, так как рядом в коридоре было окно, не заглушённое тяжелым железным щитом. В свою щёлку я видел с высоты второго этажа склоны железнодорожных насыпей за забором, иногда – крыши вагонов проезжающего между ними товарного поезда. Боже, как тянуло меня туда! Разве может человек в нормальных условиях испытывать такое обострённо-болезненное чувство?

Мне кажется, нечто подобное происходит в России и с жизнью духа.

Здесь, в цивилизованном мире, где духовная пища на любой вкус имеется в изобилии, бери – не хочу, люди вряд ли поймут то обострённое восприятие, ту болезненную тягу, тот блеск в глазах и тот алкогольный запой, с которым там, как наркоманы, приникают к каждой капле живительной влаги. Не в этом ли секрет огромной энергии, которую извергает задавленная режимами Россия? Не является ли красная лава результатом извращённого, но неудержимого извержения задавленного духа? Какие ещё мировые ураганы породит эта запрессованная страна?

И точно так же из-под пресса официально-бесполого ханжества прорывается сексуальная энергия чудовищной мощи и извращённости.

Может быть, эти два явления как-то взаимосвязаны. Во всяком случае, за неполный год пребывания среди уголовников мне довелось слышать (иногда не только слышать) о таких невероятных извращениях, что невинно-распущенный Запад при всём старании не додумался бы до них.

Обычное дело: группа подростков изнасиловала шестидесятилетнюю старуху.

Или наоборот: дед изнасиловал собственную шестилетнюю внучку, а в объяснение своего поступка заявил: «Как это так: всю жизнь прожить – и шестилетней не попробовать?»

Или такие изобретения: любящий папаша предлагает своему ничего не разумеющему младенцу вместо соски кое-что другое.

В уголовных лагерях вместо женщины используют запряжённую лошадь. Скотина привыкает и уже сама останавливается в уединенном месте, ждёт.

Идёт по селу подвыпивший агроном с бригадиром и спор заводит: «Огуляю я эту козу или не огуляю?» И выивгрывает пари. Хозяйка козы, не знающая, что теперь делать с ней, доносит. Агронома сажают.

Некоторые уголовники после отсидки специально устраиваются пастухами и заводят со своими козами целые романы. Они могут часами описывать взаимные заигрывания и нежности с развращёнными животными. Но в особом почёте – свинья, так как она, по словам уголовников, «горячая» (то есть у нее высокая температура тела). С горящими глазами рассказывают они, как подбираются к ней в хлеву, как чешут ей брюхо, как она хрюкает, как они хрюкают и так далее. По их словам, никакая женщина не доставляет такого удовольствия, как это родственное животное. Но и скотиной дело не ограничивается. Вожделение распространяется даже на птиц. Куры, по словам уголовников, после этого умирают, а гуси выживают.

Один рассказывал о том, как рыбаки насиловали пойманного сома! Его холодное извивающееся тело как-то по-особому раздражало их похоть.

Но кто бы мог подумать, что вместо женщины можно использовать муху! Тут, правда, требуется инженерный ум. Влюблённый забирается в ванну с водой, обрывает у своей возлюбленной крылышки, усаживает её на торчащий из воды кончик, и несчастное насекомое ползает по этому островку, щекоча своего владыку.

В лагерях нет ванны, зато бывают кошки. И вот гении извращённости догадались то самое место, по которому заставляют ползать муху, обмазывать валерьянкой. После этого кошку пускают под одеяло и блаженствуют. Есть и другой метод: «кот в сапоге» (кошку, загнанную в сапог, держат при этом за задние ноги).

О том, как уголовники используют друг друга, не стоит и говорить: это достаточно банально.

Когда в «исправительную» колонию для малолетних прибывает новичок, его уже ждут у входа восемнадцатилетние лбы, жаждущие по-всякому использовать его тело. Их называют «законниками, потому что они, в дополнение к жестоким советским законам, придумывают массу своих, не менее скрупулезно нелепых, и жестоко бьют не только ослушников, но и просто неосведомлённых. Администрация их поддерживает, они ведь наводят «порядок» в зоне, терроризируют её неуёмных обитателей. «Законники» считаются официальным «активом» зоны.

И в такой-то стране людей сажают в раздельнополые лагеря за нормальное совокупление с собственной женой в неклассической позе (по доносу ханжествующей тёщи), за сожительство с женщиной, даже проституткой, которой через несколько дней исполнится восемнадцать лет (ещё ведь не исполнилось, а значит – растление малолетней).

И невоздержанные обыватели, озверевшие от лагерного монашества, доходят до последних глубин падения. В лагерях особого режима менты при проверке иногда сбиваются со счёта и, обнаружив спаренных, как ни в чём не бывало говорят: ах! так вас двое! Ну, значит всё в порядке!»

(Рисунки из книги «Московщина» – Виктора Богуславского, также проходившего по делу революционных социалистов; Богуславский умер в 1991 году в возрасте 51 года)

+++

Ещё в Блоге Толкователя о советских зонах:

Как выглядела «политическая зона» в Мордовии в 1960-70-х

Рецидивисты и воры в законе специально совершали антисоветские действия, чтобы попасть на «политическую зону». Её костяк составляли каратели и полицаи. Главным протестом было нанесение на лицо антисоветских наколок, за что был положен расстрел. Таким описывает лагерь для политических в Мордовии в 1960-70-х диссидент Эдуард Кузнецов.

***

Зеки России – за левый патернализм

Исследование настроений российских заключенных показало, что у них нет пафоса великодержавности. Современную Россию они считают слабой страной с прогнившим госаппаратом. Большинство зеков не видят позитивного сценария будущего России. Они считают, страну окончательно погубит коррупция, демографические проблемы, слабая экономика. Ослабевшая Россия уподобится странам Средней Азии или станет провинцией Китая.

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — blog.tolkovatel@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *