Повседневная жизнь во время войны в Дагестане

04.05.2013 | Фото


В Дагестане 14-й год идёт борьба исламских повстанцев против местных и федеральных властей. За это время погибли тысячи людей с обеих сторон, и пока не видно, как остановить эту войну. Лучше всяких боевых сводок о реальном положении дел в Дагестане говорят фотографии обыденной жизни в салафитских селениях и семьях.

1 мая недалеко от центрального рынка Махачкалы прогремел взрыв. Погибли двое подростков, ещё двое человек были ранены. За 2010-2013 годы это был 22 взрыв бомбы в людном месте в Дагестане, в общей сложности при этих терактах погибли десятки людей.

Массовый террор стал нормой для этой кавказской республики – в ней уже почти 14 лет идёт повстанческая борьба религиозных фанатиков (часто называемых салафитами или ваххабитами) против местной и федеральной власти. В её ходе были убиты тысячи повстанцев, их приспешников и мирных граждан, с другой стороны погибли сотни чинуш и силовиков.

Число боевиков в Дагестане оценивается в 1-1,5 тыс. человек, ещё около 5 тыс. человек являются их «активными пособниками».

В последние годы в ряды дагестанских салафитов стекаются мусульмане со всей России, в том числе и русские, принявшие ислам. Показателен тут пример боевика Алексея Пашинцева, 28 августа 2012 года руководившего ликвидацией духовного лидера мусульман Дагестана Шейха Саида Афанди (Чиркейского).

Смертница под видом прихожанки прошла в дом одного из жителей села Чиркей Буйнакского района, где проповедовал Шейх. В этот момент во дворе дома собралась толпа людей. Во время молитвы смертница приблизилась к духовному лидеру и взорвалась. Жертвой теракта стал сам Саид Афанди аль-Чиркави, а также шесть прихожан. Смертницей оказалась жена одного из членов бандподполья Аминат Курбанова (она же Алла Сапрыкина), исчезнувшая из дома в марте 2012 года.



23-летний Алексей Пашинцев или Абдул Малик, как он себя называет, руководил подготовкой Сапрыкиной. Он родился в Белгородской области, в 2008 году поступил в Белгородский госуниверситет, но долго там не проучился - за плохую успеваемость и поведение в 2010 году его отчислили. В это время он начал тесно общаться с местными радикально настроенными исламистами и принял мусульманство. Алексей планировал уехать в Египет, поступать в крупнейший в мире исламский вуз Аль-Азхар для углубленного изучения шариата. Но для начала он решил на практике закрепить «знания».  В январе 2012 он переезжает в Дагестан. Проходит учебу в тренировочном лагере кадарской бандгруппы, главарем которой является 35-летний Рустам Асильдаров.

После обучения Асильдаров назначает Алексея главой бандгруппы Буйнакска. Самыми ярыми фанатиками становятся как раз новообращённые. После своего назначения Абдул Малик яро принялся за дело – на счету его группы более десятка убийство полицейских, чинуш и духовных лиц.

Лучше всяких боевых сводок о реальном положении дел в Дагестане говорят фотографии обыденной жизни в салафитских селениях и семьях. Они сделаны фотографами Юрием Козыревым и Марией Турченковой.

Женщина из семьи салафитов в Каспийске:



Полицейский разыскивает в лесу землянку повстанцев – после того как спецназ отказался это сделать. Этот полицейский пережили три покушения на себя:



В Дагестане почти половина территории заблокирована под режим «контртеррористической операции». На этом фото федералы проводят обыск в одном из сёл:



Зухра сидит в комнате своего дома. Она была ранена в ногу при проведении КТО. После этого её арестовали и допрашивали в течение двух дней:



Регулярная проверка дома спецназом проводится в одном горном селе:



Магомед, школьный учитель, показывает своему 2-летнему племяннику, как обращаться с автоматом:



С военного вертолёта осматривают окрестности горного села:



КПП на горной дороге:



Обнаружена землянка, в которой скрывались повстанцы-салафиты – недалеко от горного села Кидеро:



Пулевые отверстия над кроватью в доме, где в ходе спецоперации были убиты 4 боевика:



Патимат была замужем трижды – и все три её мужа были убиты в ходе спецопераций:



Этот молодой человек был убит в 2008 году. Считается, что он был остановлен на КПП, после чего открыл огонь по спецназу. Ответным огнём он был убит, в его теле нашли около 100 пуль:



Похороны в селе Гимры:



Мужчина стоит в сгоревшей мечети. За три дня до этого на мечеть во время вечерней службы  сделали налёт неизвестные вооружённые лица. Был убит имам мечети и два прихожанина:



Вечер в семье салафитов в селении Гимры:



Мальчик учит Коран в одной из мечетей Махачкалы:



Антикоррупционный митинг в центре Махачкалы. Российская система правосудия не имеет реальной власти в Дагестане, её заменяет кумовство. Многие недовольны этой ситуацией, на чём играют лидеры джамаата, заявляющие, что в Дагестане надо строить справедливое общество «на основе законов шариата»:



Люди сидят на празднике в одном селении:



Аят Абдурахманова перед своей квартирой в Махачкале:



Справа - Субигат Гасанова. Её муж был похищен в центре Махачкалы людьми в камуфляжной форме. Спустя 9 месяцев о нём так и нет никаких известий. Делом Гасановой занимается «Мемориал»:



Магомед Шапи посещает могилу сына Али, убитого полицией в 2007 году:



Таисия Сатабалова (справа), считает, что её сын, Марат Сатабалов, был избит до смерти полицейскими из-за его длинной бороды (она считается в Дагестане верным признаком приверженцев ваххабизма). Слева его жена Луиза:



Дела о похищении и последующем убийстве сыновей Магомеда Саидгаджиева (крайний справа) и Магомеда Шапи (крайний слева) ведёт правозащитная организация «Мемориал»:



Сводка разыскиваемых боевиков на КПП в Кизляре:



Фарида Ахмедова. Её муж Али был убит 17 сентября 2009 года:



Постер и мечеть - памятник мулле Гази, который был первым имамом Кавказского имамата, погибшим в 1832 году в борьбе против русской армии:



+++

Ещё в Блоге Толкователя о жизни на Кавказе:

Чеченские батальоны Кремля: армия академика Кадырова

Чечня – это единственный регион России, откуда не набирают рекрутов в российскую армию и где Кремль согласился на создание местных подразделений, подконтрольных де-факто лишь главе республики. По разным данным, в распоряжении Рамзана Кадырова находится от 10 до 30 тысяч вооруженных и боеспособных людей.



***

Страдают молча: лица гражданской войны в Дагестане

В Дагестане продолжается война «несогласных» против чиновников и силовиков. Под молот этого противостояния попадает и мирное население. Число жертв всех сторон ежегодно идёт на сотни человек. Американский фотограф Диана Маркосян показала, как выглядит жизнь в этой «горячей точке» планеты у родственников погибших «несогласных».



***

Свадьба в Чечне

Свадебные церемонии в Чечне всё больше становятся под контроль шариатской традиции. Одновременно подключена и государственно-репрессивная машина: штрафы за похищение невест и требование калыма, обследование на ВИЧ. Как выглядит чеченская свадьба, сделала репортаж американка Диана Маркосян.



+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк - 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – [email protected]

PayPal - [email protected]

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

 

Теги:


 

Архивы