К буржуазной революции в России в начале ХХ века были готовы только крестьяне

03.06.2014 | Общество


Социологические опросы, проводившиеся среди учащихся в России в 1910-1913 годах, показали, что молодёжь тогда отвергала буржуазные ценности. Идеалом они считали профессию учителя. Зато дети крестьян хотели успеха и денег – в этом они были похожи на немцев.

Насколько глубоко буржуазные идеи проникли в массовое сознание в начале ХХ века? Ответить на этот вопрос позволяют данные об идеалах учащихся, которые изучались русскими педагогами в 1910-1913 годах как по своей инициативе, так и по инициативе Московского педагогического музея.

С помощью анкетного опроса социологи пытались выяснить мнение учащихся по следующим вопросам: на кого вы желаете быть похожими и почему? (другой вариант вопроса — какого человека вы считаете лучшим и почему?) и какая профессия вам нравится и почему? Анкета проводилась в разных учебных заведениях, так как, несмотря на всесословный принцип обучения, в каждом виде заведений преобладал разный контингент учащихся: в городских гимназиях численно доминировали дети интеллигенции, в городских училищах - дети городских низов, в деревенских школах - дети крестьян.

Воспользуемся результатами опубликованных опросов учащихся по нескольким городам, включая Москву и Тифлис, и 52 сельских школ центральных губерний. Опросы охватили более 5 тысяч учащихся в возрасте 7-16 лет, из которых 3 тысячи обучались в гимназиях, 1 тысяча — в городских училищах и 1 тысяча — в сельских школах.

Если суммировать результаты опросов, то получаем следующую картину. Идеалы для подражания разделялись на две группы: 1) «литературные идеалы» — персонажи беллетристических произведений, а также общественные, политические, религиозные, военные деятели, ученые, изобретатели, известные учащимся из книг и журналов; 2) «местные идеалы» — родители, родственники и знакомые, лично известные учащимся.

Идеалы гимназистов примерно на 70% состояли из литературных и на 30% - из местных идеалов, идеалы учащихся городских училищ - соответственно на 48 и 52%, идеалы сельских школьников — на 19 и 81%.



Среди литературных идеалов первое и второе места занимали писатели и персонажи из их произведений (их предпочли около 34% гимназистов, 42% учащихся городских училищ и 11% сельских школьников); третье место принадлежало историческим гражданским и военным героям, четвёртое - современным общественным деятелям, пятое - изобретателям и инженерам, шестое - лицам свободных профессий, а 26-е, последнее, место — «богачам» (среди гимназистов их предпочли 0,1% опрошенных, среди учащихся коммерческих училищ и сельских школ им никто не симпатизировал).

Среди мотивов, определивших выбор идеала, все опрошенные на первое место поставили высокие моральные качества своих героев (22% гимназистов, 34% учащихся городских училищ и 38% сельских школьников), на второе место - способности героев, на третье - их мужество, отвагу и самоотверженность, на четвёртое - их славу и почести. Материальный успех своих героев гимназисты и учащиеся городских училищ поставили на 18-е, последнее, место — соответственно 1-2 и 6% всех опрошенных, а сельские школьники — на второе место (10% опрошенных).

При аналогичном опросе, проведенном в то же время в Германии, для 25% немецких школьников главным мотивом при выборе идеала служили его высокие моральные качества и для 20% - его материальный успех.

При выборе занятия 74% гимназистов и 47% сельских школьников предпочли свободные интеллигентные профессии, среди которых на первом месте стояла профессия учителя (учащимся городских училищ такой вопрос не задавался). 33% сельских школьников предпочли профессии, связанные с сельским хозяйством, ремеслом или домоводством, и 20% - профессии в других сферах жизни.

Среди гимназистов всего 26% опрошенных желали иметь профессии, связанные с материальным производством. Среди мотивов выбора профессии гимназисты на первое место поставили интерес к делу (50% опрошенных), на второе место - альтруистические соображения (15%), на третье место - материальный расчет (7%, в том числе менее 1% стремились стать богатыми), на четвёртое - честолюбие (2% опрошенных).

У сельских школьников среди мотивов на первом месте стоял материальный расчёт (12% опрошенных, в том числе хотели стать богатыми 6%), на втором месте - стремление к знаниям (10%), на третьем месте - лёгкость работы (8%), на четвёртом - альтруистические мотивы (5% опрошенных).

Приведенные данные об идеалах подрастающего поколения показывают, что новая буржуазная система ценностей и соответствующий ей менталитет к 1914 году ещё не успели сколько-нибудь глубоко проникнуть в массовое сознание интеллигенции.

Более широко, но всё же ещё весьма незначительно, они охватили низшие слои горожан и успешнее всего укоренялись среди крестьянской молодежи.



Дети простолюдинов более твёрдо «стояли на земле», чем дети интеллигенции. По мнению одного из специалистов, проводивших эти опросы, «учащиеся, оканчивающие гимназии, не знают тех средств, с помощью которых можно было бы реализовать свои возвышенные идеалы».

«Хаос мнений, - резюмировал один московский учитель женской гимназии, анализируя сочинения гимназисток, написанные о своей будущей жизни. - Страшно становится за этих девочек, стремящихся «совершать подвиги», жаждущих «всего великого», «решивших отдавать свои жизни на благое дело», мечтающих о ком-то, кто «поведёт их смело на борьбу», живущих более чувством, чем рассудком, рвущихся в жизнь и боящихся её».

(Источник цифр: Борис Миронов, «Социальная история России периода империи (XVIII—начало XX века), 2-й том, 2003)

+++

Ещё в Блоге Толкователя об образе будущего:

Новый человек ХХ века с яичками обезьяны

В начале ХХ века Первый мир был обуреваем страстью к переделке человека. Результаты не замедлили появиться: русско-французский субботник Воронов и австриец Штейнах с целью омоложения провели сотни пересадок яичек обезьян людям. Но в 1940-е по этическим соображениям эти опыты были запрещены.



***

Тип государства как производное от этнографии семейных отношений

Почему англичане и американцы без построения нации успешны в мире, а немцам и японцам для этого пришлось строить нацию? Почему русские вынуждены вечно прозябать в омуте имперскости и что нас роднит с южноевропейцами? Французский политолог Тодд выводит ответы на эти вопросы из этнографии семейных отношений в стране.



+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк - 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – [email protected]

PayPal - [email protected]

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Теги:


 

Архивы