Итальянское регенство Карнаро: город-государство под властью поэта Д’Аннунцио

10.06.2013

«Свободная республика Фиуме» в 1919-1920 годах – единственный опыт построения государственности национал-синдикалистами. Национал-анархизм непознанная тема для России, до сих пор в сфере национального и левого страна живёт одновременно в Третьем мире и в XIX веке. Поэт Д’Аннунцио же всё показал на своём примере, как может уживаться свобода, национализм и справедливость в одном государстве.

«Собственность – это кража. Конституция – ложь»

Друг Блога Толкователя Сергей Гуннер рассказывает, как было устроено первое (и последнее) в мире госдударство национал-синдикалистов

«Свободная республика Фиуме» в 1919-1920 годах – единственный опыт построения государственности национал-синдикалистами. Национал-анархизм непознанная тема для России, до сих пор в сфере национального и левого страна живёт одновременно в Третьем мире и в XIX веке. Поэт Д’Аннунцио же всё показал на своём примере, как может уживаться свобода, национализм и справедливость в одном государстве.

Фиуме – город, расположенный на побережье Адриатического моря. Это также ключевой порт на севере залива Кварнер (итал. Quarnaro), отделяющего полуостров Истрию от восточного побережья Адриатики. Ныне этот город носит название Риека и принадлежит Хорватии, однако в первые годы после Первой мировой войны вокруг него точились жаркие дискуссии. До войны город был частью т.н. «Транслейтании» – земель венгерской короны, входившей в состав Австро-Венгерской империи.

После окончания войны, с распадом  империи, город оказывается в руках югославского комитета. Затем, когда 4 ноября 1918 г. в гавань вошел итальянский крейсер Emanuele Filiberto, контроль переходит к Итальянскому национальному совету. Свои войска посылают также Франция и Англия, установив власть союзников.

Судьба города стала одной из наиболее дискуссионных тем на Парижской мирной конференции в 1919 году. Обе стороны – итальянцы и югославы вели жаркую дискуссию, по поводу  того, кому должен принадлежать город. Итальянцы ссылались на то, что они составляли большинство его населения. И действительно, согласно данным официальной переписи населения, на 1910 год в Фиуме жило 24,212 итальянцев, 15,687 югославов, 6,493 венгров и 3,383 представителя других национальностей. Оппоненты им возражали, что хотя действительно в городе большинство – итальянцы, в округе, как ни крути, одни славяне. Обе стороны жарко доказывали, что это исконно их земли, применяли множество аргументов исторического и экономического характера, вспоминали о «национальных интересах» и взывали к справедливости. Одной из проблем было секретное Лондонское соглашение 1915 г., в котором оговаривались условия вступления Италии в войну. В нем Италия не выставляла никаких претензий в отношении Фиуме. Правда, никто не ожидал полного развала Австро-Венгерской империи. Еще одним важнейшим фактором стала принципиальная позиция президента США Вудро Вильсона, настаивавшего на том, что Фиуме должен отойти новосозданному Королевству сербов, хорватов и словенцев. Как бы там ни было, ситуация не выходила из тупика. Доходило до того, что итальянская делегация премьера Орландо покинула Парижскую мирную конференцию в знак протеста. Но вернулась после уговоров со стороны союзников.

Довольно своеобразное решение предложил итальянский поэт и писатель, Габриэле Д’Аннунцио. 12 сентября 1919 г. он повел 40 автомобилей с добровольцами на Фиуме. Когда «войско» из 2300 человек двигалось колонной из Ронки, как писала затем Нью-Йорк Таймс, ему на встречу выдвинулся командующий итальянским гарнизоном в Фиуме, генерал Питталуга с отрядом пулеметчиков, объявив, что он должен исполнить свой долг. Но после заявления писателя, что раз генерал собирается стрелять в «своих братьев», пускай стреляет сначала в него, Питталуга восклицает «Viva Fiume!» и переходит на сторону Д’Аннунцио. Затем дружина вошла в город, к поэту присоединилась часть обитателей и моряков, а союзный гарнизон был заперт в казармах. Д’Аннунцио объявил о присоединении города к Италии, поставив правительство перед свершившимся фактом. Но итальянское правительство премьера Нитти вместо этого установило наземную и морскую блокаду Фиуме. Д’Аннунцио остался, таким образом, полновластным хозяином города.

Биография писателя сама по себе заслуживает отдельной истории, во многом необходимой для понимания его поступка. Тут мы ограничимся кратким пересказом наиболее интересующих моментов. Будучи большой знаменитостью, склонный к эпатажу Д’Аннунцио вел роскошный и расточительный образ жизни в Италии: у него есть своя свита, в его вилле собрано множество статуй и гобеленов, и конечно же, писатель не испытывает недостатка в женщинах. Естественно, что Габриэле нажил непомерные долги. Чтобы от них избавиться, писатель соглашается на турне с публичными лекциями по Латинской Америке, предложенное аргентинским миллионером Джованни Дель Гуццо, который в ответ должен был разобраться с кредиторами Д’Аннунцио. Согласившись, Д’Аннунцио убежал от Дель Гуццо в Париж, где его литературный триумф продолжился. Во Франции он зажил с ещё большей помпой, устроив целый гарем у себя дома. Когда началась война, знаменитый писатель, которому было уже за 50, в конце концов становится на сторону ирредентистов, используя свою популярность в качестве средства давления на правительство. Даже в войне Д’Аннунцио не изменяет своему образу жизни. Пока сотни тысяч солдат гниют в окопах и умирают, поэт, не особо считаясь с мнением начальства, удовлетворяет свое эго. Он предпринимает рискованные вылазки сначала на торпедных катерах, затем становится авиатором, в перерывах между вылетами продолжает жить в роскошном дворце. К его чести стоит отметить, что воюет он действительно успешно, в августе 1918 г. совершив первый в истории авианалет на столицу государства-противника – Вену. Конец войны писатель встречает в чине подполковника, с потерянным глазом во время неудачной посадки и предчувствием «зловония мирной жизни». Идеальный кандидат для того чтобы возглавить Фиумскую авантюру.

Взяв под свой контроль целый город, Д’Аннунцио не планирует останавливаться. Под его крыло стекаются все новые и новые «ардити», вскоре их число достигает 11 тысяч. После того как в Фиуме дезертировали несколько самолетов, правительству Италии пришлось вывести из строя весь свой авиапарк, чтобы избежать повторения такого в дальнейшем. С вооружением этого войска проблем не было, так как команда судна с артиллерией, 30 тысячами винтовок и множеством патронов на борту, предназначенных для Колчака, взбунтовалась и сменила курс на владения поэта. В ноябре Д’Аннунцио силами в тысячу добровольцев на борту 4-х эсминцев устраивает еще одну вылазку – в Зару (ныне Задар), местный итальянский командующий переходит на его сторону. В дальнейшем Задар был взят под контроль итальянских регулярных частей. Поэт вынашивает планы по взятию Сплита и вторжения в Черногорию. Через год после Зары поэт расширяет свои владения, захватывая острова в заливе Кварнер и несколько деревень к востоку от Фиуме.

 

Одним из первых распоряжений Д’Аннунцио  было введение карточек на еду. Но так как город взят в блокаду, а вокруг него местность гористая, где еду выращивать негде, а в самом городе не работают ни банки, ни заводы, то одним из основных промыслов Фиуме после захвата власти становится пиратство. Через пару недель, последовавших за взятием города, «ардити» захватывают корабль с провизией, направлявшейся в Полу, и «угоняют» его к себе. Подобные случаи происходят и в дальнейшем. К примеру, в апреле 1920 г. при помощи моторных лодок был захвачен пароход с провизией, и после разгрузки отпущен. Не следует забывать, что поэт платил деньги своим солдатам, пиратство – один из способов их раздобыть. Все в том же апреле Фиуме охватывает всеобщая забастовка, вызванная снижением рационов. Сам же поэт живет в роскоши. Когда он не переименовывает улицы, отели и рестораны, он занимается изобретением ликера, пирует на банкетах; в его доме играют на рояле.

Не всё так гладко было в самом городе. После его захвата Д’Аннунцио выпускает прокламацию, в которой объявляет Фиуме на военном положении и грозит смертной казнью всем противникам «дела Фиуме». Затем поэт устраивает выборы в городской совет, под бдительным наблюдением войск. Все население призывается исполнить свой патриотический долг – проголосовать. Правда, чтобы ограничить участие славянского населения, в день выборов был поднят мост через речку, отделяющий пригород Суссак, где оно составляло большинство. Более того, к выборам была допущена только одна политическая сила, Unione Nazionale, так что желающим голосовать по-иному приходилось вписывать имена кандидатов вручную. Как результат, итальянские аннексионисты получают 6999 голосов из 7150. Но даже с лояльным Национальным советом у Д’Аннунцио  складываются трудные отношения. Совет сначала протестует против поэта, выступая на стороне итальянского правительства, затем меняет своё мнение, разрешив его войскам остаться в городе до присоединения к Италии. Этот вопрос должен был решаться на плебисците в конце декабря. Чтобы обеспечить нужный результат, ардити берут под свой контроль урны с бюллетенями, а поэт объявляет, что не покинет город, пока не достигнет поставленной цели, аннулировав результаты голосования. В войсках также существуют разногласия, в частности, между карабинерами и ардити. Когда в мае 1920 г. отряд первых вместе с командиром захотел покинуть город, они были встречены пулеметным огнем ардити на границе, после чего завязался бой, продолжавшийся в течении часа, пока разнимать воюющие стороны не приехал командующий генерал Чеккерини. В итоге 12 человек было убито, 50 ранено. Конец лета-начало осени 1920 г. знаменует очередной разрыв Д’Аннунцио с советом и отставку последнего на почве провозглашения независимости Фиуме и принятия конституции «Итальянского регентства Карнаро». Было образовано временное правительство, конечно, премьер-министром города стал никто иной как сам Габриэле Д’Аннунцио. В конце концов, после заявлений поэта Национальному совету пришлось заново собраться и высказать доверие новому правительству.

Против Д’Аннунцио активно действовала оппозиция. Недовольные высокой контрибуцией, наложенной им на деловые круги, чтобы заплатить своим войскам, они сгруппировалась вокруг личности синьора Риккардо Занеллы, бывшего депутата от Фиуме в венгерском парламенте, который отстаивал идею независимого Фиуме под итальянским протекторатом. Столкнувшись с Д’Аннунцио, он был вынужден покинуть город и действовать из Триеста. Во время упоминавшегося плебисцита Занелла и его сторонники распространяли листовки и манифесты с призывом поддержать предложения итальянского правительства, ответом на что со стороны ардити послужили репрессии, обыски и аресты. Позже заговорщики надеялись подкупить солдат Д’Аннунцио, чтобы сбросить его правление, но их план был раскрыт. Оппозицию новому режиму заняли также социалисты. В их воззвании, напечатанном в официальной газете партии Avanti, они назвали Д’Аннунцио «сумасшедшим деспотом» и обвинили ардити в том, что те принесли голод, заключение и пытки.

В то время, как люди Д’Аннунцио избивают политических противников в Триесте и похищают одних генералов, вызывающих неудовольствие, другие, вроде генерала Чеккерини, получившего пост главкома у поэта, переходят на его сторону добровольно. Одним из соратников писателя-авантюриста был другой авантюрист – капитан Луиджи Риццо, герой войны, на торпедном катере потопивший австро-венгерский супердредноут «Сент-Иштван». Его поэт назначил командовать военными кораблями. К Д’Аннунцио перебегает итальянский «сенатор-патриот» Касагранде, бросивший ради такого дела свою супругу в Ницце, на которой он недавно женился. Признательный поэт назначает его командующим авиацией. Другой общественный деятель, бельгиец Леон Кохницкий, назначенный писателем секретарём по иностранным делам, организовывает «Анти-Лигу Наций». Правительство возглавил Альчесте де Амбрис, бывший член анархо-синдикалистского профобъединения Итальянского синдикального союза, изгнанный оттуда за поддержку вступления Италии в Первую Мировую войну, после чего ставший одним из основателей фашистского движения и написавший вместе с отцом-основателем футуризма, Филиппо Маринетти, первый фашистский манифест. Вообще город посещает множество гостей. Например, на праздновании годовщины Фиуме присутствовала американская делегация с сенаторами и судьями, среди почетных гостей находились великий тенор того времениЭнрико Карузо, ставший звездой вечера, Джованни Капрони, известный авиаконструктор, и ветеран движения гарибальдистов Сальваторе Палладини.

После объявления городом независимости Де Амбрис вместе с Д’Аннунцио пишут конституцию «Итальянского регентства Карнаро». Рассмотрим её особенности. Наиболее известна она благодаря той исключительной роли, которая отводилась музыке, объявленной «социальным и религиозным учреждением». В каждом населённом пункте провинции должен был действовать хор и оркестр, субсидируемый за счет государства, а в самом Фиуме должен был быть возведен концертный зал с по меньшей мере 10 тысячами мест. Понятно, что в системе образования также должно уделяться внимание музыке, вроде хорового обучения, а так же путем создания нескольких школ искусств. Другим институтом высшего образования должен был стать Университет, свободный от вмешательства со стороны закона. Вообще, перед образованием ставилась цель превозносить латинскую культуру, итальянский объявлялся главным языком обучения, но также следует отметить, что для языков других национальностей также были записаны гарантии, например, в каждой коммуне начальное образование должно вестись на языке большинства жителей.

В целом, в отношении прав и свобод конституция была, можно даже сказать, прогрессивна для своего времени. Помимо различных гарантий для не-итальянцев (что довольно странно выглядит на фоне целей авантюры поэта), такие гражданские права вроде избирательного, стали доступны для женщин, вообще все граждане вне зависимости от расы, пола, языка, веры, получили формальное равенство перед лицом закона. Имелись нормы про референдум по народной инициативе, отзыв депутатов избирателями и т.д. Государство гарантировало для всех граждан обеих полов начальное образование в здоровых школах, занятия физкультурой в гимназиях под открытым небом, работу с минимальной зарплатой, пособия и пенсии. Собственность рассматривалась как социальная функция, за которую нужно нести ответственность. Осужденные по закону, или уклоняющиеся от уплаты налогов лишались гражданских прав. Так как полными гражданами могут считаться только те, как сказано в конституции, кто укрепляют богатство и силу государства. Национализировались порт и железные дороги.

Важнейшей особенностью являлось то, что фиумская конституция также являлась первой попыткой установить корпоративное государство на практике. Каждый в зависимости от рода занятий должен быть членом одной из десяти корпораций. Каждая из корпораций имеет номер и представляет собой определенный класс общества. Первая – наёмные рабочие, крестьяне и мелкие ремесленники; вторая – управленцы и технические специалисты; третья – финансовые служащие; четвертая – собственники и хозяева предприятий; пятая – коммунальные работники; шестая представляет интеллигенцию: учителей, людей искусства и студентов; седьмую составляют лица либеральных профессий; восьмая включает в себя работников кооперативов; девятая – моряков. Самая интересная – десятая корпорация, не имеющая официального названия, в которой состоят «загадочные силы прогресса и приключений», люди будущего, эдакая элита. Система корпораций затрагивает практически все ветки власти: они формируют одну из палат парламента, избирают определенные министерские должности, суды, призванные рассматривать трудовые конфликты, представляющие все корпорации, кроме десятой, обеспечивая таким образом ,по мнению авторов, гармоничное функционирование общества.

Взглянем подробнее на отношения власти, которые должны были быть установлены конституцией. Их особенностью являлось четкое разграничение функций. Парламент состоял из двух палат: совет сенаторов и совета «Provvisori». Первые избирались всеобщим тайным голосованием на десять лет по квоте: один сенатор на тысячу жителей. Сенат должен собираться раз в году на короткое заседание и принимать законы и декреты в отношении уголовного и гражданского кодексов, полиции, обороны, среднего образования, искусства и отношения коммун с государством, назначать министров обороны и МВД-юстиции. Вторая палата, совет «Provvisori»должен был состоять из 60 делегатов и пропорционально представлять все корпорации (за исключением десятой) в более-менее равной пропорции, и также как и сенат иметь строго определенные полномочия, находящиеся в рамках управления экономикой, и трудовыми отношениями, назначать министров экономики и труда. Раз в году обе палаты заседали совместно, образуя Великий национальный совет под названием «Arengo del Carnaro», который занимается внешними отношениями и финансовой политикой, высшим образованием и конституционными реформами. Совместное заседание также назначало министров – иностранных дел, финансов и образования, причём министр иностранных дел является также премьер-министром. Все 7 министров избирались на один год. Раз в семь лет «Аренго» собирается на специальное заседание – обсуждать конституционные реформы, хотя они могут быть приняты в любое время, если так пожелает треть граждан.

Коммуны обладали значительной автономией. Они заведуют начальным образованием, назначают коммунальных судей и полицию, собирают налоги, проводят в жизнь законы, и вообще ведают всеми делами, вне компетенции местных отделений законодательной, исполнительной и судовой власти. Коммуны также могут принимать местные законы, утверждаемые провинцией, и заключать между собой договоры, с одобрения центральных властей. Вооруженные силы носят милиционный характер, и в мирное время не существует регулярной армии, но проходят регулярные учения. Служить обязаны все: мужчины в войсках, а женщины работать в больницах и на заводах.

Правда, вся эта система сдержек и противовесов, все это сложное распределение власти теряет всякое значение, если национальный совет решит назначить Комманданта. Эта должность аппелирует к диктаторам Римской республики. Когда государство находится в опасности, одному человеку предоставляется вся полнота власти: законодательной, исполнительной и военной. «Arengo» определяет срок, на который назначается диктатор, «не забывая, что в Римской республике диктатура длилась шесть месяцев». По окончании срока диктатуры национальный совет может оставить Комманданта в должности, назначить другого на его место, или даже наказать. Правда, до тех пор власть диктатора неоспорима.

Пока Д’Аннунцио был правителем Фиуме, великие державы не переставали спорить по поводу статуса города. В конце концов, решать этот вопрос оставили непосредственно Италии с Югославией, усилиями которых компромисс был достигнут. Фиуме должен был стать вольным городом под итальянской протекцией. Итальянское правительство отправило ультиматум войскам поэта, потребовав от них покинуть город и вернуться в свои части. В ответ Д’Аннунцио 1 декабря 1920 г. объявил Италии войну. После тяжелых боев, 29 декабря регулярные части занимают город, а сам поэт, ранее заявлявший о готовности погибнуть, бежал на самолете. Так закончилась авантюра, продолжавшаяся 15 месяцев.

Трудно дать однозначную оценку режима Д’Аннунцио, исходя чисто из его конституции и не отдавая отчёта в отношении того контекста, в котором она была принята. Представляя собою реальную власть в городе, поэт в своих действиях не стеснялся пользоваться правом сильного, подавляя всяческую оппозицию и аннулируя результаты плебисцитов, когда они ему могут быть невыгодны. Чтобы понять идеологию режима, следует добавить к складывающейся картине еще несколько штрихов. Д’Аннунцио объявил своей миссией спасение Италии от социалистов. Поэт верит в величие национального духа, который, по его мнению, большевизм убивает. Согласно этим взглядам, бельгиец Леон Кохницкий, который стал секретарём иностранных дел при писателе-авантюристе, занялся организацией «Анти-лиги Наций», что должна была включать «все угнетаемые народы», для чего была созвана конференция, на которую приглашены делегаты из Египта, Индии, Турции, Ирландии, Венгрии и Персии. Критики язвительно утверждают, что эту лигу составили бы выжившие младотурки, успешно положившие конец жизненным страданиям греков, сирийцев, армян и арабов; изгнанные египетские паши; несколько брахманов с их любовью к низшим кастам и «неприкасаемым»; а угнетённый народ Черногории был бы представлен бывшим королем Николаем и его тридцатью прогермански настроенными сыновьями.

Могли ли социалисты объявить Д’Аннунцио в упомянутом воззвании кем-то ещё как не «сумасшедшим деспотом»? Названный персонаж намного ближе к фашистам той эпохи. Собственно, эта связь и не скрывалась. На первом съезде фашистов в Милане весной 1919 г., ещё до захвата Фиуме Д’Аннунцио, Бенито Муссолини в своей речи заявляет «мы не можем оставаться глухими к борьбе за Фиуме». После захвата лидер фашистов высказывает свою солидарность с поэтом: «Фиуме, – есть восстание великой пролетарки (т.е. Италии) против нового священного союза мировой плутократии. Пролетарий! Социалисты продают себя Нитти и большим банкам!». Официальная газета фашистского движения, Popolo d’Italia, выбрасывает лозунг «Фиуме или смерть».

Возвращаясь же к самой конституции, нормы в духе избирательного права для женщин идут в целом в русле тех требований, которые выдвигали сами фашисты в 1919 г., правда, сами они их так и не исполнили, зато программная установка в отношении корпоративного государства фашистами не только была взята на вооружение, но и воплощена на практике. Следует однако отметить, что принесённая фашистами корпоративная гармония с равным представительством интересов со стороны капиталистов и рабочих на практике работала против последних. Классовое сотрудничество – наибольшее, что смог предложить с согласия поэта национал-синдикализм Де Амбриса, когда в самой Италии, присоединения к которой они так желали, вовсю наступала революция с требованиями для рабочих полного контроля над предприятиями. Конституция, эдакий «фашизм с человеческим лицом», на практике могла оказаться филькиной грамотой, при первом же пожелании Д’Аннунцио. Правда, авантюре был положен конец прежде, чем можно было бы сделать выводы в отношении её применения на практике, а сам поэт после своей отставки был окружен большим почетом и роскошью уже при фашистском режиме до самой смерти.

Хронология

1918

23 октября Преимущественно хорватский гарнизон поднимает мятеж

27 октября Фиуме переходит под контроль Югославского комитета Аграма (нем. Загреб)

4 ноября Итальянский крейсер RN Emanuele Filiberto входит в гавань – итальянский Национальный совет берёт город под контроль

17 ноября Французские войска устанавливают союзный правящий комитет – французский эсминец Audace высаживает британские и американские войска в Фиуме

1919

7 февраля Италия выдвигает претензии на Фиуме во время Парижской мирной конференции

11 февраля Югославия просит президента Вильсона об арбитраже в споре вокруг Фиуме

18 февраля Италия отказывается от посредничества – объявляет, что к хорватом и словенцам следует относиться как к враждебным народам

21 марта Италия угрожает покинуть Парижскую мирную конференцию, если не получит Фиуме

14 апреля Вильсон устраивает частную встречу с итальянской делегацией. Президент настаивает на том, что Фиуме должен отойти Югославии

26 апреля Премьер Орландо вместе с итальянской делегацией покидают Париж, протестуя против позиции Вильсона в отношении Фиуме

7 мая Премьер Орландо возвращается на Парижскую конференцию, получив вотум доверия от парламента и поддержку в виде уличных демонстраций

28 июня Версальский договор заключен без решения спора Фиуме

12 сентября Легионеры ардити в черных рубашках, ведомые поэтом Габриэле  Д’Аннунцио, захватывают Фиуме

20 сентября Д’Аннунцио берет на себя всю полноту власти над городом и начинает издавать декреты в качестве «Командующего городом Фиуме»

16 октября Итальянские войска блокируют Фиуме – Д’Аннунцио объявляет осадное положение и угрожает казнить всех оппонентов делу Итальянского Фиуме

26 октября Фиуме голосует за присоединение к Италии 6999 к 156 – головорезы ардити не дают про-югославским избирателям принимать участие в плебисците

1920

4 июня Трианонский договор формально ликвидирует венгерскую власть над Фиуме

8 сентября Д’Аннунцио сотрудничает с синдикалистом Альчесте Де Амбрисом в провозглашении Carta del Carnaro, конституции, устанавливающей Фиуме в качестве корпоративного государства

12 ноября Италия и Югославия подписывают Раппальский договор – Фиуме признается независимым «вольным городом

13 ноября Фиуме захватывает острова Арбе и Веглиа в заливе Кварнер

3 декабря Д’Аннунцио объявляет войну Италии

24 декабря Итальянский премьер Джованни Джолитти отправляет экспедиционный корпус под командованием генерала Энрико Коильи, чтобы вытеснить режим Д’Аннунцио

28 декабря Итальянский линкор «Андреа Дориа» бомбардирует муниципальный дворец – Д’Аннунцио слагает полномочия и покидает город – Италия провозглашает свободное государство Фиуме – Риккардо Занелла формирует временное правительство

1921

5 января Фиуме покидает острова Арбе и Веглиа

24 апреля Фиумцы голосуют за предложение президента Фиуме Риккардо Занеллы и итальянского министра иностранных дел графа Карло Сфорцы создать свободное государство Фиуме-Риека и отдать порт Итало-Фимско-Югославскому консорциуму

6 октября Правительство Занеллы выигрывает первые выборы в ассамблею свободного государства

1922

3 марта Итальянский фашистский лидер Джуриати свергает Занеллу – Фиуме сохраняет свою независимость – Занелла формирует правительство в изгнании в Югославии

1924

27 января Римский договор передает Фиуме Италии, а предместье Сусак – Югославии

22 февраля Фиуме входит в состав королевства Италия

16 марта Король Виктор Эммануил III прибывает в Фиуме на борту крейсера Brindisi

1937 Д’Аннунцио назначен президентом Итальянской Королевской академии наук

1938

1 марта Д’Аннунцио скончался от кровоизлияния в мозг на своей вилле

1943

8 сентября Немецкие войска оккупируют Фиуме после того, как Италия подписывает перемирие с союзниками

1945

3 мая Югославские партизаны освобождают Фиуме от германских войск

1947

10 февраля Парижский договор, Италия уступает Фиуме Югославии – Фиуме становится хорватским городом Риекой

+++

Ещё в Блоге Толкователя об итальянском фашизме:

Красное двухлетие: как возник итальянский фашизм

Муссолини сначала ярый социалист, затем борец за социальную и национальную революцию, в итоге останавливается на идее силового усмирения классового эгоизма ради объединения нации. Отсутствие оригинальных идей и сговор с капиталом – это позволило фашизму в Италии превратиться к 1921 г. в правящую клику.

***

Как итальянцы обустраивали свою колонию Ливию

Италия больше 30 лет владела Ливией – с 1911-го по 1943 годы. За это время сюда переселилось более 100 тысяч итальянцев – 12% всего населения Ливии. Проклятыми колонизаторами были построены шоссе, железные дороги, больницы и школы, создана ирригация, отвоёваны у пустыни более 30 тысяч кв. км. Последние 2 тысячи итальянцев были изгнаны Каддафи из Ливии в 1970 году.

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк - 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal - pretiosa@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Tags: , , , , , , , ,

One Response to Итальянское регенство Карнаро: город-государство под властью поэта Д’Аннунцио

  1. maillot de foot on 11.06.2013 at 6:13 пп

    maillot de foot…

    So insightful things are provided listed here,I truly satisfied to study this submit,I was just envision about it and you supplied me the right details I actually bookmark it,for further reading….


Календарь

Май 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031