Социалистическая утопия сетевой демократии советских диссидентов Ронкина и Хахаева

06.07.2016

прогресс-гл

В 1981 году два советских диссидента-марксиста Ронкин и Хахаев написали работу о будущем социалистическом мире. Они верно предугадали, что интернет кардинально изменит общество, в котором возникнет сетевая демократия — даже в такой азиатской деспотии, как Россия.

Валерий Ронкин и Сергей Хахаев — представители левой группы советских диссидентов. Главным «мозгом» в этой паре (и вообще — в социалистическом протестном движении в СССР) был Ронкин. Он родился в 1936 году.В 1959 году окончил Ленинградский технологический институт. Был активистом комсомольского патруля.

«За написание книги-программы «От диктатуре бюрократии — к диктатуре пролетариата» (в соавторстве с Сергеем Хахаевым), издание журнала «Колокол», распространение листовок наша компания в составе 9 человек (Ронкин, Хахаев, Гаенко, Иофе, Смолкин, Мошков, Зеликсон, Чикатуева, Климанова) была арестована 12 июня 1965 года. Мы получили разные сроки по статьям 70 (Антисоветская агитация и пропаганда) и 72 (Организационная деятельность, направленная к совершению особо опасных государственных преступлений, а равно участие в антисоветской организации). Я и Сергей получили по 7 лет лишения свободы и 3 года ссылки. Поскольку проживание в Ленинграде нам было запрещено, после возвращения мы поселились в Луге. В 1981 году в журнале «Поиски» была опубликована наша статья «Прошлое и будущее социализма», — писал о себе Ронкин.

Во время Перестройки и после Ронкин так и остался жить в Луге. Он написал несколько исторических работ. До конца жизни Ронкин оставался убеждённым марксистом европейского типа. Умер он в 2010 году.

ронкин

(На фотографии справа — Ронкин, слева — Хахаев, 2000-е годы)

Ронкин в нулевые годы пытался понять, почему левая идея в России превратилась в тоталитаризм. В одной из работ он писал:

«Все «пролетарские» революции произошли в странах, где рабочий класс был в абсолютном меньшинстве, а абсолютное большинство населения составляло крестьянство. «Коммунистические» революции самостоятельно победили в России, Югославии, Албании, Китае, Вьетнаме, Северной Корее. Поскольку между парцелльными крестьянами существует лишь местная связь, поскольку тождество их интересов не создает между ними никакой общности, никакой национальной связи, никакой политической организации, — они не образуют класса.

Они поэтому неспособны защищать свои классовые интересы от своего собственного имени, будь то через посредство парламента или через посредство конвента. Они не могут представлять себя, их должны представлять другие. Их представитель должен вместе с тем являться их господином, авторитетом, стоящим над ними, неограниченной правительственной властью, защищающей их от других классов и ниспосылающей им свыше дождь и солнечный свет.

Политическое влияние парцелльного крестьянства, в конечном счете, выражается в том, что исполнительная власть подчиняет себе общество. (Маркс К. т.8 с.207-208). Гражданская война в России стала повторением крестьянских войн средневековья.

Формулируя свою пятичленную схему, Маркс замечает: «Это не относится, например, к Востоку, при существующем там поголовном рабстве, это так только с точки зрения европейской» (т. 46, ч.1, с.485).

Энгельс в письме Каутскому заметил, что «первобытный коммунизм на Яве, в Индии и в России образует самую широкую основу для эксплуатации и деспотизма» (Соч. т.36. с.97). Азиатский деспотизм Маркс характеризовал как «поголовное рабство» (Соч. т.46. ч.1. с.485).

Георгий Плеханов, предостерегая народовольцев (Ткачева) от попытки преждевременного захвата власти, утверждал, что после захвата власти революционному правительству «будет предстоять такая альтернатива: или оно должно оставаться равнодушным зрителем медленного разложения экономического равенства (что продемонстрировал впоследствии период НЭПа), либо оно должно будет искать спасения в идеалах патриархального и авторитарного коммунизма, внося в эти идеалы лишь то видоизменение, что вместо перувианских «сынов солнца» и их чиновников, национальным производством будет заведовать социалистическая каста» (Избр. М.1956.т.I. с.105).

прогресс-1

Между тем, обаяние идеалов Октября таяло, ибо обещанное «светлое будущее» отодвигалось на неопределённые сроки. Правящей бюрократии нужна была новая идеологическая парадигма. Ею стала идея сакрализации государства.

Наиболее удобной основой такого поворота сделалась апология России и российской истории. На авансцене пропаганды появились российские цари и полководцы, кровью и потом утверждавшие величие российского государства. Отечественная война значительно облегчила эту эволюцию.

Экономический же выход был найден в идеалах «азиатского патриархального и авторитарного коммунизма», который позволил соединить «патриотическую» пропаганду с принудительным трудом. Сталин инициировал издание антирабочего и антикрестьянскго законодательства, прикреплявшего и ту и другую категории трудящихся к средствам производства.

Бернштейн утверждал:

1.Абсолютное обнищание пролетариата это миф. На самом деле в развитых странах жизненный уровень рабочих ощутимо повышается. (Энгельс писал Марксу ещё в 1858 году: «Английский пролетариат всё более обуржуазивается»).

2.Диктатура пролетариата обернётся диктатурой партийных ораторов. Задача социал-демократии помочь рабочим использовать избирательную систему для отстаивания своих интересов.

3.Главное в марксизме не его практические рекомендации, а его этическая направленность.

4.Коммунизм не осуществим, но движение в направлении всё большего осуществления его ценностей необходимо (цель недостижима, движение к ней – всё).

прогресс-2

Концепцию нового социализма, связанную с идеями пост-индустриального общества Ронкин и Хахаев изложили в самиздатовском журнале «Поиск» (№3) в 1981 году в статье «Прошлое, настоящее и будущее социализма». Они первыми в СССР увидели силу сетевого общества — ещё тогда, когда интернет даже в США был в зачаточном состоянии. Это ставит их в один ряд с величайшими американскими футурологами того времени — Элвином Тоффлеров и Маршалом Маклюэном. Разумеется, ни тогда в СССР, ни сегодня в России идеи Ронкина и Хахаева остались не только не востребованными, но и неизвестными даже узкому кругу интеллектуалов.

Вот некоторые цитаты из их работы.

«Относительное материальное благополучие современного Запада создавало впечатление, что задача построения общества всеобщего благоденствия фактически решена и без построения социализма. Однако события 1968 года во Франции, деятельность «красных бригад» и тому подобных организаций в Японии, Западной Германии и Италии показывают, что до всеобщего благоденствия ещё очень далеко. Наличие большого количества озлобленных аутсайдеров, неизбежное при товарно-денежных отношениях, неравномерность мирового экономического развития, интриги тоталитарных режимов — вот те факторы, которые при всеобщем отчуждении в любой момент могут вызвать серьезные социальные потрясения, вдохновляемые идеологией социализма.

Любые антисоциалистические идеологии оказываются в критической ситуации бессильны перед ней. Единственной возможностью противодействовать реакционному социализму является позитивный социализм. Старый социализм умер — да здравствует социализм XXI века.

Но история показала, что чем более зрелым становится рабочий класс, тем более тред-юнионистски он настроен. Кроме того, удельный вес рабочих в развитых странах неизменно падает, соответственно падает и роль рабочего класса в производстве.

Ведущей силой современной индустрии становится фигура инженера, потребление знаний (информации) становится одним из серьёзнейших аспектов человеческой жизни, производство знаний станет важнейшей отраслью человеческой деятельности, а интеллигенция станет основной силой общества.

прогресс-3

(Не власть управленцев-технократов, а свободная сеть производителей информации будет управлять экономикой и миром).

Очевидно, что оптимальное регулирование производства информации должно носить иной характер, нежели регулирование промышленного производства.

В отличие от прочих продуктов человеческой деятельности, информация не распределяется, а распространяется (т.к. стоимость процесса размножения и материальных носителей может быть сколь угодно мала по сравнению со стоимостью и значимостью самой информации). Информация есть первый продукт, который может распространяться и уже частично распространяется по потребности. Поэтому всякая монополия на знания экономически нецелесообразна, вредна, а, следовательно, и антигуманна.

Поскольку получение информации — труд творческий, постольку сам процесс и удовлетворение любознательности могут служить стимулами сами по себе. Кроме того, стимулом деятельности здесь могут служить такие виды поощрения, как популярность, уважение, престиж и т.п. В этой увлекательной и важнейшей для новой экономики деятельности может участвовать не узкий слой умнейших, а большинство общества.

Может возникнуть вопрос: ну, а промышленность, сельское хозяйство, сфера услуг и т.п. — как будет обстоять дело там? На это можно сказать следующее: сельское хозяйство на определённом этапе носило натуральный характер. Промышленность, подчинённая товарно-денежным отношениям, как только она стала основной сферой деятельности людей, подчинила этим же отношениям и сельское хозяйство (соответственно преобразовав его техническую базу и резко уменьшив количество занятых в нём людей, несмотря на то, что сельскохозяйственная продукция до сих пор остаётся основой существования человечества). Экстраполируя эту закономерность на будущее, можно утверждать, что производство знаний, став основной сферой, подчинит своим законам и остальные виды человеческой деятельности. Таким образом, вторая научно-техническая революция делает возможным переход к принципу «от каждого по способности, каждому по потребностям».

прогресс-4

Но сможет ли Россия приобщиться к тому прогрессу пост-индустриального мира, о котором пишут авторы? Ронкин позднее объяснял, цитируя книгу Росселани «Либеральный социализм»:

«Там, где левые силы отказались от либерализма во имя перманентной революции, они стали на путь тоталитаризма, надругавшись над самыми элементарными правами человека. Напротив, там, где была сохранена верность либеральным методам, левые силы с помощью социал-демократического компромисса между государством и рынком смогли распространить гражданские права на все категории трудящихся и создать такой тип демократии, который, несмотря на все свои ограничения и недостатки, остается по сей день наиболее близкой к великим социалистическим идеалам формой социальной организации.

В основе же российского сознания и российского деспотизма, как писал Ронкин уже в 2000-е годы лежат:

1.Политические принципы византийского и ордынского деспотизма.

2.Ветхозаветные представления о национальном избранничестве.

3.Этическая несвобода («соборность») — перекладывание ответственности с личности на власть. Иррациональность мышления.

4.Представление о ценности сакрального и ничтожности профанного. Отсюда властный принцип – цель оправдывает средства и отсутствие представления о ценности человеческой жизни и личности.

5 Поскольку жизнь большинства людей протекает в профанной сфере, это приводит к игнорированию всяческой «профанной» морали и законов. Отсюда пресловутое воровство и мошенничество.

Тем не менее, Ронкин был уверен, что глобализация и становление сетевого общества, свидетелем которого он успел стать, неизбежно будет изменять и Россию. За год до своей смерти, в 2009 году, он подытоживал:

прогресс-5

«Отсутствие европейского сознания напрямую связано с азиатским путём России. Но отставание это не является фатальным. Путь в Европу – трудный путь, но по нему уже пошли Япония, Южная Корея, Сербия, Турция, некоторые страны Латинской Америки. У каждой из этих стран своя история и свои особые причины, которые позволили им выйти на дорогу прогресса. У России не меньше предпосылок, чем было у Турции и, вступив на этот путь, мы, возможно, двинемся вперёд быстрее.

В отличие от животных, у которых информация почти целиком представлена в генетическом аппарате, человек обладает словом, речью. Поэтому обмен информацией, невозможный между различными видами, может иметь место, когда речь идет о различных человеческих культурах. Это достаточно сложный и растянутый во времени процесс».

+++

Ещё в Блоге Толкователя о советских утопиях:

Как в 1930-е планировали обводнить Москву

В начале 1930-х московские власти составили план обводнения столицы. Все 37 городских рек должны были быть выпущены наружу, Москву прорезали бы десятки новых каналов и проточных прудов. Подмосковные города тоже были быть связаны новыми каналами.

мост-5

***

Борис Стругацкий: Социалист с человеческим лицом

Творчество Бориса и его брата Аркадия – это отсыл к прогрессизму 1920-х, и даже троцкизму. В нынешнем мире ему было неуютно, он творчески угасал. Борис оставил несколько прогнозов в отношении будущего России, с вэлфером и застоем.

струг-31

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — blog.tolkovatel@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , , , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *