Либо авторитаризм в России, либо безгосударственная архаика — локализм

28.12.2016

ах-2

Философ Александр Ахиезер ещё в 1995 году предупреждал, что Россия обречена жить в своеобразном манихействе: либо авторитаризм, либо рассыпающаяся на локальные сущности страна. Он связывал это с архаическим сознанием русских, оставшимся на уровне формации подсечно-огневого земледелия, т.е. жизни без государства. Стремление народа — не идти вперёд, а возвращаться в дофеодализм, что показали 1917-й и 1991 годы.

Блог Толкователя много писал о своеобразных исторических и политологических концепциях философа Александра Ахиезера (цикл статей — Почему в России всегда побеждает архаика). В 1995 году он написал большую работу «Россия: некоторые проблемы социокультурной динамики» (журнал «Мир России. Социология. Этнология», №1, 1995). В ней он снова поднимает вопрос — почему России не удаётся (и не удастся) пойти не только по западному пути, но и по пути любой цивилизации, окружающей её (т.е. ислама или Китая).

Основная мысль Ахиезера — это арахичное крестьянство, гирей висящее на истории страны. На момент революций 1917 года оно составляло 85% населения России. Городское население превысило сельское только в конце 1950-х, но этих горожане всё равно ментально остались в дофеодальной деревне.

Ахиезер приводит «Результаты дознания» МВД в 1852 году. «Какие понятие имеют крестьяне о свободе»:

1) «государственное управление заменяется общественным крестьянским управлением на мирских сходах», которые включают судебные функции по гражданским и уголовным делам;

2) отказ от уплаты подушных податей, от земских и рекрутских повинностей;

3) «денежное имущество, т.е. капиталы, должны быть уравниваемые между бедными и богатыми крестьянами»;

4) «землями владеет чернь, а не помещики».

По словам автора записки, подобные идеи господствуют повсеместно, «начиная от гор. Владимира, во Владимирской, Нижегородский, Костромской, частью в Казанской и Вятской губерниях». Следовательно, активизация основной массы населения шла в направлении воспроизводства догосударственных, дофеодальных отношений. Эта тенденция сдерживалась, корректировалась только верой в царя, носящей по своей природе тотемический характер. Государственность существовала, опираясь на массовую веру крестьян, что она служит царю, выполняет его волю.

ах-1

Однако возрастающая активность архаичных ценностей, направленность обратной инверсии делало эту нравственную основу государственности весьма эфемерной, угрожало катастрофой. Крестьянство усиливало борьбу с государством, отказываясь от его поддержки в своей повседневной деятельности, опираясь на свои дофеодальные, догосударственные позиции.

Царский период окончил своё существование в результате роста массового дискомфортного состояния, разочарования в исторически сложившемся государственном порядке в целом. Он, с точки зрения основной части населения, не смог сохранить справедливость уравнительности, так как царь, который уже давно рассматривался как антихрист, слился в сознании народа с ненавистным начальством, государством, чиновником. Основная часть населения в возрастающих масштабах оставила государственность без поддержки своей воспроизводственной деятельности, обрекая её на саморазрушение, беспомощность.

Господствующее положение в революции 1917 года занимала уравнительная архаическая культура. Спонтанно-автоматически пошла мощная волна «упрощения культуры». Вождем такого движения мог быть только человек, который обладал, как сказал Плеханов о Ленине, «невероятным даром упрощения» при обращении к народу, к партии, к аудитории. Реально борьба в то время шла не столько против капитализма, сколько против независимости от государства. В центре была дуальная оппозиция: государственное — частное.

Массовое стремление к уравнительности носило (и носит) ментальный характер. По народным представлениям, существует «грех против уравнительности мирского правопорядка, который становится особенно тяжким, когда нарушаются межи, являясь грехом и против матери—земли». Ажиотаж уравнительности после 1917 года доходил до крайних форм, до ежегодных переделов земли, что удивляло даже выходца из крестьян Михаила Калинина. Переделы стимулировались неудовлетворённостью «крестьян делёжкой даже на самых справедливых, по их мнению, началах. Вера в возможность справедливого и равного наделения всех толкала крестьян к новым переделам». Это стремление превзошло всякий реальный предел.

Всё это показывает, что революция 1917 года вовсе не была рабочей революцией, установившей новый, более прогрессивный по сравнению с капитализмом, социальный и политический срой. Природа его иная. Капитализм подавляли феодализмом, феодальными, племенными отношениями. В революции чётко просматривается пласт активизации древних дорыночных, доторговых ценностей, направленных против попыток выйти на путь современной цивилизации.

ах-3

Ленин всё понимал про этот архаический пласт народного сознания, и на первом этапе создавал официальную идеологию нового общества, опираясь на реальную организацию антивотчинного, антиавторитарного типа. Однако последующая история страны показала, что все соборные, антиавторитарные институты: советы, рабочий контроль, профсоюзы, кооперативы и т.д., столкнувшись с собственной нефункциональностью, мгновенно превращались в свою противоположность. Эта низовая демократия приводила к разрушению государства (русским крестьянам с их натуральным хозяйством оно не нужно), что и стало ясно к концу Гражданской войны.

Основная борьба в России шла не между рабочими и буржуазией, но между крестьянством и всеми остальными (кроме рабочих, чиновничества и буржуазии это ещё и интеллигенция). Деревня против города.

Это манихейское противостояние пришлось разрешать уже Сталину. Ирония истории заключалась в том, что, начавшись с соборности, это общество обернулось чудовищным авторитаризмом, массовым геноцидом, так как других путей для интеграции (крестьянства в цивилизацию) это общество не сумело найти.

Крах и дискредитация крайнего авторитаризма в 1990-е стимулирует превращение прямой инверсии в обратную, т.е. движение к растворению в тотеме— отце—вожде сменилось стремлением к тотему локального мира. Началось мощное колебательное движение в обратном направлении, в конечном итоге к развалу государственности, к торжеству локализма.

Основной процесс сегодня — это нарастающая волна локализма, которая возникла при разложении и краже крайнего авторитаризма. Эта волна, испытав ряд колебаний, вялых поворотов, сегодня движется к своей крайней логической точке, т.е. максимальному распаду сообществ и потере их связи друг с другом.

Процесс этот происходит в сочетании с приватизацией интересов. Власть и монополия на дефицит смещается от центральной власти к власти ведомств, регионов, республик и т.д., а также дальше вниз, т.е. к отдельным сообществам и даже к их частям.

Локализм, предупреждал Ахиезер, нельзя смешивать с децентрализацией, которая включает ослабление возможности административного вмешательства в принятие решения высших уровней в низшие. Децентрализация возможна как ослабление административных интеграторов при соответственном усилении культурных. Локализм нельзя смешивать и с демократизацией, которая реально может иметь место лишь как включающая рост ответственности личности, локальных сообществ за целое, на основе роста осознания законности. Также локализм нельзя смешивать с выделением из целого тех народов, территориальных сообществ, которые были насильственно включены в целое.

ах-4

Локализм в России — это тотальная атомизация, жизнь без государства. По сути, 90% населения нынешней России так и жили до возникновения государственной централизации в начале XVI века. Блог Толкователя писал, что основой тогда были 1-2-дворные кочевавшие семьи, занимавшиеся подсечно-огневым земледелием и бывшие вне юрисдикции Орды и князей.

Ахиезер предвидел тогда, что после локализма 1990-х последует последний цикл русского авторитаризма: «Этот инверсионный путь приведёт к новому крайнему авторитаризму, попытке навести порядок крайними мерами. Именно тогда выявит свой тайный смысл шёпот массового сознания – «порядка нет». Тогда выплеснется вверх тлеющая повсеместная тоска по новому Сталину, который всё знает и берёт ответственность на себя, освобождая всех от непосильной ответственности, упорядочит хаос. Возможно, что общество не выдержит бесконечных колебаний между двумя типами цивилизаций: судьба некогда могущественных древних империй может дать некоторые аналогии прогнозирования судеб России».

+++

Ещё в Блоге Толкователя об особом пути России:

«Победа деревни и поражение города в России»

Россия сегодня – это «тоталитаризм наоборот». Общество полностью поглотило государство, растворило его в себе. Общество же сегодня – это победившая «деревня», добивающая остатки «города». Это месть деревни за 1930-е и 1990-е, лишившие её потребительского счастья.

гид-гл

***

Смена поколения власти в России произойдёт в начале 2020-х

В период с 1917 года и до настоящего времени в российской истории наблюдается чередование «состоявшихся» и «несостоявшихся» поколений, связанных с конкретными группами первых лиц власти. Только одно из каждой пары таких поколений получало возможность «состояться». Исходя из 36-летних циклов, социолог Пашинский считает, что смена правящей группы в РФ произойдёт в начале 2020-х

депрессия-гл

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal — blog.tolkovatel@mail.ru

Карта Сбербанка — 5469 3800 8261 5112

Редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *