Мансур Олсон: Как успешно перейти от тоталитаризма к демократии

08.08.2016

тотарт-1

Американский экономист Мансур Олсон в середине 1980-х задался вопросом — как авторитарные общества могут перейти к демократии? Перед этим он вывел закономерность, что тоталитария менее эффективна не только для интересов простых людей, но и для правителей. Олсон считал, что такой переход успешен только тогда, когда в тоталитарии есть несколько враждующих между собой групп элит, заинтересованных в сдерживании друг друга.

Ещё в 1970-е Мансур Олсон показал эволюцию государства от кочующего к оседлому бандиту. Между тем, тоталитаризму свойственно переходить обратно к идее и практике «кочующего бандита», у которого нет долговременных выгод. В своей статье «Диктатура, демократия и развитие», написанной ещё в 1986 году («Экономическая политика», №1, 2010), Олсон рассказывает об экономических минусах тоталитаризма для всех групп общества. Мы публикуем часть его статьи.

Каким образом из диктатуры может вырасти демократия? Понять, каким образом возникает деспотическое правление и почему оно являлось доминирующей формой правления со времени развития оседлого сельского хозяйства, довольно легко: всегда найдутся сильные люди, которые захотят заработать на налоговых поступлениях. Значительно сложнее понять, как из автократии развивается демократия.

мансур

(Мансур Олсон)

Было бы логической ошибкой предположить, что подданные единоличного правителя, которые страдают от непомерных поборов, его свергнут. Та же логика коллективного действия, что объясняет отсутствие в исторической практике общественных договоров, с помощью которых большие группы соглашались бы избрать форму правления и от этого выиграть, подразумевает и то, что массы не свергнут правителя только потому, что без него станет легче жить. История, по меньшей мере со времен первых фараонов и до Саддама Хуссейна, свидетельствует, что решительные диктаторы способны выжить, даже обрекая свой народ на непомерные страдания. Когда такие диктаторы сменяются, эта смена происходит по иным причинам (например, вследствие кризиса преемственности), и часто они сменяются другими оседлыми бандитами.

Какие же особые обстоятельства приводят к установлению более или менее демократического или, по крайней мере, плюралистического правления на месте автократии? Одно из очевидных особых условий заключается в том, что самые богатые страны — это демократические государства, и демократии обычно выигрывают в соревновании со своими основными соперниками-диктатурами, будь то фашизм или коммунизм.

Ключом к объяснению спонтанного возникновения демократии является отсутствие обычных условий, ведущих к установлению диктатуры. Задача состоит в том, чтобы объяснить, почему вождь, организовавший свержение диктатора, не захотел объявить себя следующим диктатором или почему группа заговорщиков, свергнувших правителя, не сформировала правящую хунту. Деспотическое правление является наиболее прибыльным занятием и инициаторы большинства переворотов и бунтов сразу назначали правителями самих себя.

Итак, наша теория предполагает, что демократия, вероятнее всего, появится спонтанно там, где индивид или группа индивидов либо группа лидеров, организовавших свержение диктатуры, не смогли установить другую диктатуру, какие бы выгоды это ни сулило им самим. Наша теория указывает на то, что диктатуру можно предотвратить, а демократию сделать возможной за счет случайных поворотов истории, которые приводят к балансу сил или к тупику, вызванному распылением сил или ресурсов, что делает невозможным для одного лидера или для группы лидеров навязывание своей власти остальным.

тотарт-2

Если предложенная нами теория верна, работы, которые утверждают, что своим появлением демократия обязана историческим условиям и распылению ресурсов, препятствующим захвату власти одним лидером или группой лидеров, также верны. И всё же следует вернуться к теории, чтобы углубиться в немаловажные детали. Даже при наличии баланса сил, не позволяющего одному лидеру или группе полностью захватить власть в пределах большой территории, лидер каждой из групп может объявить себя единоличным правителем малой территории. Распыление власти и ресурсов на большой территории с вероятностью приведёт к образованию ряда мелких диктатур, а не к демократии. Если всё же различные противоборствующие группы оказываются лицом к лицу на одной обширной и хорошо распланированной территории, провозглашение малых диктатур невозможно.

Столь же невозможным это окажется, если каждый из лидеров, способный провозгласить такую малую диктатуру, понимает, что закрепиться на небольшой территории как правителю ему не удастся — либо из-за агрессивного настроя других диктаторов, либо по иной причине. Если пересечение избирательных округов или иная причина не позволяет разделить территорию на мини-диктатуры, лидеры каждой из групп сочтут наиболее вероятным способом достижения своих целей при сложившемся балансе сил совместное властвование. Когда ни один из лидеров не может занять главенствующего положения или собрать своих сторонников на компактной территории, остается альтернатива: либо ввязаться в бесплодную конкурентную борьбу, либо выработать условия мирного сосуществования с противниками.

Обеспечение мирного порядка и иных общественных благ в таких условиях будет выгодно каждой из групп; таким образом, у лидеров группировок появляется стимул к выработке взаимоприемлемых решений для обеспечения гарантий общественных благ. В условиях мира для всех лидеров и сторонников каждой из групп оказывается весьма выгодной возможность заключения соглашений друг с другом — отсюда их взаимная заинтересованность в установлении независимого и непредубеждённого судебного органа. При наличии нескольких групп нельзя заранее предугадать результат выборов, однако каждая из групп может, объединившись с другими, следить за тем, чтобы ни один из соперников не получал постоянного преимущества на выборах. Таким образом, выборность, как и взаимные соглашения между лидерами различных групп, не расходятся с интересами лидеров и участников каждой из групп.

При наличии значительного числа демократий, спонтанные и полностью независимые переходы от диктатуры к демократии случаются нечасто. Основные демократические режимы англоязычного мира своим основанием во многом обязаны плюрализму и демократии, возникшим в Британии XVII века, и, таким образом, не могут считаться чистым примером, подтверждающим выдвинутую здесь теорию перехода к демократии.

тотарт-3

К счастью, изначальное возникновение демократии в ходе Славной революции 1689 года в Англии как нельзя лучше иллюстрирует логику демократических перемен, изложенную в настоящей теории. Гражданские войны в Англии не смогли выявить настоящих победителей. Разнообразные течения британского протестантизма, а также экономические и социальные силы с ними связанные оказывались относительно равными. Борьба шла довольно долго и обошлась недёшево, но после Кромвеля ни одна из сторон не имела достаточных сил для окончательной победы над остальными претендентами. Восстановленные на троне Стюарты могли бы добиться успеха, однако их многочисленные ошибки и промахи в конце концов объединили против них всех ранее враждовавших протестантских лидеров и иные политические силы и привели в итоге к их окончательному поражению. Так случилось, что в то время ни один из лидеров, ни одна из групп и ни одно из движений не были достаточно сильны для того, чтобы навязать свою власть всем остальным или создать новую диктатуру. И ни одна из сил не была заинтересована в том, чтобы помочь сделать это королевской власти Вильгельма и Марии.

Наилучшим выходом для всех лидеров и властных групп стало достижение соглашения об установлении власти парламента, в который смогли бы войти все силы, и принятие определённых мер предосторожности против возможного захвата власти кем бы то ни было посредством создания независимого суда и принятия Билля о правах.

Со скрупулёзно ограниченной монархией, независимым правосудием и Биллем о правах английский народ постепенно обрёл достаточную уверенность в том, что любые контрактные отношения будут беспристрастно проводиться в жизнь и что право частной собственности, даже в отношении тех, кто критикует правительство, сравнительно надёжно закреплено. Права личности на собственность и принуждение к исполнению контрактных обязательств в Британии 1689 году были, вероятно, гарантированы более надёжно, чем где бы то ни было, и именно в Британии вскоре после Славной революции началась революция промышленная.

Несмотря на то что установление демократического национального правительства в США (а также в ряде других районов расселения выходцев из Британии, например в Австралии и Канаде) отчасти было следованием примеру или результатом влияния Великобритании, это было в равной мере следствием отсутствия у какой-либо одной группы или колониального правительства возможности подавить все остальные силы. Тринадцать колоний были очень разными в плане таких важных характеристик, как наличие рабства и религия, но ни одна из них не располагала достаточной силой для установления власти над другими. Чтобы отделиться, колониям пришлось прибегнуть к достаточно широкой внутренней демократии при британском правлении, а многие колонии из-за наличия в них различных религиозных и хозяйственных групп были ещё и внутренне неоднородными. Многие из авторов Конституции США вполне осознавали важность сохранения разделения власти («системы сдержек и противовесов») для предотвращения возникновения диктатуры.

тотарт-посл

Основным препятствием на пути долговременного прогресса при деспотических режимах является то, что права личности даже в таких относительно неполитических или хозяйственных вопросах, как собственность и контракты, никогда не бывают надёжно гарантированы, по крайней мере в долгосрочной перспективе. Демократии имеют серьёзное преимущество в том, что препятствуют извлечению большей доли общественного прибавочного продукта в пользу правителей. К преимуществам демократии можно также отнести и то, что акцент на соблюдении прав личности, являющийся краеугольным камнем устойчивой демократии, также необходим для надёжного обеспечения гарантий собственности и исполнения контрактов. При том что моральная притягательность демократии сегодня признана почти повсеместно, её экономические возможности едва ли до конца осознаны.

+++

Ещё в Блоге Толкователя о демократическом переходе в авторитарных странах:

Перемены в России произойдут в 2019 году?

В начале 2011 года пожилой, умудрённый социолог Леонид Седов предсказал, что Владимир Путин, решившийся на третий президентский срок, к 2015 году пойдёт на «полуразрыв» отношений с ЕС и США. Но к 2019 году в России произойдут существенные перемены во власти – новая Перестройка. Убеждённость в этом Лев Седов базирует на 17-летних циклах перемен.

2019-2

***

Почему россияне не американцы

Голландский социальный антрополог Гирт Хофстеде составил универсальную модель определения особенностей культуры стран. Россия в его модели – авторитарное государство, с огромной дистанцией между властью и задавленным населением, но одновременно россияне отличаются высокой моралью и готовы жертвовать настоящим ради будущего.

русам-1

***

Российский социум как «другая Европа»

Россия демонстрирует миру собственную модель пути в современность, которую можно назвать традиционалистской модернизацией. Большинство россиян хотят видеть своих детей интеллигентами, 84% выступают за национализацию недр, 91% главной добродетелью видят труд, 72% недовольны тем, как работает демократия, а работа для них важнее зарплаты.

отарк-1

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — blog.tolkovatel@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

 

Tags: , , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *