Сколько полицейских погибло во время Февральской Революции?

16.03.2016

Во время Февральской Революции особую ненависть у восставших вызывали полицейские. В Петрограде толпа самыми изощрёнными способами убила до сотни полицейских, включая их главу генерала Волкова. Большая часть жандармов предпочла разбежаться в первые же дни Революции или добровольно сдаться восставшим (что тоже не спасало их от расправы).

Первые подсчёты числа убитых, раненых и заболевших в ходе февральской революции были проведены регистрационным бюро Всероссийского союза городов в марте 1917 года. Их результаты публиковались в «Ведомостях общественного градоначальства». Согласно этим материалам, в ходе февральских событий погибли 266 человек и ранены 988 человек, в т.ч. полицейских и жандармов 19 и 48 человек соответственно. Кроме того, 42 погибших и 16 раненых не были опознаны, а 64 человека пропали без вести (в т.ч. и полицейские).

Так, в марте 1917 года родственники разыскивали городового И.Дрошпорта, убитого 1 марта 1917 года, тело которого бесследно пропало. Видимо, эти цифры неполны, т.к. в них не учитываются погибшие, тела которых были сброшены в Неву и другие реки и каналы Санкт-Петербурга. В частности, тела нескольких полицейских всплыли в мае 1917 года. Кроме того, по воспоминаниям рабочих, тела некоторых расстрелянных полицейских зарывали в заранее вырытые ямы.

(В общей сложности речь может идти до ста погибших в Петрограде полицейских)

Можно предположить, что значительно большим было и число раненых. Так, только из Таврического дворца (куда свозились арестованные полицейские) на излечение в больницы и госпитали было направлено 62 раненых городовых, жандармов, чинов общей и политической полиции. В частности, в марте 1917 года на излечении в городском лазарете находились с огнестрельными ранениями городовые С.Кутья и И.Зряженский, в больнице Марии Магдалины — околоточный Батов и городовые Давыдов, Кириллов и Богданов.

(Здесь и на картине вверху — милиция ведёт переодетых в гражданское полицейских)

Часть погибших полицейских была убита в ходе вооружённых столкновений между демонстрантами и силами правопорядка, начавшимися 24 февраля 1917 года. Полицейские при разгоне демонстрантов применяли нагайки, шашки и огнестрельное оружие, а демонстранты использовали бомбы и револьверы. Так, 25 февраля во время разгона демонстрации на Выборгской стороне был застрелен полицмейстер Шалфеев. В воспоминаниях В.Зайцева приводится факт убийства трёх жандармов, стрелявших в восставших из пулемёта на Варшавском вокзале. Согласно воспоминаниям А.Соловьёва, за стрельбу в демонстрантов убили околоточного надзирателя, тело которого закопали в вырытой для канализации яме. В воспоминаниях И.Варшукова приводится информация об убийстве на Забалканском пр., дом. 120, помощника пристава, схваченного во время стрельбы по демонстрантам из чердачного окна. Его сбросили с крыши, а тело потом выбросили на помойку.

Другая часть пострадавших полицейских была убита и ранена после ареста в своих квартирах, казармах и участках или же была захвачена на улице. Так, 1 марта были расстреляны сдавшиеся восставшим городовые М.Черепок, М.Сницерук. В тот же день в Обуховской больнице солдатами был заколот штыком находившийся там на излечении околоточный Лопатин. Надзиратель сыскной полиции А.Гурской был схвачен неизвестными на своей квартире, после чего ему отрезали пальцы, уши и разрубили шашками. После ареста на квартире (Забалканский пр., дом 76) 28 февраля были убиты полицейский надзиратель 3-го участка Александровско-Невской части М.Иванов и городовой Петергофского участка Полищук и т.д.

В ходе конвоирования в Таврический дворец были нанесены ранения сотруднику охранной команды С.Мухину, полицейскому писарю Мацкевичу, полицейскому надзирателю Божкову, городовым В.Михайлову, В. Ширлогубу, младшему помощнику участкового пристава Струкову.

Подобные факты являлись эксцессами революционного насилия, а не результатом целенаправленной политики. Политические лидеры революции призывали восставших не убивать, а арестовывать полицейских и доставлять их для разбирательства в Таврический дворец. Всего в ходе революционных событий в Петрограде были арестованы свыше 3200 человек, значительную часть которых составляли чины полиции. В начале марта из Таврического дворца для дальнейшего содержания в тюрьмах города было направлено свыше 600 городовых, стражников, жандармов. Расследование их дел проводила Следственная комиссия Государственной Думы, а после её роспуска — комиссариаты милиции и участковые следователи. В апреле-мае 1917 г. практически все арестованные сотрудники полиции были освобождены.

Захоронения убитых полицейских во многих случаях проводились их родственниками на кладбищах Петрограда. Невостребованные и неопознанные тела хоронились в общих могилах. В то время бытовала легенда о захоронении части убитых полицейских на Марсовом поле в братской могиле жертв революции. Эта версия не подтверждается имеющимися документальными источниками. Согласно описанию ритуала похорон 23 марта 1917 года и воспоминаниям рабочих — участников проведения похорон, вероятность захоронения вместе с погибшими «борцами за революцию» убитых «защитников монархии» невелика. Перед началом похорон было проведено разбирательство, чтобы определить, кто из погибших являлся жертвой режима, а кто его защитником. Окончательное решение о захоронении того или иного тела на Марсовом поле принималось на собраниях коллективов предприятий или воинских частей, где убитый работал или служил. Гробы с телами несли колонны с заводов, фабрик и воинских частей. Такая процедура исключала возможность попадания в число захороненных «посторонних» погибших.

Кроме этого, было похоронено 41 неопознанное тело. Это произошло из-за того, что местные похоронные комитеты на предприятиях и войсковых частях гарнизона не передали в Петросовет часть данных о захороненных.

Что же касается версии о захоронении части полицейских на Марсовом поле, то она появилась летом 1917 года. Её возникновение было связано с тем, что новые власти стремились доказать бескровный характер февральской революции и незначительное число жертв. Это утверждение шло вразрез с мнением оппозиционно настроенной части общества, которая называла большое число жертв в результате насильственных действий полиции и армии в ходе февральских событий. Поэтому, когда стало известно о проведении массовых похорон на Марсовом поле (были погребены 184 человека), монархически настроенные лица пришли к выводу, что для увеличения количества погибших «борцов за свободу» на Марсовом поле были захоронены и полицейские.

Показательной была смерть начальника Петроградского губернского жандармского управления И.Волкова. Об обстоятельствах его гибели существуют две версии. Так, бывший товарищ министра внутренних дел Российской империи и шеф жандармов П.Курлов в своих воспоминаниях утверждает, что генерал-лейтенант Волков был убит толпой во время захвата солдатами здания жандармского управления. Однако это заявление опровергается публикациями из петроградской прессы, а также воспоминаниями депутатов Государственной Думы — участниками тех событий.

Вторая и главная версия гласит, что Волков с группой высших жандармских офицеров были арестованы и доставлены вечером 28 февраля в Таврический дворец, а затем отправлены для дальнейшего содержания в Министерский павильон дворца. Начальник Петербургского охранного отделения К.Глобачёв в своих воспоминаниях писал, что Волков был ранен и избит во время захвата губернского жандармского управления, доставлен в Министерский павильон, где и был убит в результате конфликта с караульными.

Ещё один высший жандармский чин П.Заверзин писал: «Припоминается, ему (Волкову) докладывают, что толпа движется к зданию управления. Он отпускает всех служащих, а сам остаётся на своем посту. Через несколько минут пьяная, жаждущая крови и приключений толпа, во главе с одноногим хулиганом, вытащила семидесятилетнего старика на улицу, избила его и по приказанию главаря три пьяных солдата повели его в полицейский комиссариат. Два солдата были настроены законно, третий же, водворив Волкова в комнату с выбитыми окнами, начал издеваться над ним, наводя на него ружье и прицеливался. Проделав это несколько раз, он выругался и застрелил генерала Волкова, сказав, что теперь ему не до генералов, так как пора отдыхать, а не шляться по городу с арестантами».

Ещё одна версия: «Толпа, ворвавшаяся в губернское жандармское управление, жестоко избила начальника управления генерал-лейтенанта Волкова, сломала ему ногу, после чего потащила к Керенскому в Государственную думу. Увидев израненного и обезображенного Волкова, Керенский заверил его, что он будет находиться в полной безопасности, но Думе его не оставил и не отправил в госпиталь, что мог сделать, а приказал отвести его в одно из временных заключений, где в ту же ночь пьяный начальник караула его застрелил».

Жестокость восставших в отношении к полицейским объясняется крайне негативной репутацией полиции в глазах общества. Большинство населения Петрограда к началу 1917 года оценивало полицию как коррумпированную и неэффективную структуру, сотрудники которой часто неоправданно применяли насилие к гражданам. «Полицейские чины были взяточники. За взятку можно было замазать всякое правонарушение и даже преступление. Полиция не пользовалась в народе уважением, её не почитали и попросту презирали. Простой люд видел в них грубых насильников. Они могли ни за что посадить в кутузку, заехать в зубы, наложить штраф, чинить препятствия» (из объяснений историка К.Жукова).

При этом активное противодействие восставшим оказывала лишь небольшая часть полицейского гарнизона Санкт-Петербурга. Большинство полицейских 27 февраля — 1 марта 1917 года либо «самоарестовывались» (т.е. добровольно сдавались восставшим), либо дезертировали со службы. Некогда грозная сила Российской империи рассыпалась буквально за пару дней.

(Цитаты: «Полиция в событиях февраля 1917 года» — Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России, №3, 2010)

+++

Ещё в Блоге Толкователя о Февральской Революции 1917 года:

Британский дипломат Линдли: воспоминания о русской Революции 1917-го

Советник английского посольства Фрэнсис Линдли провел в России с 1915-го по 1919 год. Он оставил дневники об этом времени. Из них видно, что Февральская революция была спонтанной; чтобы спасти Восточный фронт, Антанта предлагала Керенскому частичную демобилизацию; Ленина он считал «хозяином земли русской».

***

Конституция большевиков, май 1917 года

В мае 1917 года РСДРП(б) выдвинула проект российской Конституции. Армия и полиция в ней заменялись поголовной милицией, все должностные лица – выборные, с зарплатой не выше средней по стране, и ещё 14 пунктов большевистской Конституции, которая прогрессивнее нынешнего Основного закона.

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — blog.tolkovatel@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *