Как был придуман "Натиск на Восток" - Drang nach Osten

22.07.2011 | История


"Натиск на Восток" - это давняя страшилка российских патриотов. Согласно ней, Запад в лице немцев порабощает русских для расширения своего "жизненного пространства". Однако первоначально этот лозунг не распространялся на Россию и был придуман поляками, боровшихся с царизмом.

Как пишет Википедия, "сам лозунг «Дранг нах Остен» появился в немецкой истории рано, а именно в VIII—XIII веке, когда германцы вели острую территориальную борьбу с западнославянскими народами, особенно в бассейне реки Лаба и прибрежных регионах Балтийского моря от Шлезвига до Прибалтики, где они также остро конкурировали с местными балтийскими и финно-угорскими племенами (предками литовцев, латышей, эстонцев). По различным данным автором концепции экспансии на восток явились Карл Великий или император Священной Римской империи Фридрих I Барбароса. Для борьбы с этими восточными народами были организованы и немецкие крестовые походы, имеющие переменный успех. В целом, в эпоху развитого Средневековья немецкие княжества одержали верх в прибалтийском регионе, вытеснив в 13 веке русских купцов из Латвии. Немцами были ассимилированы, в том числе насильственно, многие коренные славянские и балтийские племена, в особенности пруссы. Подобная же политика проводилась в восточном направлении и в более южных регионах Европы Австрийской империей, а затем Австро-Венгрией, где немцы находились в положении доминирующего меньшинства, хотя в континентальных районах политика онемечивания имела несравненно меньший успех и немецкие колонисты смогли закрепится лишь за крепостными стенами городов, окружённых местными этническими просторами".

Долгое время авторы-составители интернет-энциклопедии ничего не говорили о том, кто же реально ввел в оборот словосочетание Drang nach Osten (Натиск на Восток, от немецкого глагола dringen - давить, нажимать, проникать). Лишь относительно недавно на портале появился автор этой концепции - Юлиан Клачко (Julian Klaczko). Однако его подробная биография до сих пор отсутствует в Рунете.

Человек он в России малоизвестный, но интересный. Будущий польский революционер, житель Парижа и литератор родился в ноябре 1825 года (по некоторым данным – в 1826 году) в Вильне в семье состоятельного еврейского торговца текстилем Цви Хирша Клачко – человека в городе очень известного и влиятельного. Бизнес отца Юлиана был связан с Германией и кроме того, он совместно с Нисаном Розенталем основал первую в Вильно светскую школу, издал книгу Ахавата Зиона «Любовь Зиона» и фактически был главой тамошней еврейской общины. Сам Юлиан в 1843-1847 годах учился в университете Кенигсберга, а с 1847 года – в Гейдельберге. Писать Юлиан начал рано – первые стихи (под разными псевдонимами) датируются 1842-1843 годами. В Германии Юлиан сошелся с про-английским романтиком Георгом Гервиниусом и стал сотрудничать с либеральной Deutsche Zeitung. Стоит напомнить также, что Польша (Речь Посполита) к тому времени была разделена между тремя империями - Россией, Пруссией и Австро-Венгрией:


Карта разделов Речь Посполитой между Австрией, Россией и Пруссией в 1772, 1793 и 1795 годах.


После наполеоновских войн, в которых созданное Бонапартом Великое герцогство Польское воевало на стороне Франции, большая часть собственно Польши оказалась в руках Российской империи (в 1815-1831 годах эти территории входили в Царство Польское, а император Николай I даже короновался в Варшаве как польский король по католическому обряду в 1829 году):

С 1831 года Царство Польское  упраздняется и переходит непосредственно под власть России.


Земли западной Польши - великое княжество Познанское, в 1815 году по решению Венского конгресса входит в состав королевства Пруссия. Изначально здесь, как и в русской "зоне оккупации", планировалась достаточно широкая автономия, сохранение польского языка и местной культуры. Однако уже спустя 10 лет после конгресса в княжестве началась массированная германизация, автономия была практически упразднена, а официальным языком стал немецкий. Это вызывало большое раздражение у польской интеллигенции и мелкого дворянства.

Ситуация изменилась весной 1848 года - по Европе прокатилась волна, как говорят нынешние идеологи в Кремле, "оранжевых революций". Восстания произошли в Париже, Неаполе, Венеции, Риме, Праге, Будапеште, Тоскане, Пьемонте, в германских государствах - по сути, это была первая в истории Европы массовая революционная волна с требованиями "демократизации" режимов. Во Франции она привела к падению режима короля Луи-Филиппа I, а в Австрии дело закончилось грандиозным венгерским восстанием, которое пришлось в конечном итоге подавлять стотысячной русской армии (тем самым Россия укрепила в глазах европейских либералов свое реноме как "душителя свобод").

В Пруссии была, однако, своя специфика: власти королевства изначально потворствовали бунтовщикам. Расчет короля Фридриха-Вильгельма IV был таков: революция ослабляет конкурента Пруссии в Германском союзе (предтече будущей единой Германии, но пока представленной ворохом мелких, средних и крупных немецких государств) - Австрию, а собранный общегерманский парламент предложит корону Германской империи прусскому королю. Собственно, почти все так и произошло во второй половине 60-х годов XIX века, но в 1848 году эту задумку берлинские стратеги реализовать не смогли.

В Пруссии в конце марта формируется новое либеральное правительство, во Франкфурте-на-Майне собирается общегерманский парламент (Предпарламент), который разрабатывает конституцию будущей империи и торжественно просит Фридриха-Вильгельма IV принять корону Германской империи. Таким образом прежний Германский союз, в котором был соблюден баланс сил между Пруссией и Австрией упразднялся бы, а объединение Германии оказывалось в руках Берлина.

Между тем в Познани создается Народный комитет и начинается формирование отрядов боевиков, на что командующий прусской армией в Познани генерал Виллинзен смотрит сквозь пальцы. Деятели Народного комитета начинают распространять листовки и прокламации. В них они требуют для Познани широкой автономии, а также призывают Пруссию разорвать союз с "дикой, варварской империей русских".

В конце апреля 1848 года русский император Николай I публикует манифест, в котором прямо заявляет об опасности "оранжевых" революций для Европы и о своей готовности отправить многочисленную русскую армию на их подавление.

Восстание в Дрездене в 1849 году


Воевать с Россией Пруссия, которую связывали с Петербургом долгие союзнические отношения (если не считать Семилетней войны, когда Россия воевала во французских интересах против Великобритании, точнее ее союзника, прусского короля Фридриха II, обе страны больше не воевали к тому времени друг с другом), не хотела и не могла. Поэтому начавшуюся в Познани польскую "революцию" быстро и оперативно подавили сами же пруссаки, а от проекта создания Германской империи парламентским путем пришлось отказаться.

Юлиан Клачко, как уже понятно, оказался одним из деятелей Народного комитета в Познани. Однако позиция немецких либералов, которые не хотели давать автономии Познани, его расстроила. В мае 1848 года он публикует небольшой памфлет (точнее письмо к немецкому либералу Гервиниусу) «Die deutschen Hegemonen» (Немецкие гегемоны), в котором излагает свой вариант идеальных польско-немецких отношений: Познань получает независимость от Пруссии и, как не сложно догадаться, становится союзником Берлина. А далее обе страны совместно с Австрией выступают против России, которая должна вернуть новообразованной Польше захваченные у Речи Посполитой земли (собственно, это и есть суть польского Drang nach Osten).



В самом памфлете Клачко никаких серьезных упреков в адрес немцев не содержится: автор не обвиняет немцев в "поисках жизненного пространства на востоке", ассимиляции балтов, пруссов и славян, крестовых походах и прочих ужасах истории.

В дальнейшем, после поражения революций 1848-1849 годов, Клачко эмигрировал в Париж, где занимался литературной деятельностью, а умер он в 1906 году в польском городе Краков, входившим в состав Австро-Венгрии.

Однако придуманный Клачко термин понравился польским писателям-романтикам, создававшим в XIX веке беллетризованный вариант национальной истории. В 1861 году его использует польский романтический историк Кароль Шайноха (Karol Szajnocha) в историко-мифологизированном труде «Ягвида и Ягелло». А в ноябре 1865 года термин добирается и до России, где впервые упоминается на страницах газеты «Московские ведомости». Однако затем вплоть до начала XX века о нем забывают и из нафталина тезис о "тевтонской крестоносной агрессии против восточных народов" был извлечен лишь в канун Великой войны в 1914 году, когда пропагандистские машины Второго Рейха и Российской империи начали работать друг против друга на полную катушку.

Впоследствии, с началом Великой отечественной войны "Натиск на Восток" пригодился и советским пропагандистам, которые умело использовали немецкую риторику той эпохи.

С точки зрения реальной истории, никакого впечатляющего "натиска на Восток" немцы не сумели совершить. Завоеванные еще в XII веке примитивные и малочисленные племена полабских и поморских славян (нынешние германские земли Бранденбург, Мекленбург, Померания, Саксония) были окончательно ассимилированы лишь к первой половине XVIII века (примечательно, что родной город "русской императрицы" Екатерины II - Цербст, в начале XVIII веке назывался местными славянами Серпейском). Интересно, что до сих пор в Саксонии уцелел славянский народ лужицких сорбов (cербов, потомки летописных вендов), численностью до 100 тысяч человек (по другим данным, около 60-70 тысяч человек). Ежегодно правительство Германии и власти Саксонии и Бранденбурга выделяют до 30-35 миллионов евро на финансирование их национально-культурной автономии.

Славянская (вендская) девушка в эпоху Второго Рейха (1912 год)


Схожая ситуация была и с пруссами, которые достаточно долго и успешно противостояли немцам (причем большая часть пруссов была ассимилирована литовцами и поляками). А вот покорить немногочисленные и варварские племена литовцев немцам вообще не удалось. Более того, именно в войнах с ними войска германских орденов (Меченосцев, затем Тевтонского ордена) несли самые тяжелые поражения (у Шяуляя в 1236 году, у озера Дурбе в 1260 году и так далее вплоть до Грюнвальда в 1410 году).

Что касается взаимоотношений русских с немцами, то такого накала страстей там не было. Распропагандированное сталинской агитмашиной сражение на Чудском озере в 1242 году было крошечным приграничным столкновением новгородского отряда с парой десятков рыцарей Дерптского епископа. Более того, никакой единой политики по "натиску" на Русь немцы в Прибалтике не могли вести при всем желании. Вот что из себя представлял политический ландшафт их владений в современной Латвии и Эстонии:



Это была так называемая "ливонская конфедерация", состоявшая чересполосно из владений Тевтонского ордена (они практически не граничили с русскими землями), независимых от него архиепископов, а также городов (Рига, Венден, Дерпт, многие из которых потом вошли в состав торгового союза Ганза) и вассалов датского короля в северной Эстонии. Все участники этой конфедерации постоянно враждовали между собой, а часто и просто воевали. Единственное крупное сражение между русскими и немцами произошло в 1268 году под Раковором, где войска псковского князя Довмонта (этнического литовца, кстати) разбили немцев. Однако патриотическая пропаганда в России прошла мимо него.

Более того, как уже писал блог Толкователя, немцы - ганзейцы и орденцы, были важнейшими торговыми партнерами Новгорода - они покупали у русских меха и воск, оплачивая это серебром, ремесленными изделиями и тканями. В самом же Новгороде в XIII-XV веках в центре города на Торговой стороне существовала крупная немецкая крепость (подворье святого Петра) с мощными бревенчатыми стенами и каменными башнями. На территории этого подворья и проходил знаменитый новгородский торг, а также располагался первый на Руси пивной кабак, чрезвычайно популярный среди русских.

Если говорить о реальном "Натиске на восток", то самый впечатляющий совершили как раз русские под управлением германской династии Готторп-Голштейнских (известных в России как Романовы) - именно при них Россия завоевала всю Среднюю Азию, причерноморские степи, Кавказ, начала осваивать и заселять ранее открытые Восточную Сибирь и Дальний Восток.

Участники русского Drang nach Osten

Теги:


 

Архивы