Сколько советских людей погибло в Великой Отечественной?

09.05.2016

Оценки потерь советских граждан в Великой Отечественной имеют огромный разброс: от 19 до 36 млн. Первым подробные подсчёты произвёл русский эмигрант, демограф Тимашев в 1948-м – у него получилось 19 млн. Максимальную цифру называл Б.Соколов – 46 млн. Последние подсчёты показывают, что только военных СССР потерял 13,5 млн. человек, всего же потери – свыше 27 млн.

По окончании войны, задолго до каких-либо историко-демографических исследований, Сталин назвал цифру: 5,3 млн. человек военных потерь. Он включил в неё и пропавших без вести (очевидно, в большинстве случаев — пленных). В марте 1946 года в интервью корреспонденту газеты «Правда» людские потери были оценены генералиссимусом в 7 млн. Увеличение произошло за счёт гражданских лиц, умерших на оккупированной территории или угнанных в Германию.

На Западе эта цифра была восприняты скептически. Уже в конце 1940-х появились первые, противоречащие советским данным, расчёты демографического баланса СССР за военные годы. Показательный пример — исчисления русского эмигранта, демографа Н.С.Тимашева, опубликованные в нью-йоркском «Новом журнале» в 1948 году. Вот его методика:

Всесоюзная перепись населения СССР 1939 года  определила его численность в 170,5 млн. Прирост в 1937-1940  достигал, по его предположению, почти 2% за каждый год. Следовательно, население СССР к середине 1941-го должно было достигнуть 178,7 млн. Но в 1939-1940 к СССР были присоединены Западная Украина и Белоруссия, три балтийских государства, карельские земли Финляндии, а Румыния вернула Бессарабию и Северную Буковину. Поэтому за выгчетом карельского населения, ушедшего в Финляндию, поляков, бежавших на запад, и немцев, репатриированных в Германию, эти территориальные приобретения дали прирост населения в 20,5 млн. Учитывая, что рождаемость на присоединеннык территориях была не более 1% в год, то есть ниже, чем в СССР, а также принимая во внимание краткость временного отрезка между их вхождением в СССР и началом Великой Отечественной войны, автор определил прирост населения для этих территорий к середине 1941 года в 300 тыс. Последовательно сложив вышеприведённые цифры, он получил 200,7 млн., проживавших в СССР накануне 22 июня 1941 года.

Далее Тимашев разделил 200 млн на три возрастные группы, опять же опираясь на данные Всесоюзной переписи 1939 года: взрослые (старше 18 лет) -117,2 млн., подростки (от 8 до 18 лет) — 44,5 млн., дети (моложе 8 лет) — 38,8 млн. При этом он учёл два немаловажных обстоятельства. Первое: в 1939-1940 из детского возраста перешли в группу подростков два очень слабых годовых потока, родившихся в 1931-1932 гг., во время голода, который охватил значительные пространства СССР и негативно сказался на численности подростковой группы. Второе: в бывших польских землях и балтийских государствах лиц старше 20 лет оказалось больше, нежели в СССР.

Эти три возрастные группы Тимашев дополнил числом советских заключённых. Сделал он это следующим образом. Ко времени выборов депутатов Верховного Совета СССР в декабре 1937 года, население СССР достигало 167 млн., из них избиратели составили 56,36% от общей цифры, а население старше 18 лет, по данным Всесоюзной переписи 1939 года, достигло 58,3%. Полученная разница в 2%, или 3,3 млн., по его мнению, и составила население ГУЛАГа (включая число расстрелянных). Это оказалось близко к истине.

Далее Тимашев перешёл к послевоенным цифрам. Численность избирателей, включенных в списки для голосования по выборам депутатов Верховного Совета СССР весной 1946 года, составила 101,7 млн. Прибавив к этой цифре 4 млн. вычисленных им заключённых ГУЛАГа, он получил 106 млн. взрослого населения в СССР на начало 1946 года. Рассчитывая подростковую группу, он взял за основу 31,3 млн. учащихся начальной и средней школы в 1947/48 учебном году, сопоставил с данными 1939 года (31,4 млн школьников в границах СССР до 17 сентября 1939) и получил цифру в 39 млн. Рассчитывая детскую группу, он исходил из того, что к началу войны рождаемость в СССР составляла приблизительно 38 на тысячу, во второй четверти 1942 она сократилась на 37,5%, а за 1943-1945 — наполовину.

Вычитая из каждой годовой группы процент, полагающийся по нормальной таблице смертности для СССР, он получил на начало 1946 года 36 млн детей. Таким образом, по его статистическим выкладкам, в СССР в начале 1946 года проживало 106 млн. взрослых, 39 млн. подростков и 36 млн. детей, а всего — 181 млн. Вывод Тимашева таков: численность населения СССР в 1946 года была на 19 млн меньше, чем в 1941 году.

Примерно к таким же результатам приходили и другие западные исследователи. В 1946 году под эгидой Лиги Наций вышла книга Ф.Лоримера «Население СССР». По одной из его гипотез, в ходе войны население СССР уменьшилось на 20 млн.

В опубликованной в 1953 году статье «Людские потери во Второй мировой войне» немецкий исследователь Г.Арнтц пришел к заключению, что «20 млн человек — это наиболее приближающаяся к истине цифра общих потерь Советского Союза во Второй мировой войне». Сборник, включающий эту статью, был переведен и в 1957 году издан в СССР под заглавием «Итоги Второй мировой войны». Таким образом, спустя четыре года после смерти Сталина советская цензура пропустила в открытую печать цифру 20 млн., тем самым косвенно признав её верной и сделав её достоянием по крайней мере специалистов — историков, международников и т.д.

Лишь в 1961 году Хрущёв в письме шведскому премьер-министру Эрландеру признал, что война с фашизмом «унесла два десятка миллионов жизней советских людей». Таким образом, по сравнению со Сталиным Хрущёв увеличил советские людские потери почти в 3 раза.

В 1965 году, по случаю 20-летия Победы, Брежнев сказал о «более 20 миллионах» человеческих жизней, потерянных советским народом в войне. В изданном тогда же 6-м, заключительном, томе фундаментальной «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза» было заявлено, что из 20 млн. погибших почти половину «составляют военные и мирные жители, убитые и замученные гитлеровцами на оккупированной советской территории». По сути, спустя 20 лет после окончания войны Министерство обороны СССР признавало гибель 10 млн. советских военнослужащих.

Спустя четыре десятилетия руководитель Центра военной истории России Института российской истории РАН профессор Г.Куманев, в подстрочном комментарии поведал правду о подсчётах, которые проводили военные историки в начале 1960-х при подготовке «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза»: «Наши потери в войне были тогда определены в 26 млн. Но высокими инстанциями оказалась принятой цифра «свыше 20 млн».

В результате «20 миллионов» не только прижились на десятилетия в исторической литературе, но и стали частью национального самосознания.

В 1990 году М.Горбачёв обнародовал новую цифру потерь, полученную в результате исследований ученых-демографов, — «почти 27 миллионов человек».

В 1991 году вышла книга Б.Соколова «Цена победы. Великая Отечественная: неизвестное об известном». В ней прямые военные потери СССР исчислялись примерно в 30 млн., в том числе 14,7 млн военнослужащих, а «действительные и потенциальные потери» — в 46 млн., включая 16 млн. не родившихся детей».

Чуть позже Соколов уточнил эти цифры (вывел новые потери). Цифру потерь он получил следующим образом. Из численности советского населения на конец июня 1941, определённого им в 209,3 млн., он вычел 166 млн., проживавших, по его мнению, в СССР на 1 января 1946 года и получил 43,3 млн погибших. Затем из полученного числа вычел безвозвратные потери вооруженных сил (26,4 млн.) и получил безвозвратные потери мирного населения — 16,9 млн.

Свой метод он стал обкатывать и дальше. В статье Б.Соколова «Людские потери России и СССР в войнах, вооружённых конфликтах и иных демографических катастрофах ХХ века», опубликованной в 1997 году, сказано:

«Можно назвать близкое к действительности число убитых красноармейцев за всю войну, если определить тот месяц 1942 года, когда потери Красной Армии погибшими учитывались наиболее полно и когда она почти не имела потерь пленными. По ряду соображений в качестве такого месяца мы выбрали ноябрь 1942 года и распространили полученное для него соотношение числа погибших и раненых на весь период войны. В результате мы пришли к цифре в 22,4 млн. убтых в бою и умерших от ран, болезней, несчастных случаев и расстрелянных по приговору трибуналов советских военнослужащих».

К полученным таким способом 22,4 млн. он прибавил 4 млн. бойцов и командиров Красной армии, погибших в неприятельском плену. Так и получилось 26,4 млн безвозвратный потерь, понесённых вооруженными силами.

Помимо Б.Соколова аналогичные расчеты провели Л.Поляков, А.Кваша, В.Козлов и др. Методическая слабость подобного рода расчётов очевидна: исследователи исходили из разницы численности советского населения в 1941 году, которая известна очень приблизительно, и численностью послевоенного населения СССР, которую точно определить практически невозможно. Именно эту разницу они и сочли общими людскими потерями.

В 1993 году вышло в свет статистическое исследование «Гриф секретности снят: потери Вооружённых сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах», подготовленное коллективом авторов, который возглавлял генерал Г.Кривошеев. Основным источником статистических данных стали ранее секретные архивные документы, прежде всего — отчётные материалы Генерального штаба. Однако потери целых фронтов и армий в первые месяцы, и авторы оговорили это особо, были получены ими расчётным путем. К тому же в отчётность Генерального штаба не вошли потери подразделений, организационно не входивших в состав советских вооружённых сил (армия, флот, пограничные и внутренние войска НКВД СССР), но принимавших непосредственное участие в боях — народное ополчение, партизанские отряды, группы подпольщиков.

Наконец, явно преуменьшено и число военнопленных и пропавших без вести: эта категория потерь, по отчётности Генерального штаба, насчитывает 4,5 млн., из которых 2,8 млн. остались живы (были репатриированы после окончания войны или вторично призваны в ряды Красной армии на освобожденной от оккупантов территории), и, соответственно, общее число не возвратившихся из плена, включая и тех, кто не пожелал вернуться в СССР, составило 1,7 млн.

В итоге статистические данные справочника «Гриф секретности снят» сразу были восприняты как нуждающиеся в уточнениях и дополнениях. И в 1998 году благодаря публикации В.Литовкина «В годы войны наша армия потеряла 11 млн. 944 тысячи 100 человек» эти данные пополнились на 500 тысяч запасников-резервистов, призванных в армию, но ещё не зачисленных в списки воинских частей и погибших по пути на фронт.

В исследовании В.Литовкина говорится, что с 1946 по 1968 годы специальная комиссия Генерального штаба, возглавляемая генералом С.Штеменко, готовила статистический справочник о потерях 1941-1945. По окончании работы комиссии Штеменко доложил министру обороны СССР маршалу А.Гречко: «Принимая во внимание, что статсборник содержит сведения государственной важности, обнародование которых в печати (включая и закрытую) или иным путем в настоящее время не вызывается необходимостью и нежелательно, сборник предполагается хранить в Генеральном штабе как особый документ, к ознакомлению с которым будет допускаться строго ограниченный круг лиц». И подготовленный сборник находился за семью печатями, пока коллектив под руководством генерала Г.Кривошеева не обнародовал его сведения.

Исследование В.Литовкина посеяло ещё большие сомнения в полноте сведений, опубликованных в сборнике «Гриф секретности снят», ибо возник закономерный вопрос: все ли данные, содержащиеся в «статсборнике комиссии Штеменко», были рассекречены?

Например, по приведённым в статье данным, за годы войны органами военной юстиции было осуждено 994 тысячи человек, из них 422 тысячи направили в штрафные подразделения, 436 тысяч — в места заключения. Оставшиеся 136 тысяч по-видимому были расстреляны.

И всё же справочник «Гриф секретности снят» существенно расширил и дополнил представления не только историков, но и всего российского общества о цене Победы 1945. Достаточно сослаться на статистическую выкладку: с июня по ноябрь 1941 Вооружённые силы СССР ежесуточно теряли 24 тысячи человек, из них 17 тысяч убитыми и до 7 тысяч ранеными, а с января 1944 по май 1945 -20 тысяч человек, из них 5,2 тысячи убитыми и 14,8 тысячи ранеными.

В 2001 году появилось значительно расширенное статистическое издание — «Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери вооруженных сил». Авторы дополнили материалы Генштаба донесениями войсковых штабов о потерях и извещениями военкоматов о погибших и пропавших без вести, которые рассылались родственникам по месту жительства. И полученная им цифра потерь возросла до 9 млн. 168 тысячи 400 человек. Эти данные были воспроизведены во 2 томе коллективного труда сотрудников Института российской истории РАН «Население России в ХХ веке. Исторические очерки», изданном под редакцией академика Ю.Полякова.

В 2004 году увидело свет второе, исправленное и дополненное, издание книги руководителя Центра военной истории России Института российской истории РАН профессора Г.Куманева «Подвиг и подлог: Страницы Великой Отечественной войны 1941-1945». В ней приведены данные о потерях: около 27 млн советских граждан. А в подстрочных комментариях к ним появилось то самое, упомянутое выше, дополнение, разъясняющее, что подсчёты военных историков ещё в начале 1960-х дали цифру в 26 млн., но «высокие инстанции» предпочли принять за «историческую правду» иное: «свыше 20 млн.»

Между тем историки и демографы продолжали искать новые подходы к выяснению величины потерь СССР в войне.

Интересным путём пошёл историк Ильенков, служивший в Центральном архиве Министерства обороны РФ. Он попытался вычислить безвозвратные потери личного состава Красной армии на основании картотек безвозвратных потерь рядового, сержантского и офицерского составов. Эти картотеки начали создаваться, когда 9 июля 1941 был организован отдел учёта персональных потерь в составе Главного управления формирования и комплектования Красной армии (ГУФККА). В обязанности отдела входили персональный учет потерь и составление алфавитной картотеки потерь.

Учёт вели по следующим категориям: 1) погибшие — по донесениям воинских частей, 2) погибшие — по донесениям военкоматов, 3) пропавшие без вести — по донесениям воинских частей, 4) пропавшие без вести — по донесениям военкоматов, 5) умершие в немецком плену, 6) умершие от болезней, 7) умершие от ран — по донесениям воинских частей, 8) умершие от ран — по донесениям военкоматов. Одновременно учитывались: дезертиры; военнослужащие, осуждённые на заключение в исправительно-трудовые лагеря; приговоренные к высшей мере наказания — расстрелу; снятые с учёта безвозвратных потерь, как оставшиеся в живых; находящиеся на подозрении в том, что служили у немцев (так называемые «сигнальные») и бывшие в плену, но оставшиеся в живых. Эти военные не включались в перечень безвозвратных потерь.

После войны картотеки поступили на хранение в Архив Министерства обороны СССР (ныне Центральный архив Министерства обороны РФ). С начала 1990-х в архиве приступили к подсчёту учётных карточек по буквам алфавита и категориям потерь. На 1 ноября 2000 года было обработано 20 букв алфавита, по оставшимся не обсчитанными 6 буквам был проведён предварительный подсчет, имеющий колебания в большую или меньшую сторону на 30-40 тысяч персоналий.

Обсчитанные 20 букв по 8 категориям потерь рядового и сержантского состава Красной армии дали следующие цифры: 9 млн. 524 тысячи 398 человек. При этом 116 тысяч 513 человек было снято с учёта безвозвратных потерь, как оказавшиеся живыми по донесениям военкоматов.

Предварительный подсчёт по 6 необсчитанным буквам дал 2 млн. 910 тысяч человек безвозвратных потерь. Итог подсчётов получился таким: 12 млн. 434 тысяч 398 красноармейцев и сержантов потеряла Красная армия в 1941-1945 (Напомним, что это без потерь Военно-морского флота, внутренних и пограничных войск НКВД СССР.)

По такой же методике обсчитывалась алфавитная картотека безвозвратных потерь офицерского состава Красной армии, которая также хранится в ЦАМО РФ. Они составили около 1 млн. 100 тысяч человек.

Таким образом, Красная армия в ходе Великой Отечественной войны потеряла погибшими, пропавшими без вести, умершими от ран, болезней и в плену 13 млн. 534 тысячи 398 бойцов и командиров.

Эти данные на 4 млн. 865тысяч 998 человек превышают безвозвратные потери Вооружённых сил СССР (списочный состав) по данным Генерального штаба, куда вошли Красная армия, военные моряки, пограничники, внутренние войска НКВД СССР.

Наконец, отметим ещё одну новую тенденцию в изучении демографических итогов Великой Отечественной войны. До распада СССР не было необходимости в оценке людских потерь для отдельных республик или национальностей. И только на исходе ХХ века Л.Рыбаковский попытался рассчитать приблизительную величину людских потерь РСФСР в её тогдашних границах. По его оценкам, она составила примерно 13 млн. человек – чуть меньше половины общих потерь СССР.

(Цитаты: С.Голотик и В.Минаев – «Демографические потери СССР в Великой Отечественной войне: история подсчётов», «Новый исторический вестник», №16, 2007)

+++

Ещё в Блоге Толкователя о Великой Отечественной войне:

Как генерал Кривошеев советские потери в войне подсчитал

В 1993 году после развала СССР на свет появилась первая публичная советская статистика потерь во время Второй мировой войны, созданная под руководством генерала Григория Кривошеева по приказу министерства обороны СССР. Блог Толкователя публикует статью петербургского историка-любителя Вячеслава Красикова о том, что же собственно подсчитал советский полководческий гений.

***

Зраков: Чешская «Хатынь», устроенная казаками-карателями

В конце апреля 1945 года 574-й батальон кубанских казаков, входивший в состав 1-й танковой армии вермахта, учинил жуткую расправу над жителями чешской деревни Зраков. Казаки замучили и заживо сожгли десятки чешских крестьян. В Чехии эта расправа и сегодня называется «второй Хатынью».

***

Отряд Павлова: против Сталина и за отсоединение Якутии

Во время Великой Отечественной бои приходилось вести не только на передовой но и в тылу: в СССР действовали сотни отрядов антисталинистов, дезертиров и просто бандитов. Одной из таких групп стал отряд Павлова в Якутии, в 1942-43 годах пытавшийся поднять большое восстание против власти и объявивший себя союзником Германии.

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — blog.tolkovatel@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *