Образ СССР и России в World Press Photo



Престижная фотопремия World Press Photo существует с 1955 года. По работам советских, а потом и российских фотографов, получавших призы на ней, хорошо заметно, как менялся образ нашей страны – от скучной и благополучной до трэша и угара, войн и терактов. В последние годы Россия вообще выпала из контекста мировой фотографии.

Премия World Press Photo, как правило, отражает основные общественно-политические события в мире. Она устроена так, что фотографы сами присылают свои работы (число снимков в последнее время достигает 40-60 тысяч), а затем жюри выбирает из них лучшие в нескольких номинациях. Как правило, гран-при завоёвывают фотографии, отражающие главный тренд года – будь то война во Вьетнаме, голод в Африке или теракты в России.

Советские фотографы регулярно завоёвывали премии в World Press Photo (первый раз сразу после её появления - в 1956 году). Однако СССР на тех снимках представал скучной, благополучной страной, полной маленьких радостей, природы или национального колорита. В то время как вокруг бушевали войны, революции или социальные волнения, СССР оставался заповедником непуганых людей.

Вот, к примеру, ряд советских фотографий – победителей в различных номинациях World Press Photo:

1977, Юрий Белинский:



Деревенская баня, Сергей Васильев, 1981. Daily Life, 1 приз:



1981, Эдуард Песов:



Березы. Юрий Кавер, 1984, Природа, 3-е место:



1985, Александр Макаров:



1985, Александр Гратченков:



Во времена перестройки, разумеется, всё изменилось: СССР предстал перед западными людьми как клокочущий котёл – с демонстрациями, очередями, Чернобылем, землетрясением в Спитаке и Горбачёвым:

1991, Андрей Соловьёв:



С приходом «реформ» и Ельцына (теперь уже) Россия снова попала в поле зрения Запада. Однако это уже была страна войн, инвалидов, униженных и оскорблённых. Можно с полным правом утверждать, что именно в 1990-е Россия стала выглядеть на фотографиях не лучше других развивающихся стран (с одной лишь разницей – она была населена белыми людьми, и для западного человека это выглядело колоритом на уровне «европейцы, а живут как в Африке»). Но именно такой колорит возвёл Россию в World Press Photo в безусловные лидеры. 2000 год стал пиком интереса к нашей стране за всё время существования премии – тогда Россия взяла сразу 8 премий в разных номинациях!

Журнал «Итоги» писал в 2000 году:

А в последнем году XX века России нашлось чем "поразить" мир: и полковником КГБ, ставшим президентом, и продолжающейся Чечней, и погибшей при невыясненных обстоятельствах подводной лодкой, и взрывами в центре столицы. Всякие "Путины" и "Курски" до финала не добрались (хоть, по словам Козырева, и были представлены), зато победили целых шесть "чеченских" сюжетов, сделанных силами и наших, и иностранных фотографов. К тому же в категории "Новости с места событий" первую премию получил "известинец" Юрий Штукин за снимок "Взрыв на станции московского метро" (имеется в виду, конечно, подземный переход под Пушкинской площадью). Соответственно русские лауреаты World Press Photo - это Штукин, Владимир Веленгурин из "Комсомолки" (первое место в категории "Общие новости" и третье - в категории "Люди в новостях": все - про Чечню) и Владимир Вяткин из РИА "Новости" (третье место за фотосерию в категории "Общие новости": опять Чечня). Итого, мы как фотографы взяли четыре приза, как "ньюсмейкеры" - восемь. (В категории "Повседневная жизнь" третий приз получила красивая, но вялая фотография француза Жюльена Даниэля "Московская улица". На самом деле - Печатников переулок.). Практически российская победа. По такой "репрезентативности" на конкурсе с нами соперничает лишь Израиль (война с арабами в пустыне, понятное дело, очень живописна). Но можно ли России радоваться тому, что она со своей Чечней и "Пушкой" оказалась в центре внимания на World Press Photo? Вряд ли.

Владимир Сёмин, 1995 год:



2003 год, питерец Сергей Максимишин, 1 приз в категории "arts and entertainment" (singles):



2004 год, Юрий Козырев, журнал Time, "Осада школы в Беслане", 2-е место, номинация "Новости, серия":



2000 год, "После взрыва в переходе на Пушкинской площади", Юрий Штукин, 1 место в категории Spot News Singles:



С утверждением стабильности и вертикали власти интерес к России в мире пропадает. Не катит даже привычный трэш и угар, присылаемый на конкурс: опустившиеся люди или лунный пейзаж на месте прежней материальной цивилизации. Попривык Запад к такой российской действительности. Лишь изредка теперь Россия попадает в кадр, да и то – западных фотографов (как это было с портретом Путина на обложке Time). Вот, к примеру, такой снимок:

2-е место в категории «Портреты» на World Press Photo 2011, голландский фотограф Joost van den Broek. Русский кадет Кирилл Леверский с легендарного российского парусника «Крузенштерн»:



Однако в 2011 году случился прорыв – первый приз вновь взяла Россия. Но триумфатором оказался не российский, а итальянский фотограф Давид Монтелеоне. Он работает в России с 2002 года, снимает для ведущих западных СМИ (от Time до New Yorker). Первой его значительной работой о нашей стране стала фотокнига «Душа России» (на итальянском она звучит «Dusha: Anima Russa»):







А главный приз World Press Photo Давид Монтелеоне получил за фоторепортаж о Северном Кавказе. В 2010 году он провёл несколько месяцев в Ингушетии, Чечне и Дагестане, сняв обыденную жизнь людей в этих местах:



















 



Источники фотографий:

Полностью архив российских призёров World Press Photo, начиная с 1956 года;

Несколько фотографий российских призёров World Press Photo в высоком разрешении;

Сайт Давида Монтелеоне.

Первое фото - Lucian Perkins/The Washington Post, США, май 1995. Чечня.

 

Теги:


 

Архивы