Как прошёл заключительный съезд «Правого дела»

20.09.2011 | Фото


Легитимные остатки партии «Правое Дело» провели 20 сентября заключительный съезд. На нём было оформлен список кандидатов, идущих на выборы в Думу. Лидер партии Дунаев, которого соратники называют «мужественный человек», говорит, что в ПД остались только честные люди, а наибольшую поддержку либералам пока оказывает Дагестан.

Я пришёл в корпус «Гамма» гостиницы «Измайловская» к 10 часам утра. У входа стояло несколько крупных интеллигентных людей. Из их разговора я понял, что они стерегут съезд от набега сторонников магната «Прохорова». Потом их сменили несколько омоновцев, и по расслабившимся лицам интеллигентов стало ясно, что заседание останков партии должно пройти без провокаций.

На третьем этаже, в фойе блока залов «Москва-1 – Москва-2 – Углич» толпилось человек сто двадцать праводельцев – их отличительным признаком были анонимные бэджики «делегат», «оргкомитет» и «гость». Вот к колонне рядом с курительной урной прислонились три «делегата». «Всё же очень мужественный человек Дунаев», - вздыхали они. Выяснилось, что они имели в виду не только его драматическое противостояние с партийным крылом магната Прохорова, но и всю жизнь нового лидера партии. Сначала природоохранный институт и занятия самбо. Потом почти 5 лет службы в армии по контракту и работа в ЧОПе, смерть его маленькой дочки от рака. В общем, как заметил один «делегат», впервые либералы за более чем 20-летнюю историю их существования в России получили в свои лидеры человека из народа. А о перебежчиках в стан Прохорова, «всех этих певцах, кабинетных учёных, бывших министрах» «делегаты» отзывались как о «глистах», которые насосались соков у нас, а потом пошли паразитировать в другой организм». Позднее я услышал о перебежчиках ещё такие эпитеты: опарыши, жополизы, содержанки и пр., совсем уж нецензурные выражения.

В общем, были видно, что на этот съезд пришла относительно сплочённая масса единомышленников. «Относительно» - потому что во время заседания вспыхивали микробунты. Их быстро гасили, но факт есть факт.

В зале «Москва-1» на сцене съезда за партой сидел одинокий Андрей Дунаев. Справа от него была установлена трибуна. Туда постоянно кто-то выходил и говорил в микрофон. Собравшихся в зале Дунаев называл «коллеги» (с правом голоса, кстати, было 77 человек). Ни тебе «господ», «товарищей» и «граждан».

(Одинокий Андрей Дунаев за партой; вверху на фото - в кулуарах съезда)


Первым на трибуну вышел человек в сером костюме (он не представился, а по анонимному бэджику тоже было не узнать, кто это такой). Он зачитал несколько поздравительных телеграмм съезду. Наиболее тепло «коллеги» восприняли послание от лидера фракции «Справедливая Россия» Левичева, в которой тот хвалил «Правое дело» за то, что они не пустили криминал в партию. В тексте от Левичева также говорилось, что и «Справедливая Россия» против криминалитета в политике.

Затем человека в сером костюме сменил один из главных идеологов «Правого дела», сочинитель их программы, экономист Иноземцев. Он кратко рассказал, что стало бы, приди партия к власти. А была бы тогда помощь крестьянам и отмена подоходного налога для бедняков с зарплатами ниже 15 тыс. рублей в месяц. «А также мы бы распустили ФСО и корпоративные охранки!», - пообещал Иноземцев. Когда же он заговорил о желательности запретов оффшоров, Дунаев его вежливо прогнал с трибуны. Кроме того, лидер партии пожурил Иноземцева, что тот слишком вольно трактует программу.

(Выступает Иноземцев)


Потом на трибуну вышел бывший со-председатель партии Бовт. Он говорил около минуты. Но вот запомнить что-то из сказанного не получилось.

(Выступает Бовт)


И тут случился первый микробунт. С места поднялся «делегат» и стал кричать, что в программу партии надо включить фразу «Правое дело – партия Медведева! Партия требует от президента идти на второй срок!» Дунаев нехотя поставил на голосование эту поправку («демократия есть демократия», объяснил он). За неё проголосовал 1 человек, 8 воздержались. В общем, так Медведев лишился своей партии.

Затем «делегат» Фёдоров зачитал с трибуны федеральную «десятку», идущую во главе предвыборного списка. Там были «мужественный человек» Дунаев, масон Богданов, теннисистка Чакветадзе (Фёдоров только с третьего раза прочитал её отчество), правозащитник Брод, старейшина либерализма в России Томчин, экономист Иноземцев, сам Фёдоров и ещё несколько человек.

Дунаев напомнил собравшимся, что записки с репликами и вопросами надо отсылать некому Алексею Алексеевичу. Им оказался человек лет 20-22-х. Но ни одной записки к Алексею Алексеевичу так и не пришло: всем хотелось говорить вслух, а не писать.

К примеру, своим видением ситуации со мной поделился лидер калмыцких праводелов Батыр Балдыжин. Он тяжело переживал конфликт в партии, а также рассказал, что магната Прохорова были готовы воспринять даже буддистски просветлённые старцы 70-90 лет. «Было бы у нас тогда 15 процентов», - тяжело вздыхал Балдыжин. Но вместе с тем он понимает, что в ситуации конфликта уже хорошо, что была сохранена партия. «Пусть не сейчас, но через пять лет мы всё равно себя покажем!», - надеется он.

После небольшого перерыва на трибуну вышел президент Гильдии российских адвокатов Мирзоев. С болью в голосе он призвал всех правых России объединиться для спасения страны. «Ведь что получается: тёмные силы хотят отделить от России юг страны и Кавказ!», - разъяснил он.

(Выступает Мирзоев)


Снова на трибуну поднимается Фёдоров, уже не просто «делегат», а член федеральной «десятки». Он начинает зачитывать список всех официально утверждённых 377 человек, идущих на выборы. С каждой минутой читки – а всего у него эта работа заняла минут 35-40 – зал постепенно засыпал. Некоторые, правда, вздрагивали и выходили из сна, когда Фёдоров сбивался на трудных фамилиях, именах и отчествах, примерно на таких: Рамзан Крымович (фамилия неразборчиво – ф.нрзб.), Юрий Вулканович (ф.нрзб), Магомед Абдулкадырович (ф.нрзб), Андрей Харонович (ф.нрзб, Буян Владимирович (ф.нрзб), Цицеронова Ольга Владимировна.

И тут снова случился микробунт. На трибуну прорвался лидер кемеровских праводелов и начал рубить правду-матку: «Через полгода нас, как «Единую Россию», тоже начнут называть партией «жуликов и воров» - в такой компании, как Богданов, Фёдоров и прочая шатия-братия (видимо, имелись в виду одни из неформальных лидеров «Правого дела» - пятидесятники братья Рявкины)!». Братья Рявкины на этих словах как-то напряглись, сбоку от них появился крепкий человек, который направился к трибуне и согнал с неё правдоруба. Кстати, братья Рявкины, чтобы их не путали, на съезд надели галстуки разного цвета: один – красного, другой – синего.

(Один из братьев Рявкиных и Томчин)


(Братья Рявкины в кулуарах съезда)


(Богданов и Надеждин в кулуарах съезда)


Затем был полуторачасовой перерыв, во время которого партийная бюрократия готовила какие-то бумажки, по которым по закону съезд обязан проголосовать. Также за это время «делегаты» должны были бросить в прозрачную урну бюллетени с пометкой – согласны они или нет с федеральной «десяткой» и остальными 377 кандидатами.

В начале следующей части заседания радостный Андрей Дунаев из-за парты зачитал «коллегам» первый отклик на съезд: президент Дагестана рапортовал, что в их республике согласно опросам на первом месте идёт «Единая Россия», а на уверенном втором – «Правое дело». «Дагестан – сила!», - кто-то громко прокомментировал из зала.

Потом Дунаев огласил результаты голосования: выдано 75 бюллетеней, действительных оказалось 73, за – 61 голос, против – 12.

На этом юридически съезд был закончен. Но практически он продолжился в ресторане этажом ниже. Там Андрей Дунаев взобрался на импровизированную трибуну – сцену высотой в 2 ступеньки – и с бокалом вина в руке заверил «коллег», что «вот уже теперь в партии остались только честные люди». «Никаких «куршевельских» среди нас больше нет!», - добавил он. Все радостно чокались и обнимались.

Символично, что Андрей Дунаев выступал на фоне необычной карты на стене ресторана. Там была нарисована Россия, но не так, как часто её рисуют про-европейски настроенные сепаратисты – от восточной границы ЕС до Урала и без Кавказа. Эта же карта с надписью «Россия» обозначала её как территорию от Тихого океана до Урала. Такая дальневосточно-сибирская Россия. Интересно ещё, что на этой карте Курильская гряда обрывалась где-то посередине Сахалина. Четырёх самых южных островов там не было – то ли художник предполагал, что японские территории он не рисует, то ли острова ушли под воду.

(Дунаев выступает на фоне дальневосточно-сибирской России)


(Вот эта Россия более отчётливо)


А на выходе из корпуса гостиницы «Гамма» сразу начинался муляж входа в другую Россию – в версии ныне опального Юрия Лужкова. Вот в таком виде:



В общем, как всегда, в этой жизни у любого человека есть выбор пути. И у праводелов тоже.

Теги:


 

Архивы