«Белый крест» — первое соединение советских коллаборационистов в ВОВ

08.12.2016

герм-2

Первое соединение советских коллаборационистов появилось в августе 1941 года, оно получило название «Белый крест». Его организовал бывший ротмистр Белой армии, рабочий немецкого завода Алексей Заустинский. Костяк команды состоял тоже из русских эмигрантов, солдаты — из военнопленных РККА. «Белый крест» к сентябрю 1941 года разросся до батальона. В мае 1945 его бойцы сдались американцам.

С первых дней Великой Отечественной в плен к немцам начали сдаваться сотни тысяч красноармейцев. Вермахт не знал, что делать с этой массой. Проект по их «перековке» уже в первые дни войны предложил немцам бывший белый офицер Алексей Заустинский. Его часть официально стала первым коллаборационистским соединением в ВОВ.

(Как позднее писали историки советского коллаборационизма, Заустинский — это был псевдоним одного белого офицера, проживавшего в Германии. Настоящая его фамилия или Кузнецов, или Митяев, обоим к 1941 году было 46-47 лет).

Спустя полтора года русская эмигрантская газета «За Родину» (№88, 20 декабря 1942 года) так описывала путь соединения Заустинского (в этой заметке надо учитывать её пропагандистский стиль).

«Ротмистр Заустинский. Это имя в почете и в моде у всей многочисленной нашей колонии Берлина. Да и не только здесь. О Заустинском говорят столь же с восхищением, сколь и с гордостью.

Он работал в Германии на заводе. Там обожгло его первое зарево вспыхнувшей немецко-советской войны. Бурно-пламенно проснулся в Заустинском русский боевой офицер в нескольких поколениях и русский патриот, ненавидящий большевиков святой ненавистью. Прощай завод! Прощай станок! Скорее с винтовкой! Туда! За Россию!

герм-3

Кадровый кавалерийский офицер, он предложил себя рядовым бойцом. Немецкое командование, присмотревшись поближе к этому волевому человеку, предложило ему другое:

— Формируйте из пленных красноармейцев отряд для борьбы с партизанами. Вы же и командир этой отдельной части.

Но пусть все это расскажет нам сам А.П.Заустинский, благо залётным метеором очутился на короткое время в Берлине, в связи с расширением его фронтовой миссии.

Я получил из лагеря пятьдесят красноармейцев. Пустые глаза, до жуткости пустые. В них и животный страх, и отупение, и забитость и недоверие, недоверие зверенышей, не знающих ни доброго слова, ни человеческого отношения! И я решил: попытаюсь воскресить в них русского человека. Я был мягок, сердечен и в то же время — требователен и строг. Они это поняли и оценили. Я им внушал, как детям: стыдно и нехорошо лгать, доносить друг на друга, брать чужое, быть трусом. Русский человек всем должен открыто и честно смотреть в глаза. Он и надежда и опора, и защита всех женщин, детей, всех слабых. Я пробуждал в них чувство собственного достоинства. Что же вы думаете? До жути пустые, мёртвые глаза стали оживать. Затеплилась мысль.

Тогда я начал чтение общедоступных лекций, мною же составленных. О религии и о Боге, о сельском хозяйстве. О рабочем вопросе. О семье. О государственном строительстве. Только после этого я принялся обучать их строюВоинская безграмотность их была ужасающая! Кроме шагистики — ничего! Но и шагистика — срам один! Да и откуда? И тело их, и бедные мозги пребывали в вечном маразме.

Они беззаветно ко мне привязались, не только как к хорошему, справедливому начальнику, но и как к русскому человеку, первому в их молодой нерадостной жизни.

Примкнули ко мне два красных лейтенанта. Замечательные люди. С этими пятьюдесятью начал я очистку от красной партизанщины целого края, величиною, пожалуй, с Голландию.

Приходим в деревню. Староста. Пожилой, сохранивший выправку царский унтер-офицер Егерского лейб-гвардии полка. Расспрашиваю про кратчайшую дорогу туда-то.

— Господин ротмистр, ближе всего через лес прямиком, а только там логово партизанов этих самых. И сила их большая, пулемётов, пожалуй, с десяток.

Ах, так, думаю! Их-то нам и надо! Углубляемся в лес. Впереди двое разведчиков . Следую за ними в какой-нибудь сотне шагов, а за мною мои два взвода с молодым офицером фон-Деном.

(Дальше идёт длинное описание боя — БТ)

герм-1

Эти шестинедельные удальцы мои блестяще выполнили обходной маневр: захватили восемь пулеметов, тридцать пленных и большую продовольственную добычу, хранившуюся в тёплых, отлично оборудованных землянках. Да, около полусотни красных переранили и перебили.

— После этих трёх месяцев во что вы развернули свои два взвода?

Заустинский. — В четыре роты, численностью около трёхсот штыков. С этой силою мы ввязывались в бои не только с партизанами, — этих как угодно били! — а и с красной армией. Перебежчики оттуда удивлялись: — А нам и невдомёк было, что против нас вы, русские. Кабы знали, тучею повалили бы к вам!

— Вы довольны вашим офицерским составом?

Заустинский. — Очень! Зато весьма огорчен потерями! Не стало: фон-Дека, князя Мещерского, Горбатовского, Гурубина, Власова, полковника Сакирича. А совсем юный Гипарис, сын известного моряка-художника. Из новых убит Полунин. Благополучно здравствуют: Носапов, ротмистры Белов и Адрианов, Георгий Трескин, Червяжов, Гардынеский».

В дальнейшем добровольческий отряд фигурировал как штурмовая группа (Angriffgruppe) «Белый крест», которая состояла из 628, 629 и 630-го батальонов под командованием Г. Титьена. В 1944 году батальоны вошли в состав 9-й армии вермахта, и состояли в ней до её капитуляции американцам в мае 1945 года.

Предполагается, что Заустинский, под чужой фамилией, сумел эмигрировать в Южную Америку в 1946 или 1947 году, и умер там в конце 1970-х.

+++

Уважаемые друзья! Приглашаю вас на авторский курс журналистики «Практикум Павла Пряникова»
Курс состоит из шести занятий. Каждое из них сочетает в себе теоретическую и практическую части. По итогам каждой изученной темы лучшие работы слушателей будут опубликованы на сайтах информационных партнеров моего курса: «Медиазона», «Такие дела», «Блог Толкователя», «Мел» и др.

Занятия пройдут с 13 по 24 декабря, три раза в неделю, в вечернее время в центре Москвы.
Стоимость курса составляет 6 тысяч рублей.

Подробности и запись на курс :
pppracticum@yandex.ru
+7 916 679 40 87 Ольга

Страница во ВКонтакте

Страница в Фейсбуке

+++

Ещё в Блоге Толкователя о коллаборационизме во время ВОВ:

Судьба нацистского карателя и активиста КПСС «Алекса Лютого»

В 1942-1944 годах Александр Юхновский был одним из самых жесточайших карателей на оккупированной немцами Украине. Он лично казнил более 2 тысяч евреев и коммунистов. После войны он сделал карьеру в советском агитпропе, стал коммунистом. Подвело его тщеславие: в 1975-м он решил выписать себе орден Славы.

лютый-88

***

Пропагандисты РОА в оккупированной Франции, часть I

Пропагандисты РОА в оккупированной Франции, часть II

В 1943-44 годах два активиста РОА – профессор Сиверс и лейтенант Анин – проехались с лекциями по Франции и Бельгии (оба они сдались в плен немцам в начале войны, у обоих была необычная судьба). Из их выступлений хорошо видно, о какой России и её месте в Единой Европе мечтали советские коллаборационисты.

21

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — blog.tolkovatel@mail.ru

Карта Сбербанка — 5469 3800 8261 5112

Редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *