Советский «1968-й»: протесты молодёжи

11.04.2016

Молодёжь СССР осталась в стороне от бурных событий конца 1960-х в Америке и Европе. Однако и в Союзе в это время происходили выступления студентов, требовавших нового левого курса, свободы и демократии. КГБ жестоко подавил эти протесты. Четыре истории, как выглядел этот протест – во Владимире, Горьком, Рязани и Свердловске.

В конце 1960-х Первый мир потряс «бунт молодёжи против отцов». Однако в СССР массового молодёжного протеста в это время не наблюдалось. Этому были несколько причин: из-за больших демографических потерь во время ВОВ в стране более или менее для молодёжи работали «социальные лифты», также новое поколение было окрылено оттепельной романтикой. Тем не менее, и советское общество к концу 1960-х созрело для изменения существующего социально-политического порядка. И это отразили пусть не массовые и многочисленные, но заметные для того периода протесты студенческой молодёжи.

В истории диссидентского движения принято сосредотачиваться на происходившем в Москве и Ленинграде. Однако и провинция отметилась не просто выступлениями несогласных, но создание собственных оригинальных политико-социальных концепций. Мы приводим студенческие группы протесты в конце 1960-х в четырёх российских городах.

Владимир

В декабре 1968 года здесь вышли два номера машинописного информационного бюллетеня «Молодость», которые оповещали, что в городе создан Союз независимой молодёжи — легальная организация. Её руководителем был Владимир Борисов — рабочий, по образованию филолог. Борисов подал в горисполком заявление о регистрации Союза.

Согласно уставу, Союз независимой молодежи — организация, в которой молодёжь сама направляет свою деятельность и руководит ею в рамках советской законности. Согласно учредительным документам, «основная цель Союза — всемерно способствовать развитию социалистической демократии и общественного прогресса в нашей стране». Союз требовал «ввести подлинно демократические выборы», «настоящей свободы слова, печати, собраний, митингов, демонстраций и союзов», «не прecледовать за убеждения», «ликвидировать незаконную, антиконституционную цензуру», «усилить борьбу с уголовной преступностью».

Кроме объявления об организации Союза в информационных листках содержались сообщения из жизни страны и города Владимира с критикой начальства города и области. 31 мая 1969 года Владимира Борисова обманом увезли в психиатрическую больницу. Ему сказали, что он помещён на экспертизу для военкомата, но стали вводить сильнодействующие лекарства и довели до шокового состояния. В ответ на это его друзья по Союзу распространили в городе листовки об этой организации и о судьбе её председателя. Гласность оказала действие: Борисов был признан здоровым, и вскоре его выписали из больницы.

Но через месяц последовал арест Борисова и повторная психиатрическая экспертиза, которая признала его невменяемым. Союз молодёжи был разогнан, а через год, в мае 1970 года, Владимир Борисов повесился в больничном отделении Бутырской тюрьмы. Таков трагический конец единственной известной легальной молодежной организации, созданной в те годы в русской провинции.

Горький

С начала 1960-х годов в нескольких дружеских компаниях Горького наладился обмен самиздатом. Имелись «взрослые» кружки (преподаватели вузов и техникумов, инженеры и члены их семей), были и студенческие. Наиболее политизированным был кружок на историко-филологическом факультете университета. Его составили будущие историки, мыслившие в неомарксистском духе. Среди участников этого кружка был Михаил Капранов (дважды исключавшийся из университета за независимые высказывания), и еще двое, ранее исключённые за вольномыслие.

Однако самиздатом интересовались и благополучные студенты, такие как Владимир Жильцов, один из лучших на истфаке, и даже дети горьковских номенклатурщиков. Студенты-историки интересовались более всего политическим самиздатом, среди филологов большим успехом пользовались художественные произведения, но и там постоянной темой разговоров была «свобода творчества».

В 1968 году, когда началось наступление на диссидентов в Москве, по всей стране кагэбисты получили указание «подкрутить гайки». В Горьком это совпало с попыткой, хоть и робкой, присоединиться к московским протестам. Горьковчане написали по поводу «процесса четырёх» два письма — оба анонимные, печатными буквами.

Тогда же произошло ещё одно событие, всполошившее горьковских кагэбистов. В городе появились листовки. Они были разбросаны в университете, политехническом, педагогическом и медицинском институтах, а также расклеены вблизи здания КГБ и вокруг университета. Листовки содержали требование демократических свобод, реабилитации осуждённых по процессам 1930-х годов, улучшения жизни нынешних политзаключенных. Авторы листовок призывали «следовать чешскому примеру».

Причастных к распространению листовок не нашли, но нескольких студентов исключили из институтов за распространение или за чтение самиздата, некоторых — за отказ от дачи показаний. Несколько преподавателей были уволены.

Вскоре после этих событий пятеро студентов университета из исторического кружка устроили обсуждение коллективно написанной ими работы «Социализм и государство». Она базировалась на доступных советских источниках, была выдержана в марксистском духе, но выводы расходились с официальными.

Все участники обсуждения были комсомольцами, и их «дело» решалось на комсомольском собрании. Осуждение вовсе не было единодушным. Многие сочувствовали «еретикам». Когда их все-таки исключили, студентка Клара Гельдман из солидарности заявила о выходе из комсомола. Она была исключена из университета перед самой защитой диплома. Авторы крамольного текста тоже были изгнаны из университета и тут же призваны в армию. Виталий Помазов уже после того, как он отслужил в армии, был осужден на 1,5 года лагеря всё за ту же марксистскую работу.

В связи с «делом пяти» прошла новая волна обысков и допросов. Летом 1969 года были арестованы Михаил Капранов, Сергей Пономарёв и Владимир Жильцов. Они признались, что это они прошлой весной распространили листовки. Вместе с ними был арестован их знакомый — преподаватель политэкономии в техникуме Владлен Павленков, у которого нашли самиздат. Следствие уготовило ему роль совратителя юных душ.

Суд был закрытым и длился целый месяц. От подсудимых добивались признания, что они составляли организацию и главой её был Павленков, но они отрицали и его причастность к листовкам, и наличие какой бы то ни было организации. Приговор был: Павленкову и Капранову — по 7 лет лагеря строго режима, Пономарёву — 5, Жильцову — 4 года.

Ещё до окончания суда развернулись преследования родственников и друзей подсудимых. Жён выгнали с работы без права работать по специальности. Жена Павленкова, преподававшая немецкий язык в университете, вынуждена была устроиться истопницей. Примерно так же сложилась судьба родственников других арестованных. Всем им вменили в вину недонесение о чтении самиздата их близкими. За показания в пользу обвиняемых и даже только за знакомство с ними были уволены с работы десятки людей и несколько десятков студентов исключили из университета и из других горьковских вузов.

Саратов

В том же 1968 году в Саратове сложилась подпольная студенческая группа, назвавшая себя Партией истинных коммунистов. Она имела программу либерально-демократического толка и ставила целью творческое изучение марксизма по первоисточникам.

Аресты произошли в августе 1969 года. На суде обвиняемые подчёркивали, что они вели не агитацию («немногое для многих»), а пропаганду («многое для немногих»), что новичков в организацию привлекали только после ознакомления их с пропагандистской литературой и лишь в случае возникшего после этого совпадения взглядов.

По делу прошло около 50 свидетелей — студентов и недавних выпускников саратовских вузов. Все подсудимые признали вину и покаялись, и всё-таки глава организации — студент юридического института Олег Сенин получил 7 лет лагеря, остальные — от 3 до 6 лет. После процесса более 60 родственников и друзей обвиняемых подверглись внесудебным репрессиям — увольнению с работы и исключению из вузов.

Рязань

Во второй половине 1968 года студенты радиотехнического института в Рязани создали нелегальную организацию под названием Марксистская партия нового типа. Студент-заочник, токарь завода «Рязсельмаш» Юрий Вудка написал брошюру «Закат капитала», которая стала программным документом рязанской группы. Эта группа имела связи в других городах, так как саратовская группа тоже считала своим программным документом работу Вудки «Закат капитала».

Блог Толкователя писал о судьбе Юрия Вудки и членов его организации.

Свердловск

В 1969 году здесь возникла молодёжная организация «Свободная Россия». В неё вошли братья Валерий и Виктор Пестовы (сыновья военного врача, после армии работали на заводе слесарями), техник с кондитерской фабрики Николай Шабуров, железнодорожный диспетчер Владислав Узлов и слесарь Владимир Берсенев. При обсуждении возможной деятельности сначала предполагалось стрелять в «отцов города» во время праздничной демонстрации. Но потом члены организации оставили мысль о терроре, обзавелись пишущей машинкой и написали листовку «Восходящее солнце». Около 100 экземпляров было распространено в ноябре 1969 года.

Листовку разбрасывали на заводе «Уралмаш» и распространяли среди студентов железнодорожного института. К весне провели организационное собрание, изменили название организации на «Российская рабочая партия», приняли устав и программу (свобода слова, отмена цензуры, повышение заработной платы рабочим и стипендий студентам, улучшение жилищных условий, независимость профсоюзов), ввели членские взносы. Мечтали установить связи с Москвой, где, по предположению членов партии, существовал «главный подпольный центр».

Свердловскую организацию лишь условно можно назвать подпольной, так как её участники не скрывали от своих знакомых принадлежность к ней. К маю 1970 года написали новую листовку: «Меч тяжёл, необходимо объединение сил». Разбросали листовку в Серове, Тагиле и Свердловске. Шабуров поехал распространять эту листовку в Москве, Ленинграде и Прибалтике и искать «центр».

Родственник в Лиепае убедил его пойти в КГБ с повинной. О своём признании Шабуров оповестил друзей телеграммой. 19 и 20 мая 1970 года пятеро человек были арестованы. К этому времени в партию вошли около полусотни человек. Суд прошел в ноябре 1970 года. Приговоры — от 3 до 5 лет лагерей.

Ровно через год — в ноябре 1971 года — в Свердловске состоялся суд над семью молодыми рабочими — членами другой организации, назвавшей себя «Революционная партия интеллектуалистов Советского Союза». Главой этой организации был 27-летний слесарь из Нижнего Тагила, бывший член КПСС Георгий Давиденко, называвший себя социал-демократом. Организация существовала с 1969 года. Члены её регулярно проводили собрания, создали печатную базу и распространяли литературу, в основном статьи своего идеолога — 25-летнего выпускника философского отделения Донецкого университета Василия Спиненко.

По его идее, справедливое общество способна создать лишь инженерно-техническая интеллигенция, она и должна получить доступ к управлению. Одна из статей Спиненко называется «Рождение новых классов и борьба при социализме». Член группы Семилетов после службы в армии пошёл в школу МВД — учиться конспирации.

Следствие по этому делу велось не только в Свердловске, но и в Красноярске, Хабаровске, Горьком и других городах. Давиденко и его товарищи получили по 4 года лагерей. Спиненко был отправлен в спецпсихбольницу, где отсидел 15 лет.

(Цитаты: «1960-е годы. Молодежная политика и студенческие протесты в России» = журнал «Вопросы образования», №1, 2009)

+++

Ещё в Блоге Толкователя о советских диссидентах:

План Андропова: уложить в психушки сотни тысяч антисоветчиков

В 1967 году КГБ выступило с инициативой построить сотни новых психбольниц, в которые (вместо тюрем, как прежде) должны были направиться сотни тысяч «общественно опасных элементов». К 1978 году в СССР на психучёте состояло 7,2 млн человек, в больницах лежало 358 тысяч человек. Лишь борьба министра МВД Щёлокова не дала КГБ полностью реализовать идею.

***

Дружинник Лернер против «тунеядца» Бродского

Инициатором знаменитого судебного дела о тунеядстве Бродского был дружинник Яков Лернер. Он несколько лет выслеживал и травил поэта, ставил тому в вину, что тот ходит без шапки зимой и «потягивает коктейли». Лернер довёл до суда дела ещё нескольких богемщиков. В 1973-м дружинник пойман на рэкете фарцовщиков и осуждён на 6 лет тюрьмы.

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — blog.tolkovatel@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *