Советские «зелёные»: волонтёрство под крылом партии и КГБ

24.01.2013

Рост диссидентского движения в 1960-х заставил КПСС и КГБ придумывать методы, как без помощи репрессивного аппарата нейтрализовать «протестную энергию масс». Одной из ниш, куда удалось спихнуть потенциальных несогласных, стало «зелёное движение» – волонтёры, занимавшиеся спасением природы, ловлей браконьеров и прочим гражданским активизмом.

Всё новое – хорошо забытое старое. Для России эта формула особенно актуальна: история тут бегает по кругу. Протесты 2011-2012 гг. породили не только создание антигосударственных политических кружков, но и вал волонтёрских проектов. Мы не утверждаем, что все эти проекты по спасению брошенных детей, собак, пострадавших от стихийных действий и т.п. инспирированы властями. Мы лишь обращаем внимание, что всё это – называемое сегодня «гражданским активизмом» – не новое явление для нашей страны. В 1960-80-х был вал подобных проектов: от экологистов и защитников памятников до активистов «новой педагогики» и бардовской песни. В то время власть была вынуждена пойти на раскручивание гаек в области общественных движений, дабы предотвратить потенциальный уход несогласных и энергичных в реальное протестное движение (не только диссидентство, но и терроризм). Посмотрим, как возникло и развивалось одна самых мощных «волонтёрских» организаций в СССР – защитников природы.

Первые дружины охраны природы (ДОП) возникли в Тарту и Москве – студенческие группы на общественных началах. Одновременно у них были и другие формы самовыражения: стройотряды реставраторов и работа в детдомах. Движение получило статус официального в 1968-69 гг. – по странному стечению обстоятельств это совпало с парижской весной 1968 г. и студенческими волнениями в других странах. По мнению социолога О.Н.Яницкого, свидетеля того волонтёрского движения, «расширение ДОП было результатом распространения опыта сверху».

В середине 1970-х ДОП существовали уже в 39 городах, в них состояли 2,5 тыс. человек. Дружинники задерживали нарушителей природоохранного законодательства, публиковали статьи и призывы в прессе, вели исследовательскую работу. Наиболее крупный объект, против которого выступала общественность в те годы – Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат.

В «полевых условиях» главным объектом охоты ДОП были браконьеры (особо опасными считались охотники, просто опасными – порубщики ёлок). «Это был не кружок, не клуб, а именно дружина, сплочённая, боевая организация, участие в которой требовало личного мужества. Браконьер был всегда вооружён и со своей добычей не собирался добровольно расставаться», – вспоминал Яницкий.

Яницкий считает, что «создание ДОП было одной из форм «политики малых дел», при помощи которой система пыталась в очередной раз мобилизовать кадры молодой интеллигенции в своих интересах. ДОП была не только и не столько «орудием борьбы» в защиту природы, сколько важным средством социализации… а также средством подготовки будущих активистов для системы».

Дружинники вспоминают: «Открытые собрания в нашем маленьком штабе носили своеобразный характер: спорили всегда и по каждому вопросу, часто говорили все сразу, горячо и увлечённо. Дружина была той единственной ячейкой, где можно было свободно, без напряжения общаться на любую тему». Этот стиль близок «московским кухням», породившим диссидентское явление. Но, в отличие от интеллигентской фронды, у членов ДОП было практическое дело, которому были посвящены собрания. Экологисты были не просто самостоятельны, они были самодеятельны.

Отношения ДОП и официальных структур были непростыми. Дружинники действовали в рамках официальных структур, точнее отчитывались перед ними. Это позволяло кураторам включать успехи ДОП в отчёты о проделанной работе организаций. Этот «симбиоз» не предполагал, однако, существенного контроля со стороны вышестоящих структур. С одним «но» – пока внутри ДОП не начинала звучать политика. Впрочем, «политика» там звучала редко – гражданские активисты понимали, что за это они могут потерять самостоятельность в своей практике малых дел.

Как правило, кураторство, точнее финансирование экологистов-волонтёров осуществляли профсоюзные организации. К примеру, дружинники ездили на свои слёты на выписанную для этого профсоюзами матпомощь (аналог нынешнего КАМАЗа в нашумевшем деле «волонтёра» Варламова). Текущую деятельность курировали инспекции охраны природы и ВООП. Дружинник мог задержать браконьера, только если имел удостоверение инспекции. Агенты внедрялись в среду ДОП тоже через ВООП (а в самом ВООП их курировали МВД). Интересы ведомств не пересекались, а когда были такие попытки, то доходило до смешного. Однажды природоохранная дружина МГУ пыталась сама встать под крыло Бюро ВЛКСМ этого вуза, но комсомол в ужасе отшатнулся от такого предложения. Впрочем, к концу 1970-х система надзора МВД и КГБ немного изменилась: ВЛКСМ стал для самых активных волонтёров ступенькой в систему.

Гражданским активистам позволялось многое. Один из активных участников ДОП С.Забелин вспоминал: «дружина – это легальный способ критиковать советскую власть. Это был остров вольнодумства в период застоя». Начиная с 1966 г. дружины выступали с инициативами, направленными на расширение природоохранных разделов партийных документов, выступали против применения опасных технологий. В отличие от родственных организаций Европы и Америки, советские «зелёные» вели не только пропагандистскую работу, собирали конференции для обсуждения острых проблем, но и, как рассказывает С.Забелин, занимались непосредственной борьбой с нарушениями законодательства об охране природы, борьбой с браконьерством, выполняя функции государственных органов, и в этом аналогов им в западном мире найти невозможно». Точнее будет сказать, что на Западе нынешние «зелёные партии» только сейчас получили такой допуск в систему, который был у их советских коллег уже в 1970-е.

В 1974 г. активисты ДОП стали разрабатывать социальные темы, в частности, анализировать браконьерство как социальное явление. «Переход дружин к анализу социальных предпосылок экологических проблем в СССР привносил в движение элемент оппозиционности», – вспоминал один из активистов. Как это почти всегда бывает, движение, усложняясь, начинало постепенно выходить из под опеки кураторов. ДОП осторожно начинало затрагивать тему «смены поколений». «Проблема, стоящая перед нашим движением – создание собственного представления об охране природы в нашей стране. Не обосновав его, мы не можем сформулировать в доступной и конкретной форме ответа на вопрос: «Зачем мы сохраняем природу? От кого? Для кого и для чего? Нет собственной, отличной от официальной концепции охраны природы, а официальная – не устраивает, так как создана другим поколением, с других позиций», – говорилось в одном из официальных документов дружины.

Большинство активистов ДОП надеялись не на силовой слом системы, а её эволюцию: «В конце концов руководство жизнью страны перейдёт к специалистам нашего поколения». Именно тогда один из заводил ДОП, С.Мухачёв выдвигает лозунг «У природы везде должны быть свои люди!»

В 1977-79 гг. существовал координационный совет ДОП во главе с уже упоминавшимся С.Забелиным. Но КГБ следил, чтобы в стране не появилось независимой от КПСС и ВЛКСМ всесоюзной структуры. Мелкие же, на уровне города или вуза – пожалуйста. После попытки создать всесоюзный орган с организаторами ДОП были проведены угрожающие беседы. Забелин после этого предпочёл уехать на работу в Туркмению, где и находился до 1986 г.

Принятое 29 сентября 1982 г. на семинаре дружин положение о ДОП предполагало, что они оформляются на базе вузов и в своей деятельности отчитываются перед ВЛКСМ. С одной стороны, КГБ и партийные органы ужесточили своё отношение к ДОП, раздробив их на мелкие структуры, с другой – взамен подсластили активистам пилюлю, дав им право не только бороться с браконьерами, но и следить за загрязнением окружающей среды. В феврале 1984 г. на семинаре в Свердловске эта проблема была признана приоритетной. Дружинникам также дали право введения экологических рубрику в местных СМИ. К этому времени число ДОП по стране возросло до 60. В 1987-88 гг. на базе ДОП партийные органы и КГБ создали Социально-экологический союз. В начале 1991 г. в его состав входило более 150 коллективных членов и организаций общей численностью около 15 тыс. человек. В 1989 г. при его поддержке народными депутатами СССР стали 39 человек, а в 1990 г. на российский Съезд народных депутатов было избрано 18 человек, поддержанных СоЭС. В начале 1990-х кураторы хотели на базе СЭС создать лейбористскую партию (что-то типа российской социал-демократии), но после 1993 г. потеряли интерес к этой идее.

(В следующей статье мы затронем тему ещё одного ответвления «гражданского активизма» в СССР, инспирированного «компетентными органами» – т.н. «Педагогики будущего», из которого позднее, в 1990-х была составлена часть либерального истеблишмента).

(Цитируется по книге А.В.Шубина «Диссиденты, неформалы и свобода в СССР»)

(Иллюстрации)

+++

Блог Толкователя много писал о внутренней политике СССР, в т.ч. диссидентском движении. Вот часть этих статей:

Как при Хрущёве подавили требования народа о рабочей демократии

Диссиденты-интеллигенты приватизировали историю протестного движения в СССР. Но на самом деле в 1950-60-е годы эпицентр этой борьбы был в среде рабочего движения – на них приходилось абсолютное большинство из 3 тысяч протестных групп. Основное их требование – возврат к ленинской демократии. Некоторые совмещали это и с призывом дружить с США. Уничтожив их, власть породила в среде диссиды либерализм и фашизм (основанный в СССР грузинами).

***

Внутренняя политика СССР: грузины против узбеков

В брежневское время борьба между национальными кадрами обострилась – тогда решалось, какой из кланов будет определять внутреннюю политику страны (внешняя политика традиционно была отдана на откуп русским). К 1970-м окончательно стало ясно, что на первый план вышел грузинско-армянский клан. В противовес ему часть русско-украинской элиты решила поставить на советский мусульманский мир.

***

Борьба северокавказских боевиков против советской власти в 1970-х годах

Последняя банда фашистских коллаборационистов была уничтожена в Чечено-Ингушетии в 1970 году, а последний абрек, начавший борьбу со Сталиным ещё в 1930-е годы был убит в 1976 году. Но на место этих боевиков на Северном Кавказе тогда сразу же пришли новые, на ликвидацию которых была брошена армия и бронетехника.

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк - 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal - pretiosa@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , , , , , ,

3 Responses to Советские «зелёные»: волонтёрство под крылом партии и КГБ

  1. krugp on 24.01.2013 at 9:07 пп

    Власть хитра. Что раньше, что сейчас. Мало что изменилось, работают пока ещё по советским принципам.

  2. Grinch on 30.01.2013 at 4:03 пп

    Я про «Советские зелёные…». Это всё чистейший бред автора. Этот человек в Дружине никогда не был, историю нашу не знает. В жизни мы не ходили под КГБ. Наоборот, я, к счастью, уже не застала, но, говорят, что были неприятные ситуации. Советую руководству сайта более его не печатать. Дружинников, в особенности старых Дружинников — очень много. Именно они составляют современный костяк природоохранного движения. Они пишут Красные книги, они противостоят идиотским законам, они делают заповедники и нацпарки. И многое другое. Писать про них ерунду не рекомендуется. Некрасиво.

    • Ярослав Мойшевич on 05.02.2013 at 6:19 пп

      Точно. Зеленые в СССР завелись сами по себе. От сырости. Бывает.


Календарь

Май 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Высокоточная токарная обработка деталей для ООО, ЗАО, ИП.