Крестьяне Шушенского о Владимире Ленине

02.11.2016

шуш-гл

В 1927 году бывший участник покушения на Ленина Герман Ушаков провёл 4 месяца в селе Шушенском, где он собирал воспоминания крестьян о жизни Владимира Ильича в ссылке. Русским крестьянам Ленин запомнился в основном как барин, книгочей и охотник. А вот местный немец Кудум видел в Ленине почти библейского персонажа, товарища и лучшего человека.

Герман Ушаков записал семь новелл о пребывании Ленина в ссылке в селе Шушенском в 1897-1900 годах. Он старательно опросил всех, кто тогда так и или иначе сталкивался с Ильичём. Это единственная работа такого рода — живые воспоминания представителей простого народа, много общавшихся с Лениным. Эти новеллы в советское время так и не увидели свет, а были похоронены в архивах (этому, в частности, способствовала вдова Ленина, Надежда Крупская, давшая отрицательный отзыв о книге Решетова). Они частично начали публиковаться только в 90-е (в 1997 году вышли в шушенской многотиражке «Ленинская искра»), а полный их вариант вышел только в 2015 году, мизерным тиражом 500 экз. — их издал Историко-этнографический музей-заповедник «Шушенское» (Герман Ушаков, «Ленин в Шушенском: очерки». КГБУК Историко- этнографический музей-заповедник «Шушенское». Шушенское, 2015,  80 стр.)

Интересна и личность самого автора новелл — Германа Ушакова, чьё настоящее имя — Герман Решетов. Он родился в 1885 году в семье священника в Вятке, учился в семинарии. В Первую мировую ушёл воевать в чине прапорщика, закончил войну подпоручиком, имел Георгиевский крест. Ещё до войны Решетов симпатизировал эсерам, после Февральской революции вступил в их партию. После Октябрьской революции приехал в Петроград, где стал активным участником правоэсеровского заговора против Ленина.

1(14) января 1918 года эсерами было совершено покушение на Ленина. Но Решетов не бросил, как планировалось, бомбу в проезжавшую мимо него, без сопровождения, машину с Лениным и его спутниками. Выстрелами из пистолетов вдогонку только был пробит в нескольких местах кузов машины и ранен в руку Ф.Платтен – швейцарский коммунист, пригнувший голову Ленина при первых выстрелах. Фактически Решетов спас тогда Ленина.

german-ushakov

(Герман Ушаков в 1920-е)

Когда следствие о покушении уже подходило к концу, писал в воспоминаниях Бонч-Бруевич, и, по законам революционного времени, арестованным грозил неминуемый расстрел, из Пскова пришло сообщение, что германские войска взяли Псков и двинулись на Петроград. Колыбель революции оказалась на осадном положении. И как только было распубликовано ленинское воззвание «Социалистическое отечество в опасности!», участники покушения – недавние боевые офицеры – попросились на фронт. Ленин, узнав об этом, немедленно распорядился «Дело прекратить. Освободить. Послать на фронт».

Решетов стал красным командиром, дорос до командира бронепоезда. В 1925 году ему припомнили и эсеровское прошлое, и покушение на Ленина, и он был уволен из армии и сослан на три года в Сибирь. Там он по протекции Бонч-Бруевича становится внештатным корреспондентом «Комсомольской правды» и других столичных газет, и берёт себе псевдоним Ушаков. Именно во время ссылки по его инициативе он был командирован в Шушенское, где и записал новеллы о Ленине.

В 1937 году Решетов-Ушаков был осуждён по 58 ст., и расстрелян.

Теперь о самих записях Ушакова. Находясь в течение четырех месяцев в селе Шушенском, он имел возможность ни один раз обстоятельно побеседовать со всеми, кто прямо или косвенно знал Ленина и готов был поделиться воспоминаниями о нём. В итоге он выделил нескольких человек, которые общались с Лениным близко продолжительное время и в разной обстановке, для которых не было Ленина – великого вождя, но был Владимир Ильич – хорошо знакомый человек.

Ушаков верно понял, что представление Ленина о крестьянах России было составлено в основном из непродолжительного опыта управления им семейным поместьем в Кокушкино (около года) в возрасте 18 лет, и этими тремя годами шушенской ссылки. И тут состав Шушенского сыграл не лучшую роль. Если для других районов Сибири пришлым элементом были только переселенцы-крестьяне, то сёла и деревни Минусинского округа в течение XIX века пополнялись в очень большой степени ссыльнопоселенцами, выходцами каторжных заводов, беглецами из тюрем. Это обстоятельство имело двоякое значение. Им, во-первых, поддерживался воинственный, разбойный дух местного населения, почитание грубой силы, и, во-вторых, этим создавалась резкая степень социального неравенства между отдельными группами деревенского населения и слабость традиционных устоев крестьянской общины.

шуш-5

Видимо, отсюда проистекало последующее представление Ленина а)разбойничий дух русской деревни можно сломить только грубой силой; б)крестьянская община не так уж и устойчива, и капиталистические, а затем и социалистические преобразования с ней легко расправятся.

Русским крестьянам Ленин в основном запомнился своей увлечённостью охотой и рыбалкой, страстной любовью к шахматам (он даже выучил этой игре нескольких крестьян) и помощью в составлении различных прошений. Учёный барин, — примерно так он воспринимался ими.

Совсем другим увидел Ленина местный немец Петер Кудум и его жена Анна. Автор описывает их как истово верующих протестантов, а Петер за пятьдесят лет жизни в России так и не научился хорошо говорить по-русски. Ниже — записанные Ушаковым воспоминания семейной пары Кудумов о Ленине:

«Слово за словом, беседа наша стала оживлённой. И лишь только заговорили старики, сразу обозначилось самое главное и больное, что есть у них, что наполняет всю их жизнь и все их мысли – потеря сына. Сын – мальчик, баловень Ульяновых, только годом переживший отъезд их из Шушенского, для стариков как самая страшная потеря, самое большое горе. И с годами боль не утихает. От этого, о чём бы вы ни спросили Кудумов, о чём бы ни начали говорить, все равно речь будет сведена на сына.

А у старика есть ещё другое: целую жизнь работал, копил Кудум деньги на старость. Скопил кое-что, да революция пришла, деньги похитила. Не похитила – лежат вон в сундуке, да что в них толку. Трудно старику от сознания, что жизнь работал даром. С той поры ходил я к Кудумам неоднократно. Газеты старые носил. И всегда, бывало, начинал старик печальную повесть свою: – Керенский пропайль, колчаковский пропайль, романовский пропайль – все пропайль. Восемьдесят лет имею… Силы пропайль.

шуш-3

Всю жизнь пролетар биль. Владимир Ильич видел, как я работаль. Сила биль – работаль, нужды не зналь. Теперь плохо совсем. Плохо, действительно. Одинокие как перст, восьмидесятилетние старики. Никому не нужные в селе. И от беспомощности старческой этой ещё острее тупая боль о сыне.

Анна Егоровна рассказывает, она по-русски говорит хорошо. – Как квартиранты новые в хозяйском доме поселились, на другой день Лизавета Васильевна (мать Надежды Крупской — БТ) во флигель к нам пришла. И Мишу нашего увидела. «Какой, – говорит, – мальчик хороший, вы, – говорит, – дозвольте его к нам сводить». Я, это, сыночка собираю и говорю: «Ты, Минечка, смотри, будь аккуратнее, паинькой будь, не назови их как-нибудь по-деревенски. Зови барин или барыня». А он от них приходит к вечеру и говорит: «А они, мама, барином или барыней не велят называть их. Если, – говорит, – ты меня барыней будешь звать, так и мы тебя барином. Меня, – говорит, – зови не барыней, а Надеждой Константиновной. А этого дядю зови Владимиром Ильичем. А бабушку зовут Лизавета Васильевна, это – мама моя. Вот, – говорит, – мама, как мне велели».

Плакала Анна Егоровна. – Как утро начинается, Лизавета Васильевна приходит, забирает из кроватки Мишунечку и в тот дом несёт. Так там у них он до вечера и живёт. И ел и пил там, бывало, даже засыпал. Игрушек ему накупили, книжек. Запряжёт Лизавету Васильевну вместо лошади, вожжи в руки даст да погоняет. А то на палочке, как на коне, скачет. Поехал однажды в город Владимир Ильич и коня ему такого купил, деревянного.

И придёт оттуда и всё рассказывает. И как Пушкина звали, и как жену его звали, и как в Америке негры живут. «Детские» рассказы Анны Егоровны бесконечны. Но изредка говорила она и о другом. – Бельё я им стирала. И сначала боялась всё, стеснялась. Однажды перед стиркой юбку замочила. Хорошая юбка, гарусная. Начала стирать, гляжу – бумага какая-то в юбке. Я эту юбку развернула, а там внизу карман такой и в нём письмо. Так я испугалась, стоять не могу. «Что я, – думаю, – наделала, что я буду говорить теперь?» Вынула я осторожно письмо, развернула и у огня сушить стала. Держу вот так перед печкой, сушу, а сама думаю, как я теперь в тот дом войду, чего скажу? Ну, подсушила, понесла. «Надежда Константиновна, – говорю, – беда вышла. Вот недосмотрела я, что в юбке вашей письмо, и замочила её». А она: «Ну и брось его совсем, было б о чем горевать! Не нужно оно теперь. Это когда в Петербурге жили, в юбке письма носили».

шуш-2

С этой-то вот поры я с ними смелее стала. Пётр Иванович слушает жену с суровой снисходительностью и рассказывает тоном несколько профессорским: – Таких господах никогда не видайль. Учёный человек биль, но, прямо скажу, товарищ биль. Я своя хата выходиль, он свой дом выходиль. Ему к воротам прямо, но он не считался, что ему прямо ходиль надо, он до флигеля доходит, крюк даёт, здоровается: «Здравствуйте, – говорит, – товарищ Кудум!» – и тогда своей дорогой пошёль. Товарищ биль настоящий.

Недавно в Ермаковском один районный начальник сказаль мне «товарищ». Я говорю ему: «Какой ты мне товарищ! Что я тебе? Ты начальник мне. А Владимир Ильич товарищ биль. Надежда Константиновна тоже товарищ биль. Однажды в поле жну. Подходят. Я Надежду Константиновну спрашиваль: «Видали, как жнут?» Она ответила: «Я не только видала, я сама жать умею». Взяла серп и сноп нажала».

Ушаков показывает в своих записках первое наступление колхоза на крестьян. Вот монолог Аполлона Зырянова, в доме которого почти год жил Ленин:

«На заднем дворе под навесом мясничает Аполлон Долмантьевич. С ножом и засученными рукавами стоит перед подвешенным и ободранным бараном и из распоротой туши удаляет внутренности. Десятка два уже зарезанных баранов рядком висят под навесом. – Ты, паря, так всё стадо изведешь. – Всё и вырезаю. А ты читал в газете? В газете опять писали про Зырянова, про богатого мужика, и хозяйство его называли кулацким. Вырежу всё – и крышка!

шуш-4

Сколько раз говаривал мне Владимир Ильич: «Расширяй, Аполлон Долмантьевич, хозяйство, расширяй, не бойся». А эти, шут их знает, по какому они праву действуют! Голосу лишили – зачем работника имел? Да как его не иметь, коли я доверенным по земельному пласту был, от хозяйства отвлекался!

От бараньих туш, подвешенных длинным рядом, от рассерженного мясника мелькнули в сознании белый зал институтской аудитории и профессора размеренная речь, и цифры на чёрной доске о количественном понижении основных стад крестьянского овцеводства. Здесь режут баранов, там пишут цифры. Зырянов недоволен. Он вообще считает, что заслуги его перед революцией умалены. Его мечта найти, наконец, тот декрет, по которому давались ему разные льготы и от налогов освобождение».

+++

Ещё в Блоге Толкователя о жизни Ленина:

Обломов, Чернышевский, шахматы, либералы – из чего выросла мораль Ленина

«Выбить из русского Обломова, немцы – вот кем должны стать русские», «либеральная трусость», «литература Достоевского – дрянь», «главный писатель – Чернышевский». Какие культурные, нравственные, литературные привычки сформировали характер Ленина.

ленин-2

***

Ленин-спортсмен

Владимир Ленин был увлечённым спортсменом. Он регулярно делал гимнастику, занимался боксом, коньками и греблей. Ленин считал, что у настоящего революционера «должны быть мышцы, а не тряпка». Его соратник Николай Валентинов позднее описал это увлечение Ленина спортом.

ленин-5

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — blog.tolkovatel@mail.ru

Карта Сбербанка — 5469 3800 8261 5112

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *